Тбилиси - Устрашающие картины прошлой недели из Тбилиси должны были напугать не одного приличного европейца. Кровь, искаженные мукой лица граждан, угрожающая экипировка спецподразделений полиции… Вроде бы было похоже на то, что только лишь недавно очнувшаяся после российского военного удара страна вновь тонет в политических неурядицах.

Однако для тех, кто живет в Тбилиси, такие обобщения покажутся по крайне мере неточными: во-первых, потому, что протесты Нино Бурджанадзе и ее сторонников уже давно не интересны обществу. Н.Бурджанадзе считают маргинальной политической фигурой, которая не уходит из политики только потому, что ею по инерции очарованы западные политики и дипломаты.

Более того, организованные Н.Бурджанадзе протесты не отражают ни настроений общества, ни предлагаемого на телеэкране масштаба. Поэтому очень важно, чтобы, делая выводы и обобщения, мы не поддавались стереотипам, создаваемым СМИ некоторых стран и оставались максимально объективными.

Так что же на самом деле произошло на улицах Тбилиси на прошлой неделе?

Акции протеста, начавшиеся 21 мая, были направлены против правительства и лично против президента Михаила Саакашвили. Требовали отставки президента и досрочных выборов. Нужно отметить, что власти Грузии выдали разрешение на проведение митинга протеста, до 25 мая включительно, и не мешали протестантам собираться в указанном месте проведения акции в центре Тбилиси.

Однако первый день акции собрал на митинге лишь 6000 человек, позже их число резко уменьшалось. Было и так, что днем у здания национального вещателя толпилось около 100 человек. Для сравнения: в 2009 году во время акций протеста в первый день акции на улицы вышли 50 000 человек, а в 2007 году – до 100 000 жителей.

Несмотря на немногочисленность акции, организаторы митинга не призывали людей расходиться. Скорее, наоборот: была занята одна из основных улиц города у здании национального телевидения, было перекрыто движение. Вопрос для размышления: честно ли продолжать митинг, держать закрытыми улицы города и мешать нормальной жизни горожан? И к чему таким образом растягивать митинг, если твои цели мирные, не провокационные?

Поздним вечером 26 мая требования протестующих резко изменились. Они открыто заявили, что будут стремиться помешать проведению военного парада в Тбилиси по поводу Дня независимости. Зачем? Почему? Как это связано с требованиями, звучавшими ранее? Объяснением этого Н.Бурджанадзе и ее сторонники слишком себя не утомляли.

Днем 25 мая протестующие заняли площадь перед парламентом и блокировали проспект Руставелли. Стоит отметить, что проспект был перекрыт не колоннами людей, а самодельными щитами. И хотя законы Грузии этими действиями были нарушены, по крайней мере, несколько раз, полиция ничего не предпринимала в ответ.

Вечером 25 мая протестующих предупредили, что у разрешения митинговать скоро истечет срок действия, и попросили переместиться на другую городскую площадь. Протестующие отказались повиноваться.

За несколько минут до полуночи городские власти еще раз предупредили, что пришло время расходиться. Однако этого требования протестующие вновь «не услышали».

Что произошло позже, зафиксировано в кадрах, которые увидел весь мир. Без сомнения, они драматические. И, конечно, поднимают вопросы о том, действительно ли полиция сдала экзамен на гражданственность.

Но если крови и насилия можно было избежать, то почему организаторы протестов не приказали своим сторонникам разойтись? И не были ли эти кровавые кадры, облетевшие весь мир, основной целью организаторов?

Сегодня некоторые Западные страны стали призывать грузинские власти «расследовать события» и «непропорциональное использование силы». Несколько недель назад в Афинах полиция при помощи слезоточивого газа разогнала более многочисленный митинг, в ходе которого были ранены двое полицейских, но никто ничего расследовать не призывал. Видимо, в отношении Грузии применяются другие стандарты, и с этой реальностью придется считаться.

Однако более детально расследовать события необходимо по нескольким причинам. Во-первых, как зафиксировали камеры слежения, покидая на автомобиле митинг, Н.Бурджанадзе сбила и смертельно ранила двух человек. Один из них – полицейский. Необходимо досконально расследовать данный инцидент, чтобы позже, когда Н.Бурджанадзе и ее сторонникам будут предъявлены обвинения, не появились бы спекуляции с использованием аргументов о «политической расправе».

Во-вторых, необходимо выяснить истинных заказчиков и сторонников этой политической акции. Непоследовательные действия Н.Бурджанадзе делают ее скорее более похожей на марионетку в чужих руках, чем на самостоятельного, ответственного политика.

До конца не понятна роль и бывшего министра обороны Ираклия Окруашвили, ныне проживающего в Париже. В разгаре протестов 25 мая он пообещал «триумфальное возвращение» в Грузию, чем хотел придать новый импульс происходящему там политическому спектаклю, но позже отрекся от своих слов.

Тем более непонятно демонстративное «примирение», сделанное на глазах у толпы, других представителей оппозиции (Л.Гачечиладзе, Э.Кицмаришвили) с Н.Бурджанадзе и позже – их неожиданный уход с акции протеста.

Финансовые и политические нити этих деятелей так или иначе ведут в Москву. Благодарности «за поддержку» в адрес России не скрывала и соратница Н.Бурджанадзе, чемпионка мира по шахматам Н.Гаприндашвили. Или, что возможно, руками потерянных женщин Кремль загребает политический жар в соседней стране, желая зажечь в ней политическую нестабильность.

В-третьих, видеокадры из Грузии, которые обошли весь мир, должны были испугать не одного иностранного инвестора или туриста, в которых сейчас особенно нуждается пробуждающаяся из застоя грузинская экономика. Если прояснится, что эти кадры действительно были заказаны какими-то «благодетелями», на эти скандальные факты международное сообщество должно будет отреагировать и потребовать возместить понесенный ущерб. Нельзя допустить, чтобы кто-то играл на слабости уязвимой экономики и тем самым – на социальном и экономическом благополучии ни в чем не повинных людей.

В-четвертых, необходимо расследовать, не были ли действия России открытым вмешательством во внутренние дела Грузии. Россия открыто поддержала протестующих (на эту тему сделав два официальных заявления), а российские СМИ так оперативно передавали на весь мир «трагические» кадры с улиц Тбилиси, что не остается сомнений, что целью всего этого было навязать международному сообществу собственную интерпретацию событий.

Если это правда, то мы столкнулись с еще одним доказательством того, что остановленная в 2008 году война России с Грузией не закончилась. Линия фронта возобновляется на самых неожиданных территориях, и очень жаль, что жертвами этой войны, как и ранее, становятся простые люди. Снова же «заморозить» конфликт было бы большой ошибкой.