То, что данные выборы станут определенным водоразделом между прошлым и будущим, было ясно уже давно. В стране сложилась уникальная ситуация, когда при отсутствии подавляющего преимущества одной стороны, правящей элите ничего угрожает. С другой стороны, объединенными усилиями «радикальной оппозиции» и северного соседа, имидж Грузии, как страны, строящей гражданское общество, был сильно подорван. Возникла необходимость показать миру способность новой Грузии к проведению выборов, приближенных к демократическим стандартам. Все это не просто сделало возможным праздник демократии, но и получить реальный политический срез грузинского общества.

Итак, начнем с итогов в общенациональном масштабе. По предварительным данным по стране больше всего голосов набрало Единое Национальное движение. Конечно, цифра 66, 77 % не отражает положения дел во всех регионов. Дело в том, что в районах компактного проживания национальных меньшинств результаты для правящей партии, которая традиционно пользуется безоговорочной поддержкой населения, участвующего в выборах, были ожидаемо высокими. Например, в Марнеульском районе за Национальное движение проголосовало 82,68% избирателей, в Ахалкалакском районе 88,45 %, в Дманиском районе 69,8%, в Ниноцминдском районе 76,72 %. Впрочем, здесь оппозиция должна винить только себя. Напомню, что в Ахалкалакском и Ниноцминдском районе более 80% населения составляют армяне, а в Марнеульском и Дманиском районах азербайджанцы. Впрочем, здесь оппозиции надо винить самих себя. Конечно, сложно предположить, что азербайджанец из Садахло или армянин из Ахалкалаки проголосует за этнонационалистов из «Национального совета», только потому, что они часто ездят в Москву. Но ведь другим партиям, например Альянсу или христианским демократам никто не мешал составить программу, соответствующую чаяниям населения районов. Игнорирование оппозиционным спектром проблем этнических меньшинств Грузии, при явном желании властей интегрировать эти самые меньшинства в общественно-политическую структуру страны привело к тому результату, который мы имеем. В сущности, в данных регионах повторились результаты президентских и парламентских выборов 2008 года, что косвенно подтверждает легитимность тех выборов.

Гораздо интереснее результаты выборов в Тбилиси. По сравнению с 2008 годом, когда Михаил Саакашвили проиграл выборы, в Тбилиси получив чуть более тридцати процентов голосов избирателей, результат по пропорциональным спискам 51, 93% значительный прогресс. Этому также есть свои объяснения. Говоря о мотивации избирателей, следует учитывать тот факт, что избиратель голосует не столько за сделанные дела, их то у националов было в избытке, сколько за ожидания. Причем, реальные ожидания. На дешевую популистскую уловку о дешевых коммунальных услугах мало кто поддался, тогда как реально осуществляемая программа «Новая жизнь старому Тбилиси», в рамках которой уже десятки семей были переселены в комфортабельные квартиры, явно добавила голосов Гиги Угулава. Да и вид работающих ночью коммунальщиков, которые обустраивали дворы и улицы далеко не только в предвыборный период.

Крайне интересны выборы в Батуми, но совсем по другой причине. Да, в Батуми победу ожидаемо одержало Единое Национальное движение. Перерытые улицы города, пять строящихся сетевых отеля мировых брендов, полтора миллиона строящихся квадратных метров в городе с населением едва превышающем сто тысяч человек, являются достаточным объяснением победы правящей партии. Но, интересно другое, Альянс потерпел в Батуми сокрушительное поражение, пропустив вперед не только христианских демократов, но и про «Национальный Совет». По результатам выборов Единое Национальное движение получило 58,57% , христианские демократы 15,43%, Национальный Совет 12, 35%, а Альянс лишь 10,74%. Понятно, что за Национальный Совет голосовали сторонники Аслана Абашидзе и близкие Зураба Ногайдели. Однако, пикантность ситуации заключается в том, что еще совсем недавно центральная часть Батуми считалась безраздельной вотчиной Республиканской партии, входящей в Альянс. Тут мы имеем дело с классическим случаем, когда сложение политических сил ведет к потере избирателей. Уверен, участвуй республиканцы на этих выборах самостоятельно, они бы набрали в Батуми куда больше голосов. Однако, присутствие в списке блеклых, никому не известных правых и кадровые просчеты команды Аласания (вся его батумская команда состояла из бывших молодых националов, не сумевших из-за чрезмерных амбиций остаться в правящей партии) привели к закономерному результату.

В остальном выборы прошли ожидаемо и хорошо. Ожидаемо, потому что Национальное движение, если не учитывать районы компактного проживания этнических меньшинств, набрало более пятидесяти процентов голосов избирателей. Это вполне отражает общественное мнение и этого достаточно, чтобы проводить свою политику на местном уровне. Вместе с тем, эти уровни уникальны сразу по нескольким пунктам. Во первых, впервые за послевоенную историю Грузии выборы прошли без фальсификаций, и даже административный ресурс власти использовали как то стыдливо. Во вторых были выполнены большинство рекомендаций западных стран и гуманитарных организаций. Это не значит, что нарушений не было совсем, но их абсолютное значение никак не могло повлиять на результаты выборов. Еще один, крайне важный результат, впервые в истории Грузии проигравшие (речь идет об основных проигравших, а не о маргиналах) признали свое поражение и даже поздравили победителя. Еще совсем недавно такого в Грузии и представить себе никто не мог. И наконец, наличие серьезной оппозиционной силы внутри представительной власти предоставить бесценный в новейшей истории Грузии опыт политического противостояния внутри властных структур, а не на улице. А этот опыт дорогого стоит.