- Как вы оцениваете результат, который был зафиксирован в день встречи в Казани (трехсторонняя встреча президентов Армении, Азербайджана и России 24 июня), после оптимистических заявлений, сделанных перед этой встречей?

- То, что встреча состоялась, уже важно, так как нужно решить карабахский конфликт. Тем не менее, встреча прошла безрезультатно, и тот факт, что президент России Медведев рассердился, означает, что ожидания, которые были от этой встречи, не осуществились. Мне кажется, Россия испытала большое разочарование от этой встречи, поскольку нет никаких результатов, то же самое будет на следующих встречах, так как Армения и Азербайджан имеют принципиально разные позиции, и не нужно было ожидать от этой встречи серьезного прогресса. Хотя, возможно, что посредники выразили готовность по поводу новых тонкостей и согласий, однако, когда лидеры сели за стол, снова настояли на своих старых позициях.
   
- Российские эксперты отмечают, что казанская встреча не соответствовала ожиданиям, поскольку вмешались третьи лица. В частности, существует мнение, что США не заинтересованы в решении этого конфликта и в последний момент провал подписания документа со стороны Алиева был согласован именно с США. Вы согласны с этой оценкой?

- США тоже заинтересованы в урегулировании карабахского конфликта, зачем им мешать этим переговорам? Мне кажется, что это – конспирология и довольно резкое заявление и оно не соответствует действительности. Я думаю, со временем, американцы должны попытаться решить эту проблему, однако дело в том, что стороны не готовы пойти на какой-либо компромисс, даже существуют проблемы с референдумом, и никак невозможно решить, как пройдет референдум. Эта ситуация настолько усложнилась, что можно сказать, что это типичный конфликт, который невозможно решить и нужно дождаться ситуации, когда кто-то найдет такой подход, который не был использован ранее.

- То обстоятельство, что ожидания России от казанской встречи не осуществились и Медведев отказался отныне участвовать во встречах президентов Армении и Азербайджана, не говорит ли о том, что российская дипломатия провалилась?

- Российская дипломатия не настолько провалена, так как международное сообщество не имело слишком больших ожиданий от этой встречи. Тем не менее, я думаю, что в настоящее время российская дипломатия проходит через довольно странный этап – думает, что может примирить Азербайджан и Армению, что может договориться с Кадафи в Ливии, пытается сыграть какую-нибудь роль на Ближнем Востоке. Мне кажется, основная проблема в том, что российская дипломатия переоценивает собственные способности. Доказательством тому служит тот факт, что как Абхазия, так и Южная Осетия, не признаны в Европе и Азии. Это показывает то, что с мнением России уже не считаются, как это делалось в прошлом. Эти времена прошли, и проведение миротворческих операций сегодня более усложнилось, и если провалится приднестровский процесс урегулирования в новом формате «5+1», то все заявления Медведева о том, что Россия хочет создать большую договоренность с НАТО и ЕС, не будут иметь никакого значения.

Очень трудно договориться с Россией, и Европа, на мой взгляд, относится несерьезно к России, в противном случае в течение этих трех лет дала бы четкий ответ на предложения Медведева создать единую евроатлантическую структуру. К сожалению, нужно сказать, что российская дипломатия в плане противоракетной обороны также не увенчалась успехом – прозвучали громкие заявления о том, что осуществятся единые программы, однако Запад все делает в одиночку, а Россия не может делать какой-либо контр-шаг. На мой взгляд, проблема российской дипломатии заключается в том, что России имеет энергетически очень сильную внутреннюю политику, однако делать из этого предположения, что у нее есть рычаги влияния во всем мире, отнюдь не так.

- Можно ли предположить, что после последних событий в вопросе Карабаха роль первичного посредника России будет передана другим посредникам, скажем, США или Франции?
В данный момент у французов, европейцев, американцев нет времени для Нагорного Карабаха, так как в различных точках мира происходят пожары, например, в Сирии, Ливии. Сегодня Запад более занят урегулированием приднестровского конфликта, и нагорно-карабахский конфликт интересует его настолько, чтобы там не началась новая война, и регион не дестабилизировался, так как это помешает строительству «Набукко».
-  Я  не думаю, что сейчас Запад выступит с новыми инициативами, дабы решить этот вопрос.

- Перед казанской встречей французский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Бернар Фасье заявил, что если в ближайшем будущем основные принципы не будут приняты, то сопредседателям придется представить новую «философию» урегулирования. Как вы думаете, после казанской встречи будет ли разработана эта новая концепция, и разве можно сказать, что в Казани Мадридские принципы были окончательно похоронены?

- Переговоры продолжатся на основе Мадридских принципов, потому что невозможно постоянно все менять.

- Как вы оцениваете вероятность возобновления войны?

- Я бы не сказал, что сегодня ситуация вокруг Карабаха взрывоопасна, но эта перспектива должна беспокоить международное сообщество, так как угроза войны, тем не менее, существует. Вопрос Нагорного Карабаха не только проблема элит, но также является священным вопросом для обществ, и если война возобновится, то это будет очень кровавая война.

- А в этом случае можно ли ожидать, что давление со стороны международного сообщества усилится?

- Запад не может повлиять только на одну сторону, он влияет на обе стороны, требуя сесть за стол переговоров и договориться, но Запад здесь не имеет особого преимущества, потому что с одной стороны, с точки зрения территориальной целостности, Нагорный Карабах является частью Азербайджана, с другой стороны, согласно новой версии международного права, народы имеют право на самоопределение, и после признания Косово у Армении более выгодные позиции. Так что, на данный момент международное сообщество не выступает на стороне как Азербайджана, так и Армении, однако, в то же время, выступает как на стороне Азербайджана, так и Армении.  А в этой ситуации, Запад не может ничего сделать, потому что принципы разные и взаимоисключающие, и Запад сам запутался.