Грузия имеет очень хорошие отношения с НАТО и очень плохие с Россией. Война была короткой, но ее последствия продолжают ощущаться. Поэтому грузинскому президенту Михаилу Саакашвили вряд ли было безразлично, когда НАТО и Россия на прошлой неделе прямо-таки сердечно общались друг с другом и говорили об историческом сближении. Российский президент Дмитрий Медведев заявил в Лиссабоне, что Грузия является самым серьезным спорным вопросом в отношениях между Брюсселем и Москвой. Вскоре после этого слово взял Саакашвили. Сначала он дал интервью французской газете Figaro, а во вторник он выступил перед Европейским парламентом.

Грузинский президент, который раньше мог произнести любую тираду против Москвы, сделал самые нерезкие высказывания с момента августовской войны двухлетней давности. По его словам, он готов протянуть руку России, поскольку он сам и грузинский народ желаю того, «чтобы Россия была партнером, а не врагом». Ожидает ли нас большое примирение бывших противников? «Представьте себе, - сказал Саакашвили, - что мы в течение ближайших 50 лет будем врагами. Это нежелательно. Мы не можем изменить географию нашего государства, но мы должны найти возможность договориться друг с другом». И затем он еще пообещал – поскольку его собственная армия слабее, это не прозвучало особенно легкомысленно, - что Грузия никогда не будет пытаться силой добиться единства страны. После войны Москва признала независимость Абхазии и Южной Осетии, но с точки зрения международного права они по-прежнему являются частью Грузии.

Однако Россия не готова попасться на эту удочку. «Замечательная речь Саакашвили, ему можно только поаплодировать, - заявил официальный представитель (так в тексте – прим. перев.) Комитета по международным делам российской Государственный Думы Константин Косачев. – Проблема в том, что он перед августом 2008 года также говорил о том, что не собирается применять силу». Теоретически переговоры возможны, считает Косачев. Однако их условия вряд ли будут приемлемы для Саакашвили – он должен признать, что он совершал ошибку, начав военную операцию. Он также должен, по словам Косачева, прекратить называть Абхазию и Южную Осетию оккупированными территориями. Во вторник московское Министерство иностранных дел вполне недипломатично заявило, что «с нынешним руководством в Тбилиси обсуждать нечего».

Есть достаточно причин, которые заставляют Саакашвили добиваться расположения России. Проводя курс на конфронтацию он будет мешать только что достигнутой разрядке между Востоком и Западом, и, возможно, это ему уже объяснили в Вашингтоне. Оппозиция внутри страны укрепляет свои ряды и требует изменения проводимого сейчас курса в отношении России. По данным опроса, проведенного Международным республиканским институтом (International Republican Institute), 78 процентов грузин выступают за восстановление прежних отношений со своим соседом, и этого просто не может не учитывать политик, играющий на инстинктах. Однако за свое место он держится очень крепко.

Хотя экономика Грузии и восстановилась после кризиса, ее перспективы были бы значительно лучше, если бы возросла торговля с Россией. По сообщению «Независимой газеты», Саакашвили провел в Лондоне тайные переговоры с одним из российских предпринимателей, являющимся «ключевой фигурой в окружении Медведева». Однако никаких изменений политики со стороны Москвы не будет, пока Саакашвили занимает пост президента. Вместе с тем многие русские не против того, чтобы когда-нибудь в магазинах вновь появилось бы грузинское вино.