В солнечный летний полдень в саду недавно отремонтированного пансионата на берегу Черного моря, компания отдыхающих российских офицеров ФСБ и МВД поднимает стаканы с водкой и пьет за свой будущий отпуск в сепаратистской республике Абхазия – любимом месте отдыха сталинской элиты. Недавно Абхазия получила номинальную независимость, но взамен превратилась в колонию России, которая в 2008 году помогла ей и Южной Осетии отделиться от Грузии и теперь чувствует себя здесь как дома.

Хозяин, глава департамента по приватизации и инвестициям курортного города Гагры Александр Цишба, выглядит довольным. После 15 лет экономической блокады со стороны Грузии, в Абхазию практически не шли инвестиции, ее курорты пустовали, а экономика – за вычетом горстки предприятий, подконтрольных российской Федеральной службе безопасности, - стагнировала. Сейчас, когда в Абхазии разместились 3000 российских солдат, старые друзья Цишбы из ФСБ начали скупать лучшую недвижимость мятежной республики. «Чтобы покупать недвижимость в Абхазии они используют особые отношения, которые сложились у них с нами благодаря долговременным контактам», - объясняет он с улыбкой.

«Особые отношения» с Абхазией сложились у российских спецслужб еще во времена советского КГБ, задолго до того, как в 1991 году регион откололся от Грузии. Со сталинских времен среди родственников в каждой второй абхазской семье был либо офицер КГБ, либо секретный агент, либо осведомитель. Как сообщили NEWSWEEK бывшие агенты, Москва предоставила крошечной закавказской провинции особый статус – автономной республики в составе Грузинской Советской Социалистической Республики, —чтобы КГБ могло построить на обрамленном пальмами приморском бульваре в Сухуми свою симпатичную штаб-квартиру. Местные жители нередко хвастаются, что «Абхазия била мировые рекорды по числу секретных агентов на душу населения», - рассказывает Лаврик Миквабия, полковник абхазских пограничников. А трехзвездный генерал Владимир Рубанов, некогда возглавлявший аналитическое управление КГБ, заметил NEWSWEEK, что «КГБ в Абхазии всегда был на особом положении. Когда я приезжал туда провести отпуск и шел пить пиво с другом – высокопоставленным сотрудником абхазского КГБ, мы не платили ни за пиво, ни за крабов – только показывали наши удостоверения».

На Кавказе уважают традиции. Поэтому никого не удивило то, что в 1991 году, после распада Советского Союза, ФСБ, как преемница КГБ, унаследовала санаторий «Маяк» - бывший реабилитационный центр для агентов госбезопасности. Или то, что семьи сотрудников Федеральной службы охраны, охраняющей президента и прочих высокопоставленных чиновников, начали проводить лето на бывшей даче Хрущева— огромной, тщательно охраняемой прибрежной базе отдыха в Пицунде, территория которой занимает более 10 километров. Теперь вдобавок к этому в Абхазии появилось множество бывших и действующих офицеров ФСБ, которые арендуют или приватизируют роскошные отели, санатории и дачи в самых престижных местах.

За два года, которые прошли с тех пор, как Россия военным путем «освободила» Абхазию и Южную Осетию от власти Республики Грузия, русификация этих двух областей стала идти еще интенсивнее. Практически все наиболее знаменитые архитектурные памятники Абхазии попали в руки российских инвесторов: построенный в 19 веке дворец принца Ольденбургского; Башня Ольги, еще один элегантный дворец в мавританском стиле в возвышающихся над городом холмах; и самая древняя достопримечательность Гагр – старинная персидская крепость Абаата, восходящая к 4-5 веку. Вдоль берега вырастают новые роскошные здания, такие как открывшийся в прошлом январе отель «Дельфин». Туристическая отрасль Пицунды выходит из многолетней послевоенной комы, и Цишба, гагрское светило приватизации, даже гордо называет город «лучшим курортом ФСБ».

Управляющий отеля «Дельфин» Александр Чукбар с ним согласен, но при этом осторожно добавляет, что новые владельцы – «не те люди, к которым можно просто подойти, чтобы поговорить». В советские времена КГБ был государством в государстве. Сейчас бывший офицер КГБ Владимир Путин и его окружение из бывших шпионов по-прежнему в изрядной мере контролируют страну, и ФСБ запустило руки практически во все крупные российские предприятия. Бывшие офицеры, ставшие предпринимателями, встречают теплый прием в своем старом абхазском гнезде и приносят с собой многомиллиардные инвестиции. Российская государственная нефтяная компания «Роснефть», известная своими связями с руководством российских спецслужб, открыла в этом году в Сухуми свое представительство и вложила 32 миллиона долларов в программу геологических изысканий на черноморском шельфе, который считается потенциально богатым нефтью.

Примеру шпионов последовали другие группы российской элиты. Мэр Москвы Юрий Лужков, не теряя времени, заполучил большой кусок земли под Гаграми для строительства огромного курортного комплекса (местные называют его «Проект Москва»). Одновременно он строит в Сухуми гигантский офис, чтобы координировать инвестиции из Москвы, который получил название «Дом Москвы». Российские министерства обороны, сельского хозяйства и внутренних дел также вернули себе государственные дачи в Сухуми, Гаграх и Гудауте, чтобы их сотрудники могли проводить там отпуск. Губернатор расположенного на юге России Краснодарского края Александр Ткачев последние два года проводил лето на даче, построенной начальником сталинской тайной полиции. Он арендовал ее у местного правительства, которое не может позволить себе сделать на ней ремонт. Сергею Кириенко, главе российского агентства по атомной энергии, как уверяет местная администрация, принадлежит один из абхазских винных заводов.

Однако больше всего средств вложил в Абхазию премьер-министр Владимир Путин, посетивший ее прошлым летом в первую годовщину войны и пообещавший выделить 500 миллионов долларов государственной помощи на укрепление обороны Абхазии. Кроме этого он пообещал инвестировать миллионы в масштабный проект по развитию Пицунды, прославленной своими гигантскими реликтовыми соснами, которые нравятся новым российским элитам не меньше, чем царям и советским бонзам. Российское правительство планирует строить, как выразился глава местной администрации Астамур Кецба, «город Путина», —роскошный курорт с портом для яхт, оздоровительными клубами и частными пляжами. Он должен быть готов к началу Зимней олимпиады-2014 в соседнем Сочи. Президент Абхазии Сергей Багапш заявил NEWSWEEK, что он уже получил 300 миллионов рублей из предложенных 9 миллиардов, и что они с Путиным достигли соглашения, которое позволит российским гражданам владеть недвижимостью в Абхазии. Он также похвастался, что открывающийся через месяц аэропорт в Сухуми будет лучше сочинского, и что вскоре в сепаратистской республике разместятся российские ракеты С-300 (класс «земля-воздух»).

Далеко не все местные жители рады наплыву российских денег. Многие опасаются за недавно обретенную независимость республики. Томара Лакрба, главный архитектор городов Гагры и Пицунда, рассказывает, что она была поражена, когда увидела проект «города Путина», многоэтажные строения которого показались ей слишком высокими и уродливыми на фоне трех- или четырехэтажной местной архитектуры. «Я поняла, что российская служба безопасности дала нам нашу свободу для того, чтобы получить возможность решать, что покупать и что строить в наших городах», - говорит она.

Многие молодые абхазы опасаются, что российская элита полностью скупит их маленькое, но гордое государство. «По-моему, русские не понимают, что мы другие и не хотим снова попасть под власть КГБ. Мы никогда не отдадим свою землю Грузии, но когда мы говорим о независимости, мы имеем в виду и независимость от России», - говорит молодой общественный активист из Сухуми Ахра Смыр. Многие молодые абхазские активисты делились c NEWSWEEK своим недовольством тем, что российские танки разрушили дороги в районе Гали, а также тем, что международный телефонный код Абхазии теперь +7 – такой же, как у России.

Крошечная абхазская армия тоже чувствует давление ФСБ, взявшей под контроль границу с Грузией. Абхазы сейчас контролируют лишь 2 контрольно-пропускных пункта (всего их больше дюжины), около 120 абхазских офицеров лишились работы. Шестьдесят из них были просто уволены, а еще 60 стали таможенниками. «Мы все ветераны войны, - говорит командующий абхазскими пограничниками полковник Лаврик Миквабия. – Мы проливали кровь за свою свободу. Пограничникам из ФСБ следовало бы об этом помнить и не обращаться с нами так, как будто бы Абхазия стала их колонией».

Впрочем, пересматривать пакт с могущественным северным соседом, по-видимому, уже слишком поздно. Границу с Грузией охраняет целая дивизия российских пограничных войск, подчиняющихся ФСБ. Ярко-оранжевые грузовики с двуглавым орлом — эмблемой российского Федерального агентства специального строительства — уже везут по прибрежным дорогам песок и гравий для семиэтажного здания, которое ФСБ строит для пограничников и их семей в Гали, райцентре на грузинской границе.

На фоне хлынувших в Абхазию потоков российских денег призывы госсекретаря Хиллари Клинтон к немедленному выводу российских войск выглядят как пустой звук. Об условиях завершившего войну договора о прекращении огня, по которым Россия обещала уйти, можно не вспоминать. «Россия только пришла», - заявил NEWSWEEK президент Багапш. И Западу стоит «оставить иллюзии и не надеяться, что те, кого он называет «российскими оккупантами», в ближайшее время покинут республику».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.