Возможно, «холодная война» будущего, если она когда-нибудь начнётся, будет разворачиваться в комнате, странным образом напоминающей место действия прошлой такой войны. В Москве есть по-спартански обставленный центр управления, одну из стен которого занимает большая карта Европы, выведенная на мониторы компьютеров. Чтобы попасть туда, сначала надо пройти через пять проверок, но тем немногим, кто их проходит, с гордостью показывают силу в чистом виде. На экранах видны маршруты, тянущиеся из подземных бункеров в сердце Сибири на запад, в направлении крупнейших городских агломераций Европы. Инженер рассказывает, как просто, одним нажатием кнопки, можно выключить весь свет в каком-нибудь зарубежном городе.


К счастью, это не пункт управления запуском ракет, а контрольный пункт «Газпрома», компании, занимающей первое место в мире по производству газа, компании-флагмана российского капитализма. Линии на карте соответствуют трубопроводам, а в зелёный цвет они окрашены потому, что по ним со скоростью более тридцати километров в час течёт природный газ. И всё же опасность погружения соседних государств во тьму ядерной зимы остаётся реальной. Год назад, в этот же сезон, действия, совершённые именно в этой комнате, погрузили большую часть Европы в панику. Спор между «Газпромом» и Украиной из-за неоплаченных счетов за газ вылился в перекрытие транзитных трубопроводов, по которым также снабжается значительная часть Центральной и Восточной Европы, из-за чего миллионы людей остались без отопления и электричества в сильнейший за последние годы мороз.


Теперь на континенте опять стоят морозы и кончается газ, и могущество российских энергетических компаний снова оказывается в центре внимания. Россия уже успела поссориться этой зимой с Белоруссией, и поставки энергоносителей в Европу чуть не сорвались. «Газпром» и правительство Украины надеются избежать повторения скандала 2009 года с трубопроводами, но, по утверждениям критически настроенных наблюдателей, Москва всегда оставляет за собой возможность пустить в ход «энергетическую дубину», чтобы оказать политическое давление на своих соседей.


На прошлой неделе даже Великобритания ощутила хрупкость инфраструктуры снабжения Европы газом: понижение давления в газопроводах из Норвегии вынудило власти приостановить поставки определённым промышленным предприятиям, чтобы уберечь домашние хозяйства и офисы. Наша зависимость от импортируемого газа вскоре резко возрастёт, так как собственные запасы газа Великобритании при текущем уровне добычи иссякнут менее, чем через восемь лет.


Во всё большей и большей степени одна-единственная компания занимает ведущее положение по снабжению Европы не только в настоящем, но и, что гораздо важнее, в будущем. У «Газпрома» в сибирской тундре столько газа, что в переводе на чистую энергию это больше, чем на всех нефтяных и газовых месторождениях, принадлежащих всем западным энергетическим компаниям, вместе взятым. 33,1 триллиона кубических метров — это в пятьдесят пять раз больше, чем у одной Великобритании в Северном море. Только саудиты с их гигантскими нефтяными месторождениями в пустыне могут конкурировать с «Газпромом» по общим запасам энергоносителей. Но Россия недавно обогнала по экспорту нефти даже Саудовскую Аравию.


Геополитические процессы энергетики идут по накатанному сценарию, но о таких ключевых игроках корпоративного мира, как, например, «Газпром», крайне редко пускающий к себе иностранных журналистов, известно сравнительно мало. Сегодняшнее интервью, опубликованное в Guardian, стало первым в череде пяти готовящихся к публикации на этой неделе интервью о некоторых важнейших международных компаниях, которые, вероятно, будут определять ход событий на мировой арене в ближайшем десятилетии. Некоторые из них, в частности, «Газпром» и гигант горнодобывающей индустрии BHP Billiton, держат под своим контролем иссякающие минеральные ресурсы, среди которых многие окажутся стратегически важными.


Завтра, кстати, мы обратимся к China Mobile и затронем сразу два мощнейших глобальных тренда: подъём Китая и цифровые телекоммуникации, а примерами того, как могучие транснациональные корпорации пережили финансовый кризис и сохранили авторитет на мировой арене, послужат General Electric и Wal-Mart.


Не все корпорации пребывают в добром здравии. 2009 год оказался весьма беспокойным для бизнеса на всей планете. Для «Газпрома» же год выдался особенно неудачным: после разборок с Украиной его начали считать ненадёжным поставщиком, а экономическая рецессия вынудила европейцев потреблять намного меньше газа, чем раньше.


Но цены на энергоносители быстро возвращаются на прежний уровень (так, цена нефти, которая и определяет цену газа, быстро снова доросла до восьмидесяти долларов за баррель), и Москва снова становится «лихим» городом, купающимся в легко заработанных деньгах.


В нескольких милях к югу от гламурных бутиков столицы расположен штаб крупнейшей российской компании, и выглядит он весьма зловеще: морозно-синий небоскрёб в стиле неосталинизма, в народе — «свечка», а внутри — бюрократическая команда, постоянно своим существованием напоминающая о советском прошлом. Компания на 50,1 процента принадлежит российскому государству, но менеджеры всё равно очень стараются произвести впечатление независимости от внешнеполитического курса страны.
«Мы не занимаемся политикой», — категорически утверждает Владимир Михеев, топ-менеджер экспортного отдела, сожалеющий из-за распространённой на Западе «газпромофобии».
Но его босс — официальный пресс-секретарь компании Сергей Куприянов — не скрывает причин того, что правительство держится за компанию железной рукой.


«Для большей части территории Российской Федерации характерны довольно неблагоприятные климатические условия, большую часть года стоят морозы, а значит, любое прекращение снабжения газом мгновенно приведёт к катастрофе».


В России стратегическая важность энергетических ресурсов известна не понаслышке. Россияне в сильнейшей степени зависят от субсидируемых поставок газа от занимающего монопольное положение «Газпрома», а держащиеся месяцами температуры ниже нуля делают вопрос энергетической безопасности вопросом жизни и смерти.


Как показала прошлогодняя ссора с Украиной, энергетическая безопасность может служить ещё и необычайно серьёзным экономическим оружием. Относительно того, кого винить в отключениях газа, мнения разделились, но демонстрация силы получилась внушительная: спустя пять лет после так называемой «оранжевой революции» на Украине оба кандидата на предстоящих в ближайшие выходные президентских выборах занимают отчётливо промосковскую позицию.


 «Газпром» приносит далеко не одну стратегическую пользу: на него приходится двадцать процентов налоговых поступлений в государственный бюджет России. Кроме того, Куприянов подчёркивает выгодность положения акционеров:
«У нас также есть частные инвесторы, ожидающие своих дивидендов, а значит, нам приходится работать прозрачно».


К сожалению, законы рынка не всегда действуют безотказно в отношении иностранных инвесторов в России, репутация которой запятнана чередой скандалов с конфискациями активов и принудительными отчуждениями. Деньги из-за рубежа продолжают течь, но только из-за того, какие на кону огромные богатства, и потому такие новые проекты, как Ямальское месторождение в Сибири и российско-германский трубопровод Nord Stream, находят своих спонсоров. Генеральные директоры двух западных энергетических компаний, согласившиеся отвечать на вопросы о «Газпроме» при выключенных камерах, признали, что, несмотря на сомнения в надёжности российского договорного права, другого выбора, кроме как продолжать вести дела с Россией, у них не было.


Подчёркивая «прозрачность для акционеров», «Газпром» тем не менее не проясняет вопроса о собственниках. Упорно циркулируют слухи, что крупными долями в неофициальной форме владеют высокопоставленные работники правительства. На вопрос о наличии личной экономической заинтересованности Владимира Путина в компании Куприянов ответил:
«Никаких следов этого мы не видели».


Для иностранных акицонеров «Газпрома» его тесные связи с Кремлём — это и хорошо, и плохо: активы надёжно защищены, но реальных реформ не будет.
«Государства заинтересовано только в двух вещах: в сохранении политической власти и в низком уровне цен на газ на внутреннем рынке», — заявил руководитель одной из московских фондовых компаний. — «Нет никакого стимула повышать производительность и прибыльность работы, они просто берут себе больше и всё».


Для экономики в целом энергоносители — это, пожалуй, слишком хорошо. Глава отдела исследований московского инвестиционного банка «Ренессанс-Капитал» Роланд Нэш (Roland Nash) предупреждает, что чрезмерная зависимость от быстро растущих цен на энергоносители негативно скажется на перспективах будущего развития России, в остальном — неплохих:
«Экономический кризис просто длился неправильное количество времени: мелкие компании и зарождающийся средний класс пострадать успели, а государство реформы так и не начало, слишком быстро он кончился. Россия должна диверсифицировать экономику, заниматься не только нефтью и газом».


Пока, однако, «Газпром» держится в авангарде новообразованного в России энергетического империализма. Британские потребители, возможно, теперь тоже ближе познакомятся с «большим Г» (так в тексте! — прим. пер.). Gazprom Marketing and Trading — иностранное подразделение — поставляет газ футбольному клубу «Челси» и другим партнёрам и намеревается расширить своё присутствие на рынке Великобритании с двух до десяти процентов. Как сообщил Куприянов, в будущем планируются также поставки газа для жилых помещений.


«Безусловно», — отвечает он. — «Британский рынок — это отличная возможность развития, нам очень нравится, что рынок либеральный, и инфраструктура вся уже есть».
В прошлый раз, когда «Газпром» попытался войти на рынок отопления жилья (тогда рассматривалась возможность приобретения фирмы Centrica), начались сильнейшие политические подозрения, была даже угроза вмешательства правительства Великобритании. Теперь есть надежда развеять страхи, применяя исключительно мягкий подход.


«Вы, наверно, думали, что у нас на трубах будут следы медвежьих когтей, но тревога, которую забили газеты, оказалась ложной», — комментирует Куприянов. — «Наш выход на британский рынок был образцовым».
Для того, чтобы вылечить Европу от «газпромофобии», более важным будет предотвратить будущие перекрытия трубы. Случится ли этой зимой очередной кризис?

«У нас есть основания полагать, что кризиса можно избежать, но никогда не бывает просто дать стопроцентную гарантию», — заключил газпромовец.