Где-то неделю назад я разговаривала с одним моим другом и похвасталась, что у меня появилась возможность поехать на Южный Кавказ. Он с опаской посмотрел на меня и сказал:

- Я вот на Кавказе никогда не был… и, честно говоря, и не хочу туда ехать.

- Вот это именно оно. Кто на Кавказе никогда не был, тот и не хочет туда. Но кто там хоть раз был, тот всегда хочет туда вернуться, - ответила я.

И мне повезло. Из городов Южного Кавказа мне милее всего Тбилиси, и сейчас я сижу в кафе в старом городе, в ушах у меня звенит какая-то попсовая песня (грузинская, не русская), и, когда я читаю, что в Чехии  ударили морозы, мне все это кажется невероятным. За последние три года город немного изменился: хоть все памятники-достопримечательности и стоят на своих местах, но то, что я когда-то рассказывала, что Тбилиси – это город фонтанов, уже не верно. Точнее верно, фонтаны все еще стоят на своих местах, но почти ни в одном из них (хотя все я еще не успела проверить) не течет вода. Одни фонтаны просто сухие и пустые, в других на дне есть позеленевшая вода, затянутая ряской. Конечно, это правда, что в последний раз я здесь была всего за три дня до выборов, когда, возможно, местная администрация еще хотела напомнить жителям Тбилиси, как она печется об их благе…

В теплый весенний день чешская политика так далеко, что проблемы коалиции кажутся мне ничтожными. Время от времени стоит посмотреть на все со стороны, особенно когда при этом можно пройтись по красивому проспекту Руставели и подумать над тем, как сделать собственную работу.

Над зданием парламента возвышается огромное пышное недостроенное сооружение, и когда я риторически спросила, что же это будет, мой чешский коллега ответил: «Скорее всего, новый парламент, раз теперь Грузия так разрастается». Не исключено. И хотя Грузия не разрослась, а, наоборот, сжалась, потому что фактически она лишилась Абхазии м Южной Осетии, но политики здесь (как везде в мире) пытаются поражения превратить в победы.

Мы куда-то ехали на такси, и перед одним зданием стояла очередь. «Чего ждут эти люди?» - спросили мы. «Российские визы», - ответил наш грузинский гид. У России и Грузии нет дипломатических контактов, так что торговля и туризм заморожены. Известную грузинскую минералку «Боржоми» в России не достать, но визы для посещения родственников или участия в конференции можно получить через швейцарское посольство. Конечно, оно помогает по «гуманитарным» причинам.

Абхазия в начале 90-х годов вела с Грузией войну и потом объявила независимость, но ее независимость до 2008 года ни одно государство в мире не признавало. Сегодня у Абхазии есть свое Министерство иностранных дел, и если кто-то хочет поехать в эту страну, он должен получить предварительное разрешение и потом в Сухуми визу. Абхазская граница с Грузией фактически закрыта, через нее не проедет ни машина, ни поезд, а человек должен просто пройти пешком пограничный мост. Граница с Россией, наоборот, проходима, и поскольку Абхазия живет за счет своих приморских курортов и с продаж мандаринов, орехов и других продуктов сельского хозяйства, она более чем зависит от России. Достаточно опустить шлагбаум, и маленькая страна на Южном Кавказе потеряет доходы от туристов и торговли, и жить ей будет больше не на что.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.