16 декабря участники грузинского конфликта в 14-й раз соберутся в Женеве. В переговорах будут участвовать представители Грузии, Абхазии, Южной Осетии, России, США и Европейского Союза, а также официальные лица из Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и ООН. До настоящего времени встречи в Женеве являлись в основном упражнениями в игре на зрителя и в произнесении пустых угроз. О конкретном успехе на этих переговорах говорить пока не приходится. Но в этот раз прогресс возможен.

Однако для начала нам следует заново определить пределы возможного. Разногласия между сторонами по принципиальным вопросам колоссальны. У Соединенных Штатов, Евросоюза и Грузии есть четкое и ясное понимание того, где находятся грузинские границы. И они убеждены в том, что Абхазия и Южная Осетия находятся в пределах этих границ. Они считают, что российское военное присутствие там является нарушением принципа согласия страны-хозяйки, а поэтому оно противозаконно. У России, Абхазии и Южной Осетии иное мнение по поводу границ Грузии. Абхазия и Южная Осетия считают себя суверенными государствами. Точно так же считает и Россия, что позволяет ее военным находиться на этих территориях с их согласия.

Вне зависимости от достоинств и недостатков первой и второй точек зрения, ясно одно. После двух лет жесткого противостояния ни та, ни другая сторона не намерена менять в ближайшее время свои позиции. Но обсудив данный вопрос в Москве и Тбилиси, а также посетив недавно районы, пострадавшие от конфликта, мы убедились в том, что стороны могут и должны продвинуться вперед по важным вопросам гуманитарного характера и безопасности, несмотря на имеющиеся разногласия.

Пока Россия, Абхазия и Южная Осетия блокируют продвижение по важным вопросам на переговорах в Женеве на том основании, что Грузия должна отказаться от применения силы, и что только после такого отказа можно будет приступить к дискуссии. 23 ноября грузинский президент Михаил Саакашвили в одностороннем порядке заявил, что «Грузия никогда не будет применять силу для восстановления своего суверенитета и территориальной целостности». После этого с аналогичными заявлениями выступили представители властей Абхазии и Южной Осетии. Это открывает путь для начала содержательного и мирного процесса размораживания послевоенного статус-кво.

С этим, похоже, согласно и Министерство иностранных дел, отметившее в своем заявлении, что обязательства трех сторон «создают новую ситуацию в регионе». Оно призывает к поиску путей для «правового подкрепления» этих обязательств силами международного сообщества «при помощи действующих инструментов».

Нет лучше «действующего инструмента» для укрепления режима неприменения силы, чем развертывание миссии наблюдателей Евросоюза, работающей в Грузии с октября 2008 года, в Гали и Ахалгори. Это районы в Абхазии и Южной Осетии, граничащие с линией конфликта и населенные в основном грузинами.

По меньшей мере, 40000 грузин по-прежнему называют Гали своим домом, хотя многие по сути дела полностью зависят от экономических и социальных связей с соседним Зугдидским районом. А в Ахалгори около 7000 жителей не покинули свои дома во время боевых действий в августе 2008 года, в отличие от большинства грузинского населения Южной Осетии. Но после войны этот район взяли под свой контроль российские и югоосетинские войска, и теперь большая часть его жителей проживает в других местах, надеясь на восстановление безопасности и возврат захваченной собственности. В обоих районах контакты местных жителей и жителей соседних районов с российскими, абхазскими и югоосетинскими пограничниками на линии конфликта несколько  стабилизировали обстановку, но возможности для возобновления нападений и злоупотреблений сохраняются.

Миссия наблюдателей ЕС может также решить массу других, более масштабных вопросов, связанных с безопасностью, разместив своих людей в Гали и Ахалгори. Конфликты с местным населением, ведущие к применению насилия, могут вызвать эскалацию вооруженных действий. В прошлом точечные нападения в Гали часто приводили к тому, что абхазы обвиняли грузин в организации диверсий и подрывных действий. Теоретически такая же ситуация может возникнуть и в Ахалгори. Грузия, в свою очередь, обвиняет абхазские власти в осуществлении актов насилия в Гали с целью запугивания местных жителей. На прошлой неделе власти Грузии арестовали как минимум одного жителя Гали и начали поиски еще двоих на том основании, что эти люди вступили в сговор с проходящим службу в данном районе офицером российской армии, чтобы организовать диверсионные акции в Тбилиси.

Все стороны должны быть заинтересованы в присутствии беспристрастных наблюдателей, которые будут следить за соблюдением прав человека и норм безопасности в Гали и Ахалгори, а также помогать предотвращать военные провокации. Укрепление стабильности на линии конфликта пойдет на пользу всем.

Переговорщики в Женеве должны подготовить новые соглашения, чтобы наблюдатели ЕС могли попасть в Гали и Ахалгори. Эти соглашения не должны ставить под сомнение разногласия сторон по вопросу действующего мандата миссии, относящегося к границам Грузии. Это будет новая задача для «действующего инструмента», который в настоящее время  выполняет схожие функции в зоне конфликта, где он может действовать свободно.

Можно заключить соглашения между миссией наблюдателей ЕС и властями Абхазии и Южной Осетии. Либо же присутствие там наблюдателей может регламентироваться отдельными двусторонними документами для Абхазии и Южной Осетии, которые они подпишут с Тбилиси. В этих документах следует также вновь подтвердить отказ от применения силы. Миссия сможет проверять исполнение договора, по крайней мере, в этих двух конкретных районах. Все стороны должны также обеспечить особый режим перехода границы для местных жителей, обеспечивающий свободу перемещения и мелкую торговлю.

Маловероятно, что размещенные в Гали и Ахалгори российские военные и пограничники разрешат наблюдателям ЕС вход в расположение своих частей и объектов. Но в соглашениях можно указать, что до развертывания наблюдателей на местах должны быть заключены дополнительные меморандумы договоренности между миссией ЕС и российским командованием, в которых будут конкретно указаны права наблюдателей. Доказав за два года пребывания свою беспристрастность и открытость, миссия наблюдателей ЕС пользуется сегодня доверием российских военных, которые всегда с настороженностью относились к военным из западных стран, особенно к находящимся возле российских границ. А поскольку развернутые там безоружные наблюдатели будут заботиться и наблюдать конкретно за местными жителями, а не инспектировать военные объекты, вполне возможно, что Москва согласится на такую схему действий.

В любом случае, попытаться стоит. Сегодня, когда стороны взяли на себя обязательства о неприменении силы, встреча в Женеве может положить начало процессу переопределения пределов возможного в грузинском конфликте.

Сэмюэл Чарап – научный сотрудник по Программе национальной безопасности и международной политики из Центра американского прогресса (Center for American Progress) в Вашингтоне. Кори Уэлт – заместитель директора Института европейских, российских и евразийских исследований (Institute for European, Russian and Eurasian Studies) при Школе международных отношений им. Эллиота, Университет Джорджа Вашингтона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.