Москва – Пострадавшая от цунами атомная электростанция в Японии может заставить некоторые страны задуматься о тех рисках, которые создает для реакторов мировой океан. Но не Россию.

Москва идет вперед, создавая первую в мире морскую атомную электростанцию, несмотря на  усиливающиеся опасения и растущие затраты, связанные с ядерным кризисом в Японии.

«Нас это не тревожит. Даже у Японии нет альтернативы атомной энергии. А безопасность российских реакторов во много раз выше», - заявил Андрей Фомичев, возглавляющий санкт-петербургский Балтийский завод. Там строится 144-метровая баржа, которую в следующем году доставят в неизвестное пока место назначения.

Плавучая АЭС это центральный элемент российской стратегии освоения огромных энергетических ресурсов Арктики в предстоящие десятилетия, которая предусматривает экспансию в последних уголках девственной и дикой природы на Земле. Плавучая АЭС будет состоять из двух маленьких реакторов, производящих 70 мегаватт электроэнергии, которых достаточно для освещения 35 с лишним тысяч домов. Электростанция будет находиться у причала либо на якоре неподалеку от берега, чтобы ее можно было подключить к силовым кабелям линии электропередачи.

Плавучая АЭС носит название «Академик Ломоносов». Названа она в честь известного российского ученого и поэта 18-го века Михаила Ломоносова. Как сообщил Фомичев агентству Reuters по телефону, в основе электростанции лежит «проверенная и испытанная» технология подводных лодок и ледоколов времен холодной войны. «Все возможные чрезвычайные ситуации были отработаны и проверены. Испытания на безопасность начались еще при Советском Союзе».

Однако критики атомной энергии предупреждают, что российские планы, предусматривающие сооружение еще как минимум семи аналогичных реакторов, могут стать самыми опасными в области атомной энергетики за много лет – и не только из-за риска аварии, но и потому что они способны подхлестнуть распространение ядерного оружия и терроризм.

«Нельзя обещать, что ядерный реактор в своей основе будет безопасным … а если его поставить на плавучую платформу, а затем оттащить на буксире в удаленное место, риски возрастают многократно, - заявил независимый парижский консультант по атомной энергетике Микль Шнейдер (Mycle Schneider). – Это совершенно нелепо».

Маленький, но прекрасный – а может быть, и нет

Россия не единственная страна, идущая на уменьшение размеров своих реакторов, но она проталкивает эту идею активнее других, рекламируя и расхваливая самые разные проекты – от космических кораблей на ядерной тяге до мини-реакторов, которые умещаются на заднем дворе.

Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) прогнозирует, что к 2030 году в мире будет работать как минимум 40, и как максимум 90 таких мини-реакторов.

По словам Фомичева, маленькие АЭС можно будет строить, чтобы подавать электроэнергию в удаленные районы развивающегося мира, на испытывающие энергетический голод промышленные объекты, а также на военные базы, не создавая при этом дорогостоящие сети электроснабжения. «Такие объекты можно строить на Крайнем Севере, в пустыне, - говорит он. – Это быстрое решение проблем для труднодоступных регионов. Развернув их, можно строить заводы, армейские базы, нефтяные платформы. И у вас будет электричество, вода и отопление».

Российский государственный гигант атомной энергетики «Росатом» планирует построить 12 плавучих атомных электростанций, надеясь поставлять их на экспорт. Одно из самых широко рекламируемых коммерческих достоинств пилотной АЭС это потребляющая много электроэнергии установка по опреснению морской воды. Совершенно очевидно, что такая реклама прежде всего должна привлечь страны Ближнего Востока и Африки. Как заявляют представители Росатома, свой интерес к данному проекту уже проявили более 20 государств, включая Китай, Южную Корею, Индонезию, Филиппины, Намибию, Чили и Бразилию.

Стоимость строительства первого реактора может в итоге составить 550 миллионов долларов, то есть, в четыре раза больше первоначальной оценки. И все равно, это в несколько раз меньше цены традиционного большого реактора.

Заместитель директора компании-оператора АЭС «Росэнергоатом» Олег Черников утверждает, что плавучие АЭС защищены от землетрясений хотя бы потому, что они будут находиться в открытом море.

Но активисты антиядерного движения предостерегают, что если плавучие АЭС будут установлены на Дальнем Востоке России в районе Камчатки, которая подвержена цунами и является зоной повышенной вулканической активности (а именно там предполагается разместить первую АЭС такого типа), то ядерная авария станет «неизбежной».

«Опасность не в самом землетрясении, а в порождаемом им цунами. Если работающую плавучую АЭС цунами вынесет на берег, это неизбежно приведет к атомной аварии», - говорит бывший капитан первого ранга советского подводного флота и инспектор по атомной безопасности Александр  Никитин, ставший антиядерным активистом.

Знакомый с этими планами источник из отрасли атомной энергетики сказал, что плавучую АЭС не будут отправлять в сейсмоопасный район. «Такие слухи ходят … но в контракте названо другое место», - отметил он, попросив не называть его имя, поскольку не уполномочен разговаривать со СМИ.

Терроризм, отработанное топливо


Но один из тех специалистов, кто в самом начале дал добро на реализацию данного проекта, сейчас сомневается в его целесообразности. Булат Нигматулин, с 1998 по 2002 годы занимавший пост заместителя министра атомной энергетики, говорит, что у плавучих АЭС нет никаких перспектив на рынке, и что это пустая трата государственных средств. «Они никому не нужны. Мы сами финансируем эту бесполезную вещь из государственной казны», - сказал Нигматулин агентству Reuters.

Установка реакторов где-нибудь в Тихом океане, где их может перевернуть и потопить цунами, это «просто безумие», заявляет он, пренебрежительно отмахиваясь от карты, на которой указаны заинтересованные в этом проекте потенциальные страны-покупательницы. «А в других местах полно пиратов и террористов».

Как считает Нигматулин, данный проект высвечивает самые негативные стороны российской атомной отрасли: огромные субсидии, нерентабельные проекты, а также отсутствие прозрачности, что приводит к задержкам и к коррупции.

Амбициозные планы Москвы также усилили обеспокоенность по поводу терроризма и того, что делать с высокорадиоактивным отработанным ядерным топливом. Активисты антиядерного движения отмечают, что список потенциальных клиентов Росатома вызывает опасения относительно возможностей ядерного распространения. «Все эти страны хотят получить доступ к технологиям строительства подводного атомного флота», - говорит эксперт по энергетике из организации «Гринпис» Владимир Чупров.

«Если «Фукусима» и не похоронила атомную энергетику, то она продемонстрировала нерешенные проблемы отрасли с безопасностью, включая угрозу терроризма», - вторит ему директор московского Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

По словам защитников окружающей среды, Россия не предлагает инновационные решения, а просто сдувает пыль со старых и опасных проектов в своей попытке воспользоваться резким ростом спроса на атомную энергию. Те технологии, которые применяются на плавучих АЭС, стали причиной как минимум 10 аварий на советских подводных лодках в период с 1970-х по начало 1990-х годов, о чем сообщает работающая в Осло антиядерная группа Bellona.

«Вся история атомных подводных лодок это история аварий», - говорит специалист из этой организации Никитин.

Россия заявляет, что решит проблему ядерных отходов на всех атомных электростанциях, которые продаст. Но по словам Никитина, пока не найдено никакого решения по переработке высокорадиоактивного отработанного топлива. В обычных реакторах отработанное топливо удаляется и хранится в специальных хранилищах, подобных тому, что оказалось сегодня под угрозой на японской АЭС «Фукусима-1». Но в той модели морского реактора, который продвигает Россия, топливо замораживается и хранится вместе с реакторными стержнями.

Сегодня российскую Арктику по-прежнему  загрязняют сотни таких отработанных ядерных стержней. Таково грязное наследие советской программы по созданию подводного флота.

«Страх перед атомной энергией быстро не рассеется. И кому будут нужны все эти вещи?» - спрашивает Симонов.

(Данная статья - выдержка из специального доклада по атомной энергетике).