В результате как технологических, так и юридических процессов энергоресурсный гигант «Газпром», который поставляет на территорию ЕС 30% потребляемого там газа, может лишиться возможностей прямо и косвенно шантажировать европейские правительства и потребителей, если только у этих правительств и потребителей хватит твердости, чтобы переломить находящиеся в его собственности оковы трубопроводов. Такое достижение экономической независимости особо важно для Латвии, которая импортирует весь газ из России и – какое совпадение! – еще в прошлом году платила за него на 30% больше, чем Германия, как признал в сентябре в Риге комиссар ЕС по энергетике Гюнтер Эттингер.

Доминированию «Газпрома» угрожают, прежде всего, новые возможности доступа к «сланцевому газу», который находится в пластинчатых, сравнительно рыхлых породах, глубже, чем природный газ в традиционных месторождениях. Только в последние десять лет стало возможным добираться до этого газа достаточно дешево и эффективно, используя технологии горизонтального бурения и гидровзрывы, от которых сланцевые породы раскалываются и высвобождают газ.

Эти новые технологии уже фундаментально изменили рынок США, который потребляет примерно 20% всего производимого в мире природного газа. Благодаря добыче сланцевого газа, в 2009 году США догнали Россию и стали крупнейшим производителем природного газа в мире. Однако потенциал сланцевого газа еще больше. Международное агентство энергетики (IEA) рассчитывает, что ресурсы сланцевого газа могут быть такими же большими, как и известные запасы традиционного газа. К тому же, они находятся во многих странах, у которых до сих пор не было значимых газовых ресурсов, в том числе и в расположенных по близости с нами европейских странах. Агентство энергетической информации США считает, что только в Польше 5,3 миллиарда кубометров сланцевого газа, которые могут обеспечить эту страну на триста лет, и в Литве имеются потенциальные месторождения.

Не все эти ресурсы можно освоить по приемлемой цене, к тому же, рост новых развивающихся стран увеличит также спрос. Однако уже в последние годы стремительный рост добычи сланцевого газа в Америке позволил направить большое количество сжиженного природного газа, который предусматривался для продажи в Америке, на другие рынки, снизив вместе с этим цену. Более того, как написано в мартовском исследовании IEA о природном газе, потенциал производства сжиженного газа в последние годы значительно возрос и продолжит расти. Один из влиятельных европейских экспертов по вопросам газового рынка, профессор университета Лондон-сити Алан Рэйли недавно писал в журнале Wall Street Journal, что мировое производство сжиженного газа, которое в 2008 году составляло около 240 миллиардов кубометров, в 2013 году будет почти вдвое больше – около 410 миллиардов кубометров.

Эти технологические изобретения дают возможность государствам, которые хотят освободиться от гнета «Газпрома», сделать это, или развивая добычу сланцевого газа, или используя все более доступный в мире сжиженный газ. Поэтому неудивительно, что министр природных ресурсов России Юрий Трутнев в прошлом году сказал: «У нас проблема со сланцевым газом. Это не только моя позиция, это также позиция «Газпрома».

Но это не единственная проблема гибрида Россия/«Газпром». Вторая серьезная угроза его доминирующему положению в Европе –  принятые в 2009 году регулы ЕС о либерализации энергетического рынка, которые предусматривают отделение сетей распределения газа от производителей, обеспечение равноправного доступа к этим сетям всем поставщикам. Насколько важно для России сохранить контроль над трубопроводами и вместе с этим отвести угрозу конкуренции, ясно видно по злой реакции Кремля на планы Литвы принять закон, который вынудит контролируемую «Газпромом» Lietuvos Dujos продать принадлежащие ей газопроводы. Путин назвал это «грабежом», и Газпром отказался снизить цену на газ для Литвы на 2011 год, что было сделано для Латвии и Эстонии. Но Европейская комиссия твердо встала на сторону Литвы, и ее президент Жозе Мануэль Баррозу в феврале во время пресс-конференции публично поспорил с премьер-министром России Владимиром Путиным по поводу отделения распределительных сетей от поставщиков. Баррозу указал, что правила относятся ко всем - и к компаниям ЕС, и Норвегии, и России, и ответил на угрозы Путина повысить цены на газ для всей Европы замечанием, что за российский газ «мы уже и сейчас хорошо платим».

Однако Путин и «Газпром» не думают сдавать свои позиции без боя. В Латвии эта борьба сейчас наиболее ясно выражена в столкновениях по поводу строительства терминала для сжиженного газа, который может получить финансирование, в том числе и от Европейского союза, если о его месте расположения договорятся все три страны Балтии. Несомненно, самое выгодное место для терминала в Латвии, но общей позиции нет.  Частично это из-за неизбежной взаимной ревности, и встретившиеся в субботу в Таллине главы правительств трех стран отложили решение о расположении терминала до того момента, когда Литва и Эстония подготовят свои предварительные исследования, которые Латвия уже завершила.

Проблемы создают и вопросы о влиянии «Газпрома». Ни для кого не секрет, что российское газовое лобби в Латвии сильно, и бывший товарищ Путина по службе в Комитете государственной безопасности, руководитель российской газовой компании Itera Latvija Юрис Савицкис уже поспешил заявить, что терминал для сжиженного газа нужно строить с участием «Газпрома». К тому же, еще нет ясности, как именно Латвия планирует вводить установленную ЕС либерализацию газового рынка, которая в нескольких вариантах может позволить Latvijas gāze сохранить свое влияние в распределительных сетях.

Как писал недавно аналитик восточно-европейского рынка газа и нефти Владимир Сокор, Латвия может быть подходящим местом для строительства терминала для сжиженного газа, но только в том случае, если распределительные сети будут строго отделены от «Газпрома». Если мы не сможем создать эту действительно независимую систему поставок и распределения газа, то еще крепче закуем себя в оковы российских газопроводов.

Перевод: Лариса Дереча