Время от времени, когда на армянского президента находит волна словоохотливости, он вольготно излагает собственные видения относительно путей карабахского кризиса. Вот и на этот раз, разоткровенничавшись «Московским новостям», С.Саркисян в выгодной для своей страны градации расставил главные принципы переговорного процесса.

На императивах типа «воля карабахских армян», «желание распоряжаться собственной судьбой на своей исторической родине» можно и не останавливаться, ибо все они из разряда так называемых старых новостей. А вот в контексте Мадридских принципов армянский руководитель попытался поставить лошадь наперед телеги.

Благостно вспомнив о том, что конфликт должен быть разрешен на основе трех главенствующих принципов, коими являются неприменение силы, соблюдение принципа неприкосновенности границ и осуществление права народов на самоопределение, С.Саркисян признался, что не исключает возможности для продолжения переговоров. Параллельно он не преминул заметить, что если и есть какая-то загвоздка в продвижении плана перемирия, так это «своеобразное» понимание, которое, дескать, демонстрирует азербайджанская сторона. В общем-то, он хотел сказать «непонимание», но, проявив снисходительность, благородно огранил фразу. Ну и на том спасибо.

Вольные вербальные «рокировки» переговорного процесса в исполнении армянских политиков уже никого не удивляют. Тем более сезон словесной эквилибристики, которой так увлекаются полномочные представители Еревана, никогда не заканчивается. Так вот, результатом последней перетасовки С.Саркисян дает понять, что в градации приоритетов принцип неприменения силы стоит под номером один.

Нелишне вспомнить, что впервые после появления на свет Мадридских принципов, а появились они в 2007 году, тезис о «неприменении силы» вообще не являлся предметом обсуждений. Он вошел в повестку рабочей проработки под занавес 2008 года, после майндорфской встречи тройки президентов - Д.Медведева, И.Алиева и С.Саркисяна - с сопредседателями в Москве. Да и то его затронули в общем контексте в качестве желательного.

Первым же пунктом в комплексе Мадридских принципов, как помнится, значилось положение об отводе вооруженных сил со спорных территорий с тем, чтобы беженцы и перемещенные люди смогли бы начать возвращение на места исконного проживания. Вопросы же, связанные с разблокированием коммуникаций, размещением международных сил для обеспечения безопасности населения, определение статуса Карабаха, пусть даже переходного, и другие значились следующими в общем блоке.

Как только выяснилась негативная реакция армянской стороны к подобному раскладу, она незамедлительно приступила к системному срыву хода обсуждений, применяя знаменитый и так полюбившийся сизифов метод. Закрутив интригу вокруг неправильности расстановки пунктов, процесс сознательно вытеснялся на обочину внимания. И тут, видя наплевательское отношение армян к самому процессу политического разблокирования, Азербайджан огласил конкретное видение о том, что «переговоры не могут вестись ради переговоров», и что «если армянская сторона и дальше будет подрывать основу процесса политического урегулирования карабахского конфликта, то Баку оставит за собой разрешение кризиса».

Да, такое заявление подразумевало и военное решение, ибо единственной альтернативой неприменению силы было и есть мирное разрешение на базе компромиссов. Но коль скоро одна из сторон выказывает откровенное нежелание в поиске компромиссов, другой стороне это только развязывает руки.

После такого поворота событий на переговорном фронте Ереван и стал муссировать милитаристскую настроенность Азербайджана, чтобы закрепить вакуум вокруг перспектив продолжения политического диалога при участии посредников. Параллельно он хотел заручиться поддержкой сообщества, чтобы предостеречь Баку от применения силы.