Москва — Несколько лет назад Владимир Путин, будучи президентом, сравнил энергетические богатства Сибири с конфетой, зажатой Россией в «потном кулаке». Как бы инвесторы ни хотели до них дотянуться — нельзя.

Но в декабре Путин, уже в качестве премьер-министра, сказал, что российское государство «понимает, что нам нужны иностранные инвестиции». А если нынешний президент Дмитрий Медведев, несмотря на взрыв в московском аэропорту, не откажется от своего намерения посетить на этой неделе Всемирный экономический форум в швейцарском Давосе, то он тоже будет пытаться привлечь в страну иностранный капитал.

Что же изменилось, что потный кулак превратился в протянутую для рукопожатия руку? Ответ простой: России нужны деньги.

Огромные прибыли от экспорта нефти, которыми Россия до наступления мировой рецессии щедро покрывала бюджетные расходы, скоро кончатся. Ведь Резервный фонд — специально предназначенная часть государственного фонда — сократился до 26 миллиардов долларов, чего не хватит на покрытие даже половины предполагаемого бюджетного дефицита в 2011 году.

Таким образом Россия впервые после финансового кризиса 1998 года вынуждена обратиться к международным банкам и пенсионным фондам в США и Европе, чтобы сохранить возможность финансирования всего — от модернизации армии до выплачивания высоких зарплат сотрудникам общественного сектора.

Кроме того, государство готовится к продажам крупных порций своих активов. Оно не отказалось от консультационных услуг Merrill Lynch при Банке Америки в области запланированной продажи пакета акций государственного банка ВТБ. Также на рынок попадут акции нефтяных компаний, гидроэлектрических станций и пароходств.

Учитывая, сколько государственной собственности будет приватизировано, Goldman Sachs в январе расширили свое представительство в Москве, переведя из Франции начальника отдела банковских инвестиций Жана Раби (Jean Raby). Вместе с Кристофером Бартером (Christopher Barter) Раби займет коллективную должность директора.

Российские чиновники, вплоть до самого Кремля, явно пытаются заманить к себе и других иностранных инвесторов. В среду вечером Медведев должен произнести важнейшую речь на давосском форуме. Но после взрыва, прогремевшего в понедельник в самом загруженном московском аэропорту, из Кремля сообщили, что Медведев откладывает свой выезд заграницу. О том, будет ли назначена иная дата и какой она может быть, не сообщалось.

Но нужда в деньгах у России не отпала.

Ради покрытия бюджетного дефицита государство намерено выпустить рублевые облигации общей стоимостью в 50 миллиардов долларов, а также ежегодно приватизировать государственные активы стоимостью по 10 миллиардов по крайней мере до 2014 года.

Медведев планировал пробыть в Давосе два дня, чтобы успеть на частных приемах и общественных заседаниях комитетов произвести хорошее впечатление на директоров Deutsche Bank, Novartis, Siemens, PepsiCo, Boeing и прочих компаний.

«В первую очередь Медведев захочет дать понять, что Россия готова принимать инвесторов», — сказал в прошлую пятницу на пресс-конференции его старший советник по вопросам экономики Аркадий Дворкович перед тем, как изложить задачи российской делегации в Давосе.
По словам Дворковича, президент России также намерен оценить степень заинтересованности директоров в приобретении российских активов, а также решить, какие именно государственные компании будут распродаваться первыми.

Возможно, вместе с акциями ВТБ будут распродавать государственную нефтяную компанию «Роснефть», государственное предприятие гидроэлекторэнергетики «Русгидро» и государственное торговое пароходство «Совкомфлот».

Российские банки, пребывающие пока в состоянии относительного благополучия, скорее всего, скупят порядка трех четвертей недавно выпущенного государственного долга, о чем сообщил Иван Чакаров, старший экономист из московского филиала Merrill Lynch. Но чтобы было куплено и все остальное, Кремлю придется положиться на иностранных инвесторов.

«Мы начинаем совершенно новую игру, — сказал, давая интервью, Чакаров. — Они хотят повернуться к иностранцам».

С тех пор, как в середине 1980-х Советский союз пострадал в финансовом отношении от падения цен на нефть, не было случая, чтобы официальные власти в Москве так активно занимались сбором средств. Привлечение займов в 1980-х обернулось появлением у страны внешнего долга, превышавшего 100 миллиардов долларов.
Очень сложно будет преодолеть осторожное отношение транснациональных компаний к России.

В январе британская консалтинговая фирма Maplecroft, занимающаяся политическими рисками, поставила Россию на 186-е место из 196 возможных по степени политического риска предпринимательской деятельности, то есть обстановка в России хуже, чем в Пакистане. В Индии и в Китае все гораздо лучше, они заняли соответственно 26-е и 62-е места.

А по итогам 2010 года агентство Transparency International поставило Россию на последнее место среди крупных стран по степени коррумпированности в глазах общественности, а в общем списке — на 154-е из 178 возможных, рядом с Таджикистаном и Кенией.

Пытаясь сделать Россию более привлекательной в глазах иностранных инвесторов, представители ориентированного на реформы крыла в правительстве ввели целый ряд новых правил. Был снижен налог на прирост капитала, к примеру, а главная биржа MICEX сняла ранее предъявлявшееся требование к не проживающим в России участникам пользоваться услугами местных брокеров.

В 2010 году после долгих проволочек российская делегация наконец решила вопросы со вступлением во Всемирную торговую организацию. К октябрю возглавлявший тогда Национальный экономический совет США Лоренс Саммерс (Lawrence Summers) заявил, что Россия уже добилась таких больших успехов, что, похоже, будет готова к вступлению в ВТО в течение года.

А в сентябре Медведев сократил список так называемых стратегических активов, то есть тех, которые нельзя покупать иностранцам (те самые большие залежи нефти и руд металлов, зажатые в «потном кулаке»), и теперь в этом списке не более 200 городов, как было когда-то, а всего около 50.

Но есть и проблемы. Советник Медведева по экономическим вопросам Дворкович признал, что в прошлом году из-за вынесения бывшему владельцу нефтяной компании Михаилу Ходорковскому уголовного приговора способность России привлекать иностранные инвестиции пострадала и что этот вопрос, безусловно, будет поднят и в Давосе.
Для такого высокопоставленного представителя государства это было необычайно откровенное высказывание.

«Думаю, что у значительной части мирового сообщества возникнут серьезные вопросы, а оценка рисков работы в России повысится», — заявил Дворкович.
Некогда бывший самым богатым человеком в России Ходорковский прогневил Путина, приняв участие в политическом процессе, а также начав переговоры о продаже части принадлежавшей ему нефтяной компании «ЮКОС» компании Exxon Mobil без разрешения Кремля.

После вынесения в декабре второго приговора (милиция в это время била дубинками собравшихся у здания суда протестующих) Ходорковский просидит за решеткой по крайней мере до 2017 года.

Но в январе потепление отношения российского государства к директорам иностранных коммерческих компаний стало очередным поворотом в судьбе активов компании Ходорковского.

Компания «ЮКОС» была обанкрочена и распродана, по преимуществу — «Роснефти», которая в январе договорилась об установлении партнерских отношений с British Petroleum. Компании договорились об обмене пакетами акций и о совместной разведке нефтяных месторождений в океане к северу от России.

Воодушевившись предположением о том, что маятник вновь качнулся в сторону открытости, инвесторы через неделю после достижения договоренности между «Роснефтью» и BP перенесли 742 миллиона долларов в фонды, предназначенные для России.

Это в три раза больше, чем аналогичная цифра для предшествовавшей недели (196 миллионов долларов), а также самый крупный скачок в инвестиционном портфолио России за всю ее историю. Об этом сообщает исследовательская фирма EPFR Global из Кембриджа (штат Массачусетс), отслеживающая перемещение капитала по всему миру.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.