Семья горевала. Политики изрекали свои хмурые соболезнования. За исключением вышеперечисленного, гибель в этом месяце первого грузинского солдата в Афганистане не вызвала практически никакой иной общественной реакции в Тбилиси.

Кремлевский телеканал Russia Today заявил, что убийство Мухрана Шуквани в провинции Гильменд, которая славится своей жестокостью, «разожгло горячие дебаты» о роли Грузии в натовской операции в Афганистане. Он процитировал высказывания  представителя неизменно враждебной антагонистической, но не пользующейся успехом у избирателей Лейбористской партии, в которых тот обвинил грузинского президента Михаила Саакашвили в использовании крови молодых грузин для реализации своих политических амбиций.

Дальше этого воображаемые «горячие дебаты» не пошли. В Грузии не наблюдалось никаких существенных антивоенных протестов, несмотря на ввод ее войск в Афганистан и в Ирак, где также погибло пятеро грузин. И хотя общественное мнение расходится в том, должна ли Грузия посылать своих солдат в отдаленные горячие точки, некоторые расценивают это как риск, на который следует пойти, чтобы доказать насколько страна ценна для Запада.

«Благодаря нашей роли в зарубежных миротворческих операциях растут престиж и международная поддержка Грузии», — сказал один из респондентов, участвовавших в опросе по поводу смерти Шуквани, который проводился одной из грузинских газет.

«Если Грузии хочется быть частью цивилизованного мира, она должна участвовать в операциях по поддержанию мира, цель которых — обеспечить безопасность на всем земном шаре», — предложил другой.

Когда Грузия впервые направила свои войска на поддержку американских оккупационных сил в Ираке, сотрудник министерства обороны сказал мне, что целью было показать, что Грузия является «не только потребителем глобальной безопасности, но и делает свой собственный вклад в ее поддержание». Местные представители власти до сих пор имеют эту фразу на вооружении. И хотя они вывели из Ирака 2 тыс. солдат во время войны с Россией в 2008, нынешний контингент грузинских войск в Афганистане, насчитывающий 950 человек, судя по всему, выводить оттуда никто не собирается.

И причина этого, судя по всему, имеет большее отношение к локальной, а не глобальной безопасности. Грузия хочет продемонстрировать свою надежность в качестве военного партнера, пока не отступая от своего, пусть и угасающего, стремления вступить в НАТО. И это логично, если учесть, что российские войска все еще дислоцируются в одном лишь часе езды от Тбилиси, тем самым нарушая соглашение о перемирии, положившее конец войне 2008 года.

Многие грузины рассматривают членство в НАТО как потенциальное профилактическое средство против дальнейших поползновений со стороны России. И для того, чтобы они передумали, может понадобиться, чтобы в бесчеловечной гильмендской глуши погиб еще один грузинский солдат.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.