Первое десятилетие независимости не превратило Грузию в либеральную демократию, и сейчас она как будто пытается добиться этого революционным путем. Казалось, что «розовая», «оранжевая» и «тюльпановая» революции бросят отдельные постсоветские страны в объятия Запада, однако их лидеры не смогли добиться ни политической, ни экономической государственной стабильности.

В Грузии после «Революции роз» были проведены две крупные акции протеста. Состоявшаяся в конце мая этого года очередная акция и расправа с ней – уже третий случай в постреволюционной истории страны.

Еще в 2007 г. в Тбилиси были зафиксированы массовые протесты оппозиции, которые были подавлены с введением чрезвычайного положения. Полиция использовала слезоточивый газ, резиновые дубинки и водометы. М. Саакашвили тогда отказался уйти в отставку, но согласился на проведение досрочных президентских выборов в январе 2008 г., таким образом на год сократив срок своего пребывания на посту президента. Это был смелый шаг. В конце концов М. Саакашвили все-таки победил, набрав 53% голосов. Грузия не отвернулась от лидера «розовой революции». Однако по сравнению с 96% в 2004 г. последний достигнутый им результат выглядел уже не так убедительно.

События ноября 2007 г. и мая 2011 г. схожи. Оба раза выдвигалось требование об отставке президента, и оба раза с демонстрантами расправилась полиция. Однако в 2007 г. глава государства уступил, а в этом году протесты были безрезультатны (хотя у многих протестующих в руках были металлические трубы, которые они якобы собирались использовать для «самообороны»).

Официальной причиной для разгона протестной акции стало то, что ее участники решили дольше положенного (полуночи 25 мая) задержаться на Площади свободы и Проспекте Руставели, где на следующий день должны были пройти празднования Дня независимости Грузии. После отказа оппозиции разойтись полиция приступила к «зачистке» места акции. Сообщалось, что в результате было ранено около 40 человек, а двое погибли (один из них – сотрудник полиции). Официальной причиной их гибели стал автомобиль, который увозил с места событий лидера оппозиции Н. Бурджанадзе, объявившую о «начале революции».
Что же все-таки произошло? Означают ли непрекращающиеся в Грузии протесты то, что идеалы «Революции роз» остались в прошлом? Или начинается антирозовая – «Серебряная» - революция? А может быть это просто неудавшейся переворот, задуманный внешними силами?

Хотя Грузия в принципе является демократическим государством, качество ее демократии оставляет желать лучшего. Наблюдатели за соблюдением прав человека часто называют ее «репрессивной демократией». Они говорят об опасности правам человека, причиной которой являются отдельные поправки к законам (особенно касающиеся порядка проведения акций протеста). Основная часть грузинских СМИ контролируется государством, однако разрешена и оппозиционная печать, а канал «Maestro» принадлежит лидеру одной из оппозиционных партий.

Казалось бы, «репрессивная демократия» это не то, к чему стремилась «Революция роз». Однако роза – противоречивый цветок. Не ошибся ли М. Саакашвили с выбором символа революции, обрекая себя таким образом не только на победы, но и на поражения? Ведь молодой стране, не обладающей демократическим опытом, трудно за несколько лет превратиться в эффективное либеральное государство с успешной экономикой. М. Саакашвили отчасти удалось справиться с тем злом, которое стало причиной восстания против Э. Шеварнадзе – всеобъемлющей государственной коррупцией. Согласно индексу TransperencyInternational, в 2003 г. по уровню коррупции Грузия находилась на 124 месте, а в 2008 г. – уже на 67, и этот показатель остается достаточно стабильным.

М. Саакашвили все еще пользуется популярностью у населения, а это значит, что граждане от него не отвернулись. Основную массу протестующих составляет не обозленная молодежь, а пожилые люди, которым трудно выжить. В их рядах часто слышна ностальгия по советскому прошлому, и из-за их седых волос протесты стали называть «Серебряной революцией».

Молодежь не хочет возвращаться во времена коррупции и преступности Э. Шеварнадзе. Поэтому оппозиция не может на нее рассчитывать, хотя именно на это надеялась Н. Бурджанадзе. В целом у оппозиционеров имеются серьезные проблемы с социальной платформой и программой. Они достаточно разрознены, не могут договориться о дальнейших действиях в сложившихся обстоятельствах (например, такие лидеры оппозиции как Н. Бурджанадзе и Л. Гачечиладзе даже не разговаривают друг с другом) и четко не представляют, каким должно быть будущее Грузии: одна часть оппозиционных сил считает, что президентские полномочия необходимо лишь урезать, а другая высказывается исключительно за переход к парламентской республике (есть даже монархическое движение).

В таких условиях трудно говорить о крахе идеалов «Революции роз», хотя Н. Бурджанадзе (одна из ее лидеров) теперь выступает против М. Саакашвили и говорит о нем с презрением. Это можно рассматривать как воинственную риторику, необходимую для мобилизации радикальных масс.

Насколько же реальна «Серебряная революция», насколько сильна оппозиция? Волнения в Грузии не являются новостью, но во время предыдущих протестов никто не говорил о кровопролитии и революции. Сейчас ситуация изменилась, однако и сегодня часть оппозиционного движение выступает решительно против насилия: например, И. Аласания, который влился в ряды оппозиции в 2009 г. Он и еще один оппозиционер – Г. Таргамадзе – рассчитывают на значительную поддержку населения на грядущих выборах.

Таким образом, радикальная оппозиция склонна полагаться на якобы спонтанное массовое недовольство. Оно в Грузии присутствует по причине инфляции и трудных условий жизни, однако большая часть жителей видят достижения М. Саакашвили в сравнении с временами правления его предшественника, и поэтому оппозиции приходится оперировать лишь 2-5 тысячами человек, что недостаточно для совершения еще одной «цветной революции».

Между тем, у властей Грузии есть возможность принятия популярных мер, направленных на предотвращение социального взрыва: с сентября в стране будут повышены пенсии и социальные гарантии, начнется реформ МВД и армии. Тем не менее, Грузия лишь начинает выходить из кризиса, и сокращения бюджета или дополнительные траты могут только расшевелить массы. Другой возможный сценарий в Грузии называют «ходом Путина»: президент, который не имеет права баллотироваться на третий срок, занимает пост премьер-министра и сохраняет реальную власть в государстве, используя в том числе своего приемника. Основанием к таким предположениям в частности могут послужить недавно принятые поправки к конституции, расширяющие полномочий председателя правительства. Однако реализация такого сценария вряд ли понравится Вашингтону.

Были ли события в Тбилиси в мае этого года неудавшемся переворотом, спланированным внешними силами? М. Саакашвили, выступая на праздновании Дня независимости, сказал, что оппозиционные силы пытались сорвать военный парад и дестабилизировать ситуацию в стране в соответствии с планом, разработанным за границей. Говоря о «загранице», он, вероятно, имел в виду Россию, потому что, «задуманное вчера, - по словам грузинского президента, - было покушением на нашу свободу и местью нашей армии, которая в 2008 г. нанесла им [России] такой ущерб, который они не испытывали последние годы».

Министр внутренних дел Грузии также попытался связать майские беспорядки с Москвой. Властями была обнародована запись телефонного разговора Н. Бурджанадзе со своим сыном Анзором Бицадзе, в котором они обсуждают, что делать, если против протестующих будет брошен спецназ. А. Бицадзе в частности говорит: «Знаешь что? Если Коджорский батальон в меня выстрелит, первую атаку отобью. А потом пусть выясняют отношения со спецназом ГРУ». Н. Бурджанадзе подтвердила аутентичность аудиозаписи, но в то же время отметила, что фразы в ней «являются вырванными из контекста». В другом интервью она сказала, что поддержки от России не ждет. Однако ее отношения с Москвой вызывают определенные вопросы. Чего только стоят пророссийское заявление госпожи Нино о том, что грузины во время войны 2008 г. сами бомбили Гори!

Любопытным в данном случае выглядит мнение российского политолога А. Скакова о том, что России вообще не нужно готовить какие-либо перевороты в Грузии или иным образом пытаться дестабилизировать ситуацию в стране – ей лучше, чтобы М. Саакашвили сам себя похоронил. Кроме того, пока Грузией будет руководить нынешний президент, и она будет находиться в состоянии войны с Россией, вступление страны в НАТО маловероятно.

Сценарий «российской революции» в Грузии возможен, но если бы заговорщиков поддерживали внешние силы, они были бы гораздо лучше готовы к перевороту. Больше того, лидеры оппозиции в основном скептически относятся к России, да и в условиях антироссийских настроений «русский след» только бы скомпрометировал их и осложнил процесс управления страной.

Соединенные Штаты в последнее время изменили свою позицию по отношению к Грузии. Во времена Дж. Буш Америка решительно поддерживала Тбилиси. В свою очередь Грузия была верной союзницей США в Афганистане, куда она направила около 1000 своих военнослужащих. Хотя Америка и Европа все еще поддерживают Грузию, Б. Обама, вероятно, видит, что принимаемые М. Саакашвили решения не всегда адекватны. Кроме того, личные качества грузинского президента раздражают Россию (Д. Медведев назвал его «лунатиком» ​​и «политическим уродцем»). Возможно, американская Администрация столкнулась с дилеммой: с одной стороны М. Саакашвили как камень на плечах, с другой – его эксцентричный характер является своеобразным сдерживающим фактором для России.

Обобщая, сдует заметить, что говорить о том, что достижения «Революции роз» в Грузии остались в прошлом, преждевременно. Даже если М. Саакашвили или его приемник не будут избраны на следующих выборах, вряд ли пост президента займет пророссийский кандидат. Реальная оппозиция политике М. Саакашвили в Грузии существует, но она фрагментарна. Ее радикальное крыло хочет совершить новую революцию, а умеренная часть ждет ближайших выборов (что лишь подтверждает верность большинства грузинских политиков тому, что было сделано после 2003 г.). Однако пока оппозиция не объединится и не заручится широкой поддержкой населения, ее эпизодичные протесты останутся рядовыми беспорядками и основой для теорий заговора о переворотах внешних сил.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.