Вынудят ли вызвавшие столько проблем в России жара и засуха власти вести себя более серьезно? Ответ на этот вопрос важен не только для России, но и для мирового сообщества в целом. Россия занимает третье место в мире по выбросам парниковых газов после Китая и США. До недавнего времени Россия относилась к опасностям глобального потепления, мягко говоря, с надменностью. На международной конференции по изменению климата в 2003-м году тогдашний президент Путин заявил, что благодаря глобальному потеплению «будем меньше тратить на меховые шубы». Россия ратифицировала Киотский протокол, но это был несколько циничный политический ход с точки зрения всех заинтересованных сторон. США отказались подписать его, и мировые лидеры изо всех сил пытались собрать нужное количество подписей, без которого все это предприятие развалилось бы.

По условиям сделки Россия обязалась начать процедуру вступления в ВТО, а также получила большое количество кредитов в обмен на сокращение выбросов, хотя эти сокращения произошли исключительно благодаря закрытию архаичных промышленных предприятий, утративших конкурентоспособность после событий 1989-го года.

Наивные представления

Многие представители российского руководства считали, что в целом глобальное потепление будет выгодно России. Таяние льдов позволит эксплуатировать залежи полезных ископаемых Арктики, открыть новые маршруты вдоль северного побережья страны и начать заниматься земледелием в районах, ныне непригодных для этого. С другой стороны, принятие конкретных мер по сокращению выбросов затормозило бы экономический рост в России.

Катастрофы этого лета должны были доказать наивность подобных представлений. На самом деле это грозное предупреждение о том, что будет, если не остановить глобальное потепление. Россия крайне плохо защищена от учащающихся и усиливающихся колебаний экстремальных погодных условий, который начнутся после выхода климатических процессов из-под контроля. В этом году Россия лишилась порядка двадцати пяти процентов урожая зерновых.

В будущем наводнения станут большой проблемой для таких приморских городов, как, например, Санкт-Петербург, а также вызовут изменения русел рек, приведут к штормам, таянию льда и прочим катастрофам.

На самом деле российские лидеры начали менять тон своих высказываний еще до событий этого лета. В 2009-м году правительство приняло план по климату, пусть даже в практическом смысле он ничего собой не представляет.

В преддверии копенгагенских встреч по глобальному потеплению президент Медведев заявил, что Россия принимает обязательство сократить выбросы углекислого газа на 15–20 по сравнению с уровнем 1990-го года (впоследствии цифры были подняты до 20–25 процентов).

Критически настроенные наблюдатели указывали, что с новыми цифрами Россия попросту повысит, а не понизит выбросы, так как из-за коллапса российской тяжелой промышленности эти показатели будут достигнуты в любом случае. Однако это говорит о позитивном и, возможно, обнадеживающем сдвиге акцентов по сравнению с прошлым. Медведев подчеркнул важность повышение эффективности энергетической отрасли, что для России исключительно важно, учитывая, как расточительно там тратят энергию.

Какие могут быть экономические стимулы

Меры по снижению выбросов углекислоты в сотрудничестве с другими странами и с международным сообществом, возможно, поможет экономическому развитию России, а не затормозит его. Дело не только в том ущербе, который причинит стране, а значит — и перспективам ее экономического развития не поддающееся контролю изменение климата. Активная борьба с глобальным потеплением, как и работа по обеспечению устойчивого развития в целом, может стать серьезным «локомотивом» экономической модернизации, к которой стремится руководство страны.

Государства, отстающие в плане вложений в распространение технологий и образа жизни, минимизирующих выбросы, в будущем, скорее всего, будут терять в экономической конкурентоспособности. Такие передовые государства, как Германия, Португалия, Китай, Южная Корея и, что немаловажно, некоторые из ведущих стран-производителей нефти и газа в ближневосточном регионе уже делают массированные вложения в эти отрасли. Россия рискует отстать еще больше, если не начнет смещать акценты уже сейчас.

До недавнего времени основной темой дебатов о глобальном потеплении был аспект издержек. Но недавно гораздо большее значение стали придавать новым возможностям, и это правильно, учитывая только что упомянутые соображения. Там, где затраты будут значительными, Россия сможет задействовать потенциал активной помощи других стран и международных организаций. Разрешения на выбросы, имеющиеся у России, можно использовать с умом, профинансировав активный переход к политике большей ответственности в отношении окружающей среды.

Ставки для России — и для всего мира


В июле, после нескольких лет бездействия, правительство приняло пятнадцать проектов в сфер «чистой» энергетики, начав наконец пользоваться своими излишками квоты на выбросы. Остальные страны крайне заинтересованы в ограничении ущерба, который будет причинен из-за выброса в воздух огромного количества метана, а метан как тепло повышаюший газ представляет гораздо большую опасность, чем углекислота. Серьезные инвестиции могут помочь России придумать способ ограничить этот процесс.

Сможет ли страна, с огромным трудом избавлявшаяся от своей опоры на доходы от нефтегазовой отрасли и модернизировавшая прочие отрасли своей промышленности, осуществить переход, о котором я здесь говорю? Это будет крайне сложной задачей, а поддержка со стороны прочих стран окажется крайне важным фактором. Когда температура снова понизится, ощущение чрезвычайной ситуации может схлынуть. Но на самом деле серьезное отношение к глобальному потеплению не противоречит национальным и стратегическим интересам России, а соответствует им. Если российские лидеры смогут в полной мере учесть это обстоятельство и довести его до общественности, то, возможно, удастся переломить настроения фатализма перед угрозой бедствия, помноженные на бюрократический застой и коррупцию, столь часто тормозившие инновационные процесс в этой стране.

Энтони Гидденс ранее возглавлял Лондонскую школу экономики. Последняя из написанных им книг называется «Политический аспект глобального потепления»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.