Президент Грузии Михаил Саакашвили  - счастливый человек. Вчера, 30 января, президент США Барак Обама удостоил его привилегии посетить Овальный кабинет. Администрация Обамы отдала Грузии должное за ее поддержку США в Ираке и Афганистане. Грузия также завоевала очки за недавний шаг, который способствовал ослаблению напряжения в отношениях с Россией. (Что, вероятно, объясняет тот факт, что Обама в какой-то момент перепутал две страны.)


Читайте также: Барак Обама задумался о России

Сегодня Саакашвили появился в главном офисе Всемирного банка в Вашингтоне.  Банк воспользовался случаем, чтобы выпустить чрезвычайно хвалебный доклад, касающийся антикоррупционной кампании Грузии. Когда мне удалось поговорить с президентом Саакашвили, он похвастался тем, что Обама выделил Грузию за ее попытки усовершенствовать систему управления. «Он говорил о Грузии как об образце для подражания для всего региона в вопросах проведения реформ»,- сказал Саакашвили.

К этому стоит кое-что добавить. Любому, кто нуждается в подсказках относительно того, как решить проблему коррупции, следует взглянуть на исследования Всемирного банка. Грузия в этом вопросе достигла значительных успехов.



Вскоре после прихода к власти в результате революции роз в 2003 году правительство Саакашвили решило продемонстрировать свою приверженность борьбе со взятками, предприняв неожиданные действия. Одной из самых раздражающих форм коррупции, изводившей простых грузинских граждан в то время, была печально известная ненасытная дорожная полиция, сотрудники которой превратили в привычку увеличивать свои мизерные зарплаты путем мелкого вымогательства.  Неожиданно Саакашвили отдал распоряжение уволить весь состав дорожной полиции, который составлял 16000 человек, и заменить его на меньшее по численности ведомство, состоящее из тщательно отобранных и довольно высоко оплачиваемых сотрудников. Эта реформа подкреплялась проведением внезапных проверок на местах и другими мерами, призванными гарантировать, что новые сотрудники действуют в рамках закона. Штрафы перестали собирать на месте нарушения, теперь их оплачивали через коммерческие банки. Кроме того, была создана круглосуточная горячая линия, где граждане могли оставлять свои жалобы относительно работы нового ведомства.

Читайте также: "Новая" полиция внушает россиянам страх

Эти меры уничтожили коррупцию в рядах полиции и обусловили значительный спад общего числа преступлений. Реформа полиции включала в себя меры по уменьшению бюрократической волокиты для получения водительских прав и регистрации автомобилей. Правительство утвердило создание служб одного окна, чтобы упростить подачу заявлений и предотвратить возникновение искусственных задержек. Среди положительных результатов у этого шага был один побочный эффект: он превратил Грузию в региональный центр прибыльной торговли подержанными автомобилями.

На этом правительство не остановилось. Оно приступило к радикальному упрощению налогового кодекса, которое привело к значительным увеличениям в сборах, расширив налоговую базу. Возможность подачи налоговой декларации в электронном виде для представителей бизнеса повысила прозрачность и эффективность всего процесса. Подобные реформы были проведены в сфере таможенных услуг, вступительных экзаменов в университеты и муниципального бюрократического аппарата.

Одна из наиболее серьезных реформ коснулась энергетического сектора. К 2000 году объемы выработки электроэнергии в Грузии упали до уровня, который был вдвое ниже уровня 1990-х годов. Жители Грузии привыкли к веерным отключениям электроэнергии, которые стали результатом неумелого финансового руководства и вездесущей коррупции. Энергетические компании и госслужащие, связанные с ними, брали взятки в обмен на бесперебойное обеспечение электричеством.

Читайте также: Можно ли в России обуздать коррупцию?

Новое правительство сделало служащих государственных энергокомпаний ответственными за приемы платежей. Были установлены тысячи счетчиков электроэнергии с целью наблюдения за ее потреблением и обеспечения прозрачности. (Поскольку счетчиков не хватало, иногда на многоэтажные дома или группы домов устанавливались коллективные счетчики. Это не идеальный выход из положения, однако это стало серьезным улучшением по сравнению со старыми методами ведения дел.) Была введена электронная система составления счетов. Правительство продемонстрировало серьезность своих намерений, начав отключение электроэнергии на крупнейших предприятиях, которые не оплачивали свои счета. Была введена система социальной защиты для малоимущих слоев населения, которые не могли оплачивать счета по новым тарифам. Правительство распродало государственные энергокомпании, однако при этом создало условия для обеспечения жизнеспособности всего сектора.

Еще по теме: Саакашвили заявляет, что Грузия успешно борется с коррупцией и идет в Европу

Всемирный банк отмечает, что другие страны могут извлечь массу полезных уроков из опыта Грузии. Грузии и Саакашвили определенно есть чем гордиться. «Страна сейчас стала намного лучше, чем еще 10 лет назад, и было бы нечестно это отрицать»,- говорит Марк Мюллен (Mark Mullen), глава грузинского отделения организации Transparency International, занимающейся борьбой с коррупцией. Он отмечает, что Грузия практически по всем пунктам превосходит своих соперников в регионе – Азербайджан и Армению.

Тем не менее, в исследовании Всемирного банка содержится также и интригующее предостерегающее замечание. Как – довольно загадочно – гласит предисловие, Грузия до сих пор «не завершила институциональные реформы, которые будут необходимы для  обеспечения устойчивости результатов борьбы с коррупцией в Грузии и которые введут в действие систему сдержек и противовесов».
Постойте. Что же вам не нравится?



Выясняется, что в последние несколько лет в Грузии проходит не только антикоррупционная кампания. Масштабы коррупции сократились, однако в то же время произошло усиление власти центрального правительства. «В Грузии повсеместно нарушаются права человека»,- написал в прошлом году ни много ни мало журнал  Economist по случаю еще одного визита Саакашвили в Вашингтон.

Средства массовой информации в стране больше не свободны, как это было прежде. Правящая партия Саакашвили «Объединенное национальное движение» неуклонно ограничивала независимость прессы.  Национальные телевизионные каналы находятся под жестким контролем со стороны правительства, и освещение событий на них это доказывает. В столице еще сохранились несколько изданий, которым пока позволено более или менее свободно освещать события, однако большинство провинциальных газет и телевизионных станций строго контролируются правительством. В самом последнем отчете о состоянии свободы прессы в мире, выпущенном организацией «Репортеры без границ», Грузия занимает 104 место среди 179 стран. Она располагается ниже Чада, Северного Кипра и Габона. Конечно, ее положение несколько лучше, чем положение Украины (116) или России (142). Однако в этом смысле ее уже нельзя назвать образцом для подражания.

Представители партии Саакашвили занимают большинство руководящих должностей в стране и доминируют как в парламенте, так и в судебной системе. Как отметил британский наблюдатель в Грузии Нейл МакФарлейн (Neil MacFarlane) в своем прошлогоднем всеобъемлющем исследовании, процент оправдательных вердиктов в грузинских судах составляет менее 1%. Организация «Дом свободы» в своем последнем исследовании «Nations in Transit», поставила Грузии общую оценку в 4,86 балла, что приравнивает это государство к бывшим коммунистическим странам Востока и Центральной Европы.

В нашем сегодняшнем разговоре президент Саакашвили упомянул реформы избирательной системы, в результате которых произойдет смещение власти от президента к парламенту. По мнению скептиков, Саакашвили может последовать примеру Путина, став премьер-министром, когда его президентский срок подойдет к концу через два года. Когда Саакашвили спросили об этом, он скромно ответил: «Больше всего я не хочу превращаться в «хромую утку», рассуждающую о собственном будущем».

Когда я спросил президента о том, обеспокоен ли он состоянием демократии в Грузии, он снова ушел от ответа. Вместо этого он принялся рассуждать об оппозиции, которую он обвинил в попытках «подорвать весь политический процесс путем радикальных действий, неподчинения или огромных сумм денег». Очевидно, он имел в виду своего главного  соперника, грузинского миллиардера Бидзину Иванишвили, которого он обвинил в симпатии к его заклятым врагам в Кремле. Однако я спрашивал вовсе не об Иванишвили. Не ему принадлежит власть в Грузии. Таким образом, на основной вопрос ответа не прозвучало.

«Если прикрывать недостатки демократии рассказами о более эффективном управлении, можно упустить самое главное»,- утверждает Линкольн Митчелл (Lincoln Mitchell) из университета Колумбии, автор книги «Сомнительная демократия: внешняя политика США и грузинская революция роз» («Uncertain Democracy: U.S. Foreign Policy and Georgia's Rose Revolution»). По его словам, после революции 2003 года Саакашвили и его окружение переписали конституцию, чтобы изменить избирательную систему в свою пользу. В результате возник классический пример системы, которая обладает всеми внешними атрибутами либеральной демократии, однако не предполагает истинной политической конкуренции. «Выборы в стране настолько хороши, насколько они могут таковыми быть тогда, когда у оппозиции нет ни единого шанса выиграть»,- утверждает Митчелл. Он отмечает успехи Грузии в борьбе с коррупцией. Однако, по его мнению, добросовестное управление – это вовсе не обязательно то же самое, что демократия. В некоторых случаях, в действительности, они могут противоречить друг другу. «Политическая элита Грузии – это модернизаторы, но не демократы»,- пишет Том де Вааль (Tom de Waal), ведущий наблюдатель в Грузии вашингтонского Фонда международного мира Карнеги.

Читайте также: Грузинская оппозиция заявляет, что демократия в стране идет на спад

Мюллен из Transparency International согласен с ним. По его словам, проблема заключается в том, что грузинские энергичные молодые правители «считают, что им известно, что необходимо сделать, а населению страны – нет».  Саакашвили и его команда «говорят о необходимости превратить Грузию в современную страну, даже если население будет отчаянно упираться руками и ногами». Пока упор Саакашвили на добросовестное управление помог ему сохранить высокий рейтинг поддержки среди большей части населения страны, несмотря на то, что он подорвал основы демократических институтов. Тем не менее, Мюллен задается вопросом, насколько долго опекаемое властями население и все более изолированная оппозиция будут мириться с подобным компромиссом.

Хороший вопрос.