Что служит сегодня самым важным источником расхождений между Россией и Западом? Не проблемы, которые часто мелькают в новостях — Иран и Афганистан, а вопрос о спорных окрестностях Европы, о будущем стран, лежащих между восточной границей НАТО и Европейского Союза и западной границей России. Хотя и Запад, и Россия продолжают говорить о сотрудничестве в сфере европейской безопасности, в этом регионе вновь возобновилась борьба за геополитическое преобладание.

Сегодня Россия открыто претендует на сферу интересов в пограничье, что напрямую противоречит обязательствам, которые она взяла на себя в рамках Хельсинкского процесса. Ее государственная политика и военная доктрина считают НАТО главной внешней военной угрозой и оправдывают военное вмешательство в дела соседних государств. Новые предложения президента Дмитрия Медведева в области паневропейской безопасности, хотя и изложены гладким дипломатическим языком, неприкрыто нацелены на то, чтобы блокировать и ослабить влияние Запада.

Вместо того, чтобы идти в 21 век, Россия, похоже, намерена вернуться к стратегическому мышлению19 века. Кремль надеется, что, пока администрация президента США Барака Обамы фокусируется на Афганистане и Иране, Запад, нуждающийся в сотрудничестве со стороны России, уступит ее требованиям.

Москва не ограничивается словами. Восемнадцать месяцев назад в Европе разгорелся конфликт с участием России и Грузии. Это была маленькая война, но она подняла большие вопросы. Бои шли не только за будущий статус двух отколовшихся от Грузии областей – Абхазии и Южной Осетии, - которые поддерживала Россия. Это, безусловно, было одной из причин конфликта, однако главной причиной войны было стремление Грузии ориентироваться на Запад, и желанье России ей в этом помешать.

Многие дипломаты предпочли бы забыть эту войну, замести ее под ковер, однако ни одна из лежащих в ее основе проблем до сих пор не решена. По-прежнему не найдено надежного решения для Абхазии и Южной Осетии. Россия по-прежнему хочет, чтобы Грузия прекратила стремиться на Запад. На Северном Кавказе растут нестабильность и сепаратизм, что делает регион в целом взрывоопасным.

В конце января администрация Обамы впервые недвусмысленно подтвердила свою приверженность стратегии демократического расширения, господствующей на Западе уже двадцать лет – с тех пор, как рухнул «железный занавес». Выступая в Париже, госсекретарь Хиллари Клинтон напомнила нам, что расширение НАТО и Европейского Союза привело восточную часть Европы к беспрецедентному уровню стабильности и безопасности, что Россия также пользуется преимуществами этой стабильности и что важно оставить двери Европы открытыми для дальнейшего расширения.

Однако, что делать со странами, оказавшимися между Европой и Россией — например, с Украиной и Грузией? Украина только что выбрала президентом Виктора Януковича, который вряд ли будет стремиться к интеграции в НАТО. Более того, если он выполнит свое обещание и вступит в таможенный союз с Россией, Белоруссией и Казахстаном, это станет препятствием к вступлению в Евросоюз, однако автоматически не избавит Украину трений с Россией.

Несмотря на победу Януковича, Украина становится все более европейской и постепенно выходит из сферы российского влияния, пусть и своеобразным, довольно хаотическим путем. В свою очередь, грузины, как бы они не относились к президенту Михаилу Саакашвили, тоже хотят быть с Западом. Это значит, что Россия, скорее всего, будет все так же пытаться привести эти страны к покорности и ее попытки будут все так же приводить к раздору и конфликтам.

Какой же политики придерживается Запад? В сущности, у него сейчас нет полноценной восточной стратегии. Моральный и стратегический подход девяностых исчерпал себя. Окончательно добили его российско-грузинская война и последние выборы на Украине. И, как бы отрадно ни звучали слова Клинтон о необходимости защищать право стран решать собственную судьбу, в Европе нетрудно услышать шепотки о том, что некий новый вариант «финляндизации» может стать для таких стран, как Украина и Грузия, разумным компромиссом.

Западу пора открыто обсудить, какой должна быть его стратегия— и какой она быть не должна. Два десятилетия назад Запад отказался от «сфер влияния». Кровавая история Европы показала нам, что принуждать страны против их воли выступать на нашей стороне неправильно и ведет к конфликтам в будущем.

Если мы по-прежнему в это верим, нами нужно выработать новый моральный и стратегический подход к таким странам и подкрепить его полноценной стратегией. Мы должны дать понять Москве, что она имеет право на безопасность, но не вправе вмешиваться в дела соседей, свергать их правительства и не позволять им вести независимую внешнюю политику.

Обама поступает правильно, пытаясь перезагрузить отношения с Кремлем и наладить сотрудничество с ревизионистской Россией. Однако, делая это, мы должны осознавать, в чем именно состоит наша стратегия по данному ключевому вопросу. Сейчас, когда Соединенные Штаты и Россия намерены заключить новый договор о контроле над вооружениями, настало время задаться вопросом о том, что нам делать со спорными окрестностями Европы.

Рональд Асмус - исполнительный директор брюссельского Трансатлантического центра Фонда Маршалла «Германия-США» и автор книги «Маленькая война, которая потрясла мир: Грузия, Россия и будущее Запада» (The Little War That Shook the World: Georgia, Russia and the Future of the West».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.