Интервью Day.Az с доктором политических наук, профессором кафедры Международных политических процессов факультета Политологии Санкт-Петербургского Государственного Университета Сергеем Ланцовым.

- По-вашему, почему Барак Обама все же не произнес слово «геноцид», выступая со своим традиционным ежегодным обращением к представителям армянской диаспоры в связи с годовщиной событий 1915 года в Османской Турции?

- Для США было бы не разумно однозначно признавать «геноцид армян», поскольку это скажется на отношениях с Турцией, а далее может отразиться на положении дел вокруг Ирака, иракского Курдистана и т.д. Обама и его окружение естественно взвесили все «за» и «против», и факторов «против» того, чтобы называть этого слово, оказалось больше. В результате, с одной стороны, слово «геноцид» он не назвал, но не упомянуть о тех событий и вовсе не мог, чтобы потом его не обвинили бы в том, что он игнорирует эту проблему.

- И как теперь будут складываться американо-турецкие и американо-армянские отношения?

- Ничего радикального не произойдет. Если говорить об американо-турецких отношениях, там есть немало подводных камней. Политика нынешнего турецкого правительства не всегда отвечает американским интересам, а в первую очередь отвечает собственным интересам. Это, конечно, вызывает определенные осложнения в отношениях Турции и США, но каких-то серьезных кризисов не ожидаю.

Что касается отношений США с Арменией, то они для Штатов имеют намного меньшее значение, чем отношения с Турцией, и каких-либо радикальных изменений здесь я тоже не вижу.

- Все эти события как-то могут отразиться на карабахском урегулировании?

- Если исходить из тех событий, которые мы наблюдаем в последнее время, то изменений в карабахском урегулировании я не предвижу. Имею в виду, что признание или непризнание «геноцида» влияние на урегулирование не оказывает. Карабахский конфликт в настоящий момент заморожен и для того, чтобы что-то сдвинулось с мертвой точки, необходимо, чтобы в мировой политике произошли крупные события или события случились внутри тех стран, которые имеют к конфликту непосредственное отношение.

- Накануне обращения Обамы к армянам США перед народом Армении с обращением выступил президент этой страны Серж Саргсян, который заявил о том, что Армения со своей стороны замораживает процесс ратификации армяно-турецких протоколов. Кто от этого может проиграть в первую очередь, или проигравших тут нет?

- Ну, вообще-то от этого проиграет только Армения. Потому что она больше заинтересована в нормализации отношений с Турцией, и, прежде всего, в экономическом плане. Для Турции открытие границы с Арменией не имеет большого значения. Тем более там очень болезненного относятся к событиям 1915 года.

- То есть ожидать каких-либо изменений в армяно-турецких отношениях в ближайшее время не стоит?

- По правде говоря, я изначально не верил, что в этих отношениях возможны какие-то подвижки. Есть принципиальные разногласия и пока они не будут решены, открыть границу вряд ли получится. То есть все происходит так, как и должно было.

- А как поведет себя сейчас Россия во всей этой ситуации?

- Россия заинтересована в сохранении статуса-кво. Объясню. С одной стороны, нужно решать проблему Нагорного Карабаха, нужно непременно улучшать отношения с Турцией, сохранять прочные отношения с Арменией и с Азербайджаном. Однако с другой стороны, нужно быть очень осторожными, потому что крен в ту или иную сторону совершенно не допустим, так как может измениться баланс сил. То есть Россия сейчас будет развивать отношения с Турцией, но максимально осторожно, чтобы не испортить отношения с Арменией и при этом сохранить очень важные партнерские отношения с Азербайджаном.