После трех недель похода через Кавказские горы Грузии, двигаясь с запада на восток, наша семья приблизилась к границе Южной Осетии – спорному сепаратистскому региону, который остается небезопасным для путешествий – и мы начали долгий обход на юг. Миновав сторожевые башни средневековых деревень Сванетии, мы поднялись на три дня на гребень хребта Лечхуми, а затем начали спускаться в более густонаселенную область Рача, известную своими бобовыми пирожными и винами.

Покружив под разрушенными гранитными стенами и между замшелых валунов, многие из которых были больше домов, мы вошли в древний лес. Рощи пирамидальной кавказской пихты и восточной ели с влажными мхами мгновенно навеяли ностальгические воспоминания о канадском западном побережье.

Чем дальше вниз мы спускались, тем все теплее становился воздух, лес становился заболоченным и влажным, а хвойная растительность уступала место лесному ореху, кизилу и лавровишни. Через 20 километров мы увидели первые признаки человека; свежая колея от огромного грузовика глубоко прочертила грязный след. Лесной воздух был так тих, что мы могли ощутить запах мужчин, которые, похоже, только что отсюда ушли: их пота, их нефильтрованных русских сигарет, машинного масла.

Вскоре мы настигли их и увидели молодежную команду лесозаготовителей в лохмотьях, которые, возможно, работали нелегально. Используя шестиметровые шесты в качестве рычагов, они вручную нагружали свой обветшалый русский грузовик, закатывая каждое тяжелое бревно наверх. На переднем бампере сидел часовой в шортах и грязной майке с Калашниковым на плече.

Они помахали, предложили нам сигареты, спросили о нашем путешествии, прокомментировали размеры нашей лошади (Bonne Cheetah небольшая, и большинство грузин находят это очень смешным, потому что они любят запрягать в свои сани и телеги здоровенных зверей). К счастью, они были слишком заняты, чтобы предложить нам по обычаю застолье, которое неизменно превращается в тяжкое испытание алкоголем, когда наполненные доверху чашка за чашкой ча-чи (горная огненная вода, часто в результате тройной перегонки доведенная до более чем 75% алкоголя) поднимаются за Грузию, за детей, за тех, кого мы потеряли, за Святого Георгия. Иностранцы всегда пьют первыми, в то время как группа внимательно наблюдает, и если даже капля остается в стакане, звучат бесконечные увещевания опорожнить полностью, так чтобы можно было налить еще.

Мы шли до самого вечера, спустившись более чем на 1600 метров. Нашей целью было добраться до маленького городка, нанесенного на наши карты, и раздобыть пищи, так как наши запасы почти иссякли.

Наконец мы выбрались из ущелья, по которому следовали так долго, нашли давно заброшенный городок, как и многие другие поселки, покинутый людьми с распадом СССР. Дикие фруктовые деревья теперь заполонили некогда прекрасные сады, плющ увивал разваливающиеся веранды и ржавеющие ворота. Убитые горем, мы на берегу реки приготовили остатки риса, бросив в него несколько диких яблок и карри, чтобы уберечься от авитаминоза.

К девяти утра жара была испепеляющей. Мы пробирались от тени к тени, с трудом преодолев последние 12 километров до Амбролаури, региональной столицы. Наш первоначальный план был обойти Южную Осетию через сердце Грузии, но потребовался всего один день в низине, чтобы понять, что насекомые и жара сделают путешествие здесь неприятным; такие испытания совсем не нужны были нашим мальчикам, которым до сих пор нравилась жизнь в палатке и путешествия.

К полудню мы изменили все наши планы. Лошадь оставили Мама Давиту (Отцу Давиду), диакону знаменитого монастыря Баракони. Bonne Cheetah теперь будет вести приятную жизнь на берегах реки Риони, доставляя отца с хвостиком пони к окрестным приходам, куда невозможно добраться по дороге. Забросив наше снаряжение на крышу маршрутки (хронически переполненных грузинских частных автобусов), мы добрались до города Кутаиси, где ночной поезд повез нас на восток в сторону больших гор восточной Грузии.

Сейчас мы находимся в крошечной горной деревушке Артани с населением 22 человека, готовясь к завершающему 30-дневному отрезку нашего путешествия по Кавказу. Новый конь - сильный белый мерин - уже найден. Завтра мы отправляемся на север, следуя по древнему переходу через Кавказ, заброшенному со строительством Военно-Грузинской дороги.

Достигнув границы с Россией, мы повернем на восток, и пересечем отдаленные регионы Казбеги, Хевсурети на пути к святилищу Тушети, и это наш конечный пункт назначения — регион настолько удаленный, что он остается почти необитаемым.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.