Второй день 14-й конференции инвестиционной компании "Ренессанс Капитал" начался с закрытого для прессы заседания, в котором принял участие бывший президент США Билл Клинтон. После него состоялись две презентации столпов российской экономики: первого заместителя премьер-министра и министра финансов Алексея Кудрина и первого заместителя председателя Центрального банка России Алексея Улюкаева.

Россия это страна двух сюжетов, но как обычно бывает, все внимание прессы было приковано к Клинтону и к тому, будет ли он комментировать шпионский скандал, разразившийся вчера в США, где ФБР объявило о раскрытии российской шпионской сети. (Клинтон на сей счет не сказал ничего.) Однако главным сюжетом должно было стать содержание презентаций двух финансовых руководителей, поскольку  они в такой обстановке поведали историю об исключительном успехе. Но беда в том, что постепенный прогресс в таких вопросах как снижение процентных ставок или увеличение резервов не очень-то интересуют слушателей (имидж России за границей в действительности портит не наследие холодной войны, а Джеймс Бонд).

В этом-то все дело. Российская экономическая история в данный момент успокаивающе скучна. Судьба Греции на протяжении нескольких недель в мае была главной темой заголовков газет, а будущее еврозоны продолжает составлять основу новостей. Однако в действительности главной новостью должно было стать почти полное отсутствие драматических событий в России. Но беда в том, что заголовок "В России кризиса нет" трудно всучить редакторам.

Кудрин доложил о своем участии во встрече "двадцатки" в Канаде, заявив, что дискуссия во многом была посвящена тому, как создать систему "трансграничной оценки", которая позволила бы крупным странам, таким как США и Британия, выступать с комментариями по поводу макроэкономической политики друг друга. Дело в том, что мировое сообщество стремится создать систему сдержек и противовесов, чтобы невоздержанность одной страны на раннем этапе могли обуздать равные ей страны, дабы предотвратить возникновение кризисов, дестабилизирующих весь мир.

Здесь ходит анекдот о том, что Россия, будучи "развивающимся", то есть, "плохо управляемым" рынком, сумела избежать той невоздержанности, которая поставила Запад на колени. На самом деле, политика России в период экономического бума была образцом благоразумия. Кудрину удалось не только накопить огромные резервы на сумму свыше 600 миллиардов долларов, что эквивалентно почти двухгодичному импортному покрытию, в то время как у других стран этих резервов всего на три месяца. Он также использовал доходы от экспорта нефти для выплаты внешнего долга России, сведя его фактически к нулю.

"У России самая низкая задолженность из числа членов "двадцатки", - сказал Кудрин делегатам, - мы не являемся частью мирового долгового кризиса".

Нельзя сказать, что кризис вообще не повлиял на Россию – или что она уже вышла из него. Могут быть и новые кризисные волны. Развитые страны на саммите "Группы 20" разошлись во мнениях по поводу важного политического выбора: Соединенные Штаты хотят продолжать финансовую поддержку, которая способствует подъему экономики, в то время как европейцы намерены ввести режим строгой экономии и самоограничений, который необходим для сокращения долга и наведения порядка с дефицитом.

Россия оказалась в странном положении постороннего в этих дебатах. Она надеется на лучшее, но исход влияет на нее лишь косвенно: ей неважно, каким путем пойдут развитые страны, лишь бы они не напортачили с выходом из кризиса.

"Вопрос на встрече "двадцатки" заключался в том, где верный путь к прекращению бюджетной поддержки и к сокращению дефицита, - заявил Кудрин, - очевидно, что в данный момент рост поддерживается за счет бюджетного стимулирования, но также ясно, что впереди грядет долговой кризис. Пока [проблемы задолженности] влияют на небольшие страны, но все понимают, что они могут повлиять и на крупные экономики: кризисные циклы никуда не делись. Пузыри тоже никуда не делись. Идя вперед, нам надо держать глаза открытыми".

Итак, Кудрин готовится к худшему, но в то же время пользуется неожиданным ростом нефтяных цен, который помог добиться экономического подъема в России быстрее, чем кто-либо мог ожидать. Рост в первом квартале составил всего 2,9 процента, говорит Кудрин, однако министерство финансов ожидает, что к концу года он достигнет 4 процентов. Признаки новых всходов видны в Москве повсюду, хотя Россия и изнывает от рекордно высоких температур, достигающих 46 градусов Цельсия. По словам Улюкаева, начался рост критически важного банковского кредитования. В марте он составил чуть меньше 1 процента, а в мае свыше 1 процента.

"К концу года рост кредитного портфеля российских банков составит 10-15 процентов. Это не те 40-50 процентов, которые мы наблюдали до кризиса, но это вполне комфортный уровень", - заявил инвесторам загорелый Улюкаев.

Другая крупная опасность, грозящая России – это возможное снижение цен на нефть. Этим утром баррель  марки Brent стоил 77,58 доллара, а в последние несколько недель он держится на вполне уютной отметке чуть выше 75 долларов. Но Кудрин ждет, что в предстоящие три года цены вновь упадут до уровня 60 долларов, когда режим строгой экономии на Западе даст о себе знать.

"Мы по-прежнему слишком сильно зависим от нефти. На ее долю приходится 20 процентов ВВП и 40 процентов бюджетных доходов. Когда-нибудь в следующие три года цены упадут до 60 долларов или ниже, и если они останутся на таком уровне более шести месяцев,  то это создаст риск для экономики. Мы не знаем, когда это случится, но это станет результатом повышения учетных ставок центробанков или чего-то еще, например, китайского кризиса жилищного кредитования".

По словам Улюкаева, благодаря рекордно низкому уровню инфляции (прогноз на текущий год составляет около 6 процентов) Центральный банк отказался от попыток управлять обменным курсом. "Больше коридора обменного курса не существует. У нас нет прогноза по курсу обмена. ЦБР будет вмешиваться только в целях сглаживания колебаний на рынке иностранных валют", - заявляет Улюкаев.

И это очень важный момент, поскольку удар по валюте наносят прежде всего внешние проблемы. Улюкаев говорит, что в России вновь наблюдается приток капитала, поскольку спекулятивные деньги влекут в Россию чрезвычайно заманчивые оценки и прогнозы. Однако в этом году уже были просто дичайшие скачки. "В одном месяце у нас был приток в 10 миллиардов долларов, а в другом отток в 30 миллиардов. Скачки очень велики, поэтому оптимально управлять учетными ставками трудно. Но у нас открытая экономика, и мы не вводим никаких административных мер регулирования для капитала".

Положительный момент сильных российских показателей заключается в том, что другие страны региона стали обращаться к ней за помощью. И вместо того, чтобы играть роль злобного медведя, стремящегося возродить советскую империю, Россия действует весьма ответственно, не забывая при этом о своих собственных интересах.

Кремль только что запустил антикризисный фонд, которым управляет Евразийский банк развития. Это полуавтономная организация, созданная несколько лет назад совместно с Казахстаном. На прошлой неделе этот банк выдал свой первый кредит в размере 70 миллионов долларов на исключительно легких условиях Таджикистану, чтобы предотвратить экономический крах этой страны. Точно так же Кремль в начале года снизил цены на газ для Украины, испытывающей нехватку денежных средств, что обойдется российскому бюджету в предстоящие десять лет в четыре с лишним миллиарда долларов ежегодно, сказал Кудрин. Однако в том случае премьер-министр Владимир Путин договорился о целом ряде крайне привлекательных инвестиционных пакетов для российских компаний. А Кремль предоставил новые кредиты таким странам, как Армения, Киргизия и Белоруссия (которая на сегодня взяла взаймы 3 миллиарда долларов, что является  одним из крупнейших кредитов, выданных Москвой).

"Мы намерены поддерживать своих соседей, поскольку добиваемся стабильности СНГ", - сказал Кудрин.

Но беда в том, что проблемы России носят исключительно  внешний характер. И Кудрин, и Улюкаев проявили себя как менеджеры-импровизаторы. Поэтому, пока мировая пресса раздувает шпионские скандалы, им следует призвать свои регулирующие органы воспользоваться их примером и научиться предусмотрительному макроэкономическому менеджменту.

"Россия стабильна и выходит из кризиса, - говорит Улюкаев, - но у нас открытая экономика, и мы зависим от международного спроса, являясь слепком с глобальной экономики. Если международные рынки пойдут на подъем, то же самое сделает и Россия. А если там будут проблемы, то решать их придется и России тоже".