Землетрясение 11 марта в Японии вызвало не только цунами, приведшее к самой страшной ядерной аварии после Чернобыля. Оно вызвало также целую серию антиядерных толчков с эпицентром в Германии, и эти толчки уже меняют облик мирового энергетического ландшафта. Наверное, ни одна страна в мире не выиграет от этого больше, чем Россия.

Когда канцлер Германии Ангела Меркель впервые заявила, что Германия ликвидирует все свои атомные электростанции, она отметила, что образовавшийся в результате этого дефицит электроэнергии будет компенсирован за счет повышения энергоэффективности, использования энергии от возобновляемых источников, а также модернизации сетей электроснабжения.

В 2010 году около четверти электроэнергии в Германии было выработано на атомных электростанциях, суммарная установленная мощность которых составляет 20 гигаватт.

Но когда Меркель на прошлой неделе обратилась в парламент с просьбой утвердить серию законов о начале «энергетической трансформации» в Германии, чтобы избавить страну от атомной энергетики к 2020 году, она сделала прогноз о том, что стране понадобится больше органического топлива – примерно на 20 гигаватт, то есть, в два раза больше той цифры, которую канцлер называла за несколько дней до этого.

Эксперты по энергетике предсказывают, что в основном  это будет природный газ. «Если мы хотим уйти от атомной энергии и переключиться на энергию возобновляемых источников, то на переходный период нам понадобятся электростанции на органическом топливе», - сказала Меркель.

Об этом говорили и раньше, но теперь это верно как никогда, поскольку сегодня многие страны грозят убрать атомную энергетику из энергетического баланса.

За неделю до Германии Швейцария решила вывести из эксплуатации свои АЭС в течение тридцати лет. А ряд членов Евросоюза, включая Британию, отложили свои планы в области атомной энергетики, по-видимому, чтобы посмотреть, какие уроки можно извлечь из японской катастрофы.

Тем временем, природный газ выходит на новые высоты. Это альтернативный и предпочтительный вид топлива, который легко доступен и имеется в наличии, чтобы обеспечить растущие мировые энергетические потребности. Он меньше загрязняет окружающую среду, чем нефть и уголь, а также относительно дешев.

Для России это отличная новость, поскольку она занимает второе место в мире по объемам добычи природного газа после США, и переживает еще более трудные в плане экономики времена, чем Америка. «Для России в действительности было выгодно не то, что решила Германия, а сама авария на «Фукусиме». Ситуация на газовых рынках изменяется в сторону роста спроса», - заявил директор по изучению газовых ресурсов из Института энергетических исследований в Оксфорде (Institute for Energy Studies) Джонатан Стерн (Jonathan Stern).

На прошлой неделе Международное энергетическое агентство, консультирующее промышленно развитые страны мира по вопросам энергетики, пересмотрело свои прогнозные оценки по мировому спросу на газ, предсказав начало «золотого газового века», движущей силой которого, среди прочего, станет «замедление в развитии атомной энергетики».

В этом докладе Международное энергетическое агентство отметило, что многие государства после аварии на АЭС в Японии пересмотрели свои планы. Теперь все меньше будут продлевать сроки эксплуатации действующих атомных электростанций, и все меньше будут строить новые АЭС.

С этим согласны газодобытчики, международные институты и отраслевые аналитики. Спрос на газ растет. То перенасыщение рынка, которое возникло во время мирового экономического кризиса, быстро рассеивается, и цены в перспективе обязательно будут расти.

«Нам нужно больше газа, - заявил в мае еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер (Günther Oettinger). - После решения Берлина именно газ станет драйвером роста».

Спрос на газ, который до аварии на «Фукусиме» должен был увеличиться к 2020 году на 4,8%, теперь может вырасти на 9,5%. Такой прогноз дало Международное энергетическое агентство в своей пересмотренной оценке.

Организации, правительства и люди, стремящиеся к снижению выбросов парниковых газов, обеспокоены ростом газовых цен и потребления, потому что газ будет заменять чистую атомную энергию. Кроме опасений экологического характера их тревожит то, что растущая зависимость от российского газа приведет к усилению влияния Москвы на Западную Европу.

В ближайшей перспективе, отмечают эксперты энергетики, эта обеспокоенность не будет иметь особого значения. Отказ от атомной энергии почти наверняка приведет к увеличению газового импорта из России.

Россия уже стала для Европы самым крупным газовым поставщиком. В 2010 году она поставила туда 120 миллиардов кубометров, примерно на четверть обеспечив европейские потребности. К тому же теперь российский газ будет подаваться в Германию в обход Украины напрямую через подводный трубопровод «Северный поток», строительство которого будет завершено в 2012 году. Пропускная способность этого трубопровода составит 55 миллиардов кубометров в год, что соответствует приблизительно 10 процентам общего объема потребления в Европе.

«У европейцев мало альтернатив для покупки газа, - говорит старший газовый аналитик Массимо Ди Одоардо (Massimo Di Odoardo), работающий в консалтинговой фирме Wood Mackenzie, занимающейся вопросами энергетики. – У России очень прочные позиции, учитывая то, что «Северный поток» будет введен в эксплуатацию в самый нужный момент».

Дополнительные доходы от ценового роста дадут России приток денежных средств, хотя она уже сейчас пожинает плоды от повышения нефтяных цен.

Геополитические последствия отказа Германии от атомной энергии пока не ясны. Германия уже является вторым в Европе потребителем газа с объемом потребления 87 миллиардов кубометров в год. Россия обеспечивает почти 40% ее газовых потребностей. Увеличение газовых поставок в целях компенсации от закрытия АЭС не изменит существенно эту и без того мощную зависимость, говорят аналитики.

«Старые страны-члены ЕС чувствуют себя с Россией комфортно, - отмечает Стерн, - и не видят здесь политической угрозы. Что бы Европа ни думала о России, она поняла, что с Украиной как с транзитным государством вести дела слишком трудно».

Тем не менее, многие аналитики и официальные лица по обе стороны Атлантики предупреждают, что связи Германии с Россией в долгосрочной перспективе могут предвещать беду. На то есть две причины. Если Россия не осмелеет, действуя в Европе, то Германия в определенный момент времени может решить, что ее энергетические интересы не совпадают с политическими интересами западных союзников.

«Соединенные Штаты пытаются выпутаться и уйти из Афганистана и Ирака, и к середине десятилетия они, скорее всего, будут готовы к утверждению собственных позиций в Центральной Европе, - написала консалтинговая фирма Stratfor из техасского Остина, занимающаяся оценкой геополитических рисков. – Если это произойдет, и если в этот момент зависимость Берлина от российского природного газа будет увеличиваться, то из-за ответной реакции Германии на такие стратегические шаги в ее географическом окружении между ней и союзниками по НАТО могут возникнуть разногласия».

Детали столь резкого разворота Меркель в сфере энергетики все еще обсуждаются – ведь еще в сентябре прошлого года она продлила сроки эксплуатации атомных электростанций от восьми до 14 лет.

Данное решение было принято после серии болезненных политических ударов по Христианско-Демократическому союзу и по его партнерам на земельных выборах. Зачастую успеха там добивались выступающие против атомной энергии «зеленые». В этом году предстоит провести выборы еще в четырех землях, и атомная энергетика выходит на передний край в политических дебатах Германии.

После аварии на «Фукусиме» Меркель временно закрыла семь реакторов суммарной мощностью семь гигаватт, а также запретила возобновлять эксплуатацию неработающего восьмого реактора. Правительственный план предусматривает поэтапное закрытие оставшихся девяти реакторов, совокупная мощность которых составляет 12 гигаватт. По одному будет закрыто в 2015, 2017 и 2019 годах, еще три в 2021-м, а последние три в 2022 году. Ожидается, что парламент утвердит этот план до ухода на летние каникулы.

В итоге для перехода к безъядерному будущему может потребоваться даже больше газа, чем говорят лидеры. Например, правительство заявило, что меры повышения энергоэффективности, особенно в домах, помогут к 2020 году сократить спрос на электричество на 10%, что эквивалентно производительности АЭС, уже отключенных от энергосистемы.

Но такой прогноз может оказаться излишне оптимистичным.

«Многое можно обеспечить за счет экономичности, но мы в последние годы пока не видим существенного повышения энергоэффективности», - заявил старший научный сотрудник лондонской исследовательской организации Chatham House Энтони Фроггат (Anthony Froggatt).

Кроме того, предлагается принять ряд законов о повышении к 2020 году доли энергии от возобновляемых источников в два с лишним  раза – с 17 до 35%. Для этого потребуются колоссальные параллельные инвестиции в энергосистему и линии электропередачи, чтобы обеспечить дополнительные мощности.

Возобновляемые источники энергии повышают надежность и безопасность энергопоставок и снижают выбросы газов, вызывающих глобальное потепление. Однако здесь затраты на производство электроэнергии в 3-10 раз выше, чем при использовании органических видов топлива. Дополнительные препятствия создает неустойчивый характер такой энергетики, зависящей от того, дует или нет ветер, и светит или нет солнце.

Стабильность сети это еще одна проблема, потому что возобновляемые источники нельзя включать и отключать произвольно, а также надеяться на то, что они обеспечат пиковый спрос, скажем в безветренный вечер.

Ни одной стране пока не удалось найти адекватную замену надежным и доступным по стоимости действующим электростанциям, использующим ядерное или органическое топливо.

Примером тому может служить Германия. Это мировой лидер по установленной мощности возобновляемых источников, составляющей 55 гигаватт. В основном это ветровая энергия. Это почти в три раза больше установленной мощности атомных электростанций и станций на газе. Однако доля возобновляемых источников в энергосистеме значительно меньше, чем у их конкурентов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.