- Господин Гольц, события последнего периода, кажется, показывают, что переговоры по Нагорному Карабаху, проходящие при ведущем российском посредничестве, не дали существенных результатов, и, пожалуй, причина именно в этом, что сегодня западные посредники говорят о необходимости выдвижения новых предложений и подходов. Какими, по-вашему, будут эти предложения, и дадут ли они возможность вывести переговорный процесс по Нагорному Карабаху из тупика?
 
- Полагаю, какого-либо  существенного прогресса в переговорах  быть не может, так как стороны имеют слишком противоречащие позиции, а также потому, что власти двух стран скованы общественным мнением в своих странах, и именно поэтому они придерживаются жестких позиций, что принципиально исключает какой-либо компромисс. Признаюсь, по моим оценкам, переговорный процесс по урегулированию Карабахского вопроса станет проблемой следующего поколения.
 
- Господин Гольц, со стороны  ОДКБ были заявления о том,  что, так как Армения является членом этой организации, то любое враждебное по отношению к ней действие со стороны Азербайджана получит ответ ОДКБ. Как это нужно понимать?
 
- ОДКБ никогда не делала  заявления, что в случае агрессии  со стороны Азербайджана она  ответит.
 
- Тогда как понимать недавнее  заявление Николая Бордюжи?
 
- Насколько мне известно, о конкретном военном вмешательстве  он не говорил. Да, он сказал, что в случае обострения конфронтации  с Азербайджаном Армения может надеяться на помощь ОДКБ, однако не уточнил, о какой конкретно помощи идет речь. Полагаю, было бы наивно надеяться, что в случае обострения конфронтации Россия пойдет на открытое военное столкновение с Азербайджаном.
 
- Однако ведь теоретически, учитывая  заключенные между Арменией и Российской Федерацией договоры, такое предполагается?
 
- Конечно, более того, несколько лет назад РФ взяла на себя обязательство обеспечить безопасность Армении не только по всем бывшим границам СССР, но и на всех остальных границах. Да, это так, однако довольно трудно представить, как РФ выполнит это свое обязательство. Так что, полагаю, целью проводимой Арменией политики является использование всех возможных рычагов давления во избежание обострения армяно-азербайджанского конфликта.
 
- Директор Европейских  программ Международной кризисной  группы Сабина Фрейзер, коснувшись  урегулирования Карабахского конфликта,  отметила, что если какая-либо  из сторон обратится к силовому  варианту решения проблемы, то  война может продлиться многие  годы, и не будет пятидневной войны, какая была в Грузии. Существуют и оценки, что война начнется в 2014 году. Разделяете ли вы эти оценки, и какова, по-вашему, вероятность возобновления войны?
 
- Это всего лишь размышления  и предположения. Тот, кто сегодня  осмелится начать военные действия, так или иначе, противопоставит себя членам Минской группы ОБСЕ, со всеми вытекающими отсюда последствиями. В мире сегодня существует много центров конфликтов, и у глав сверхдержав много проблем, кроме армяно-азербайджанской. Так что, если какая-либо сторона начнет войну, то, мягко говоря, столкнется с непониманием крупных геополитических центров, в том числе, России.
 
- Господин Гольц, американский эксперт Уэйн Мерри высказал мнение, что уже пора сменить посредническую миссию силовым арбитражем. Как вы оцениваете, что собой представляет силовой арбитраж, и насколько он вероятен сегодня?
 
- Это полная чушь. Силовой  арбитраж предполагает, что решение  Карабахской проблемы примет  некая наднациональная структура,  после чего путем военной силы сторон конфликта обяжут признать это решение. Конечно, это глупость, потому что в мире нет прецедента удачной операции по навязыванию мира, не было примера, когда удавалось навязать конфликтующим сторонам какое-то мирное решение. Полагаю, это неприемлемо, а также очень опасно.
 
- За последние 20 лет военные  действия РФ на Кавказе сформировали  некое мнение, что войны за  Кавказ – это войны за Кремль. Учитывая нестабильность внутриполитической  ситуации в России и нетолерантное  отношение россиян к режиму Путина, можем ли сказать, что в будущем также все это будет оказывать влияние на Кавказ?
 
- Честно говоря, я не  понимаю подобное мнение и  не разделяю его. Что касается  нестабильности внутриполитической ситуации в России и ее влияния на Кавказ, то такое было два раза, во время первой и второй чеченских войн, а войне с Грузией внутриполитическая напряженность не предшествовала, это четко.
 
- А какому вниманию удостоится  Южный Кавказ со стороны России  во время президентства Путина?
 
- Не думаю, что Южный Кавказ занимает самое приоритетное место в путинской политике.
 
(Публикуется с небольшими сокращениями)