НАТО изменило риторику по отношению к Грузии, впервые назвав ее «потенциальным членом» вместе с другими Балканскими странами. А официальные представители США заявили, что Грузия совершила «существенный прогресс», что должно быть признано на следующем саммите НАТО, который пройдет в мае в Чикаго.

Что это означает? Несмотря ни на что, у Грузии есть шансы попасть в НАТО? Как сегодня гласила заглавная статья на EurasiaNet, не особо: президент Обама (Obama) после встречи с грузинским коллегой Михаилом Саакашвили воспользовался словами «в перспективе», чтобы описать грузинское членство в НАТО, что свидетельствует о том, что он не видит этого в ближайшем будущем. И если Белый дом даже и станет вновь поддерживать вхождение Грузии в НАТО, как то делала администрация Буша (Bush) до войны в августе 2008 года, продолжает существовать возможность того, что западные страны будут выступать против членства Грузии. Так что же делать?
Представитель обороны, которого цитировали в материале EurasiaNet, имел больше идей по этому поводу (но в материале не было больше места). План действий по подготовке к членству в НАТО, святая святых для Грузии, невозможен.

Читайте также: Кто может сохранить суверенитет Грузии


Предмет даже не будет вынесен на обсуждение на саммите: помните, он состоится в мае в год, когда проходят выборы. «Все дело во внутренней политике США, потому саммит должен пройти хорошо. Нам не нужны разногласия как в 2008 году, между нами и немцами, или лагерь за Грузию против лагеря тех, кто не сильно поддерживает Грузию. Нам это не нужно. Потому весь грузинский вопрос даже не будет обсуждаться», - заявил источник.

Тем не менее, отношения между Вашингтоном и Тбилиси улучшались, и США благодарны Грузии за конструктивный подход к российскому вступлению во Всемирную торговую организацию. «И как мы можем показать грузинам, что они подошли конструктивно и предоставить им льготы, и в то же время не испортить тем самым наши перегруженные отношения с Россией», - вопрошал источник. «Каким языком ты воспользуешься, чтобы помочь грузинам, поддержать их чаяния, оставляя значимость заявлений, сделанных в Бухаресте. Именно с этим в администрации пытаются разобраться».



Возможно, будет некоторый символический жест, но не слишком серьезный: «Как построить выражение так, чтобы придать возвышенное значение, не придавая значительных изменений? Взять Комиссию Грузии-НАТО и добавить туда чего-то, сделать что-то, чего не было сделано ранее, чтобы показать прогресс? Взять и модифицировать ежегодную Национальную программу, внеся новые изменения? Вот чего мы пытаемся добиться».

Представитель Госдепа США, с которым мне удалось поговорить на данную тему, согласился с этим, но предположил, что фокус был не в том, чтобы умиротворить Россию, а чтобы не обидеть союзников НАТО.

Тем не менее, подобное крайне важно для российской политики.

Еще по теме: Саммит в Чикаго приблизит Грузию к НАТО

Президент России Дмитрий Медведев, выступая перед журналистам, отмел даже столь незначительное потепление между Тбилиси и Вашингтоном, открыто предупреждая Саакашвили от дальнейших действий против Абхазии или Южной Осетии:

«Сейчас они в таком состоянии, что они способны самым мощным образом защищать интересы двух этих небольших государств и соответственно российские интересы. Там достаточно вооружения различного, которое способно нанести любому захватчику несоразмерный ущерб, и они это понимают, и даже безумный (президент Грузии Михаил) Саакашвили это понимает», - заявил Медведев на встрече со сторонниками в подмосковной резиденции Горки.

Медведев сделал подобный комментарий после того, как один из участников встречи с сожалением, сообщил ему что, несмотря на то, что после войны в августе 2008 года Россия смогла договориться о введение «неофициального эмбарго на импорт оружия» против Грузии, Грузия смогла возобновить покупку оружия по всему миру; этот участник встречи также заявил о существующих спекуляциях в отношении возможного обмена: Россия закрыла глаза на ремилитаризацию Грузии в обмен на одобрение Грузией кандидатуры России на вступление в ВТО.

Начинаешь задумываться о том, что же говорится за закрытыми дверями.