Легко понять, почему разговоры о «2008 годе» заставляют холодок пробегать по спине российских трейдеров. Российский фондовый рынок упал на 73% во второй половине 2008 года; рубль потерял 37% своей стоимости; а цены на нефть упали со 150 долларов до сорока.

В то время как фондовые рынки Москвы и рубль оказались среди наиболее сильно просевших за последние пару дней, хорошо помнить одну вещь: для России все могло бы быть гораздо хуже.

Во вторник премьер-министр Владимир Путин попытался успокоить российские рынки и пообещал, что правительство готово влить наличность в рынок, найдя средства в накопленных нефтяных резервах.

«Здесь в России мы должны следить за ликвидностью и если появится необходимость, Министерство финансов и Центробанк добавят ликвидности», - сказал он журналистам в Сочи.

Его слова были сказаны в условиях, когда две московские биржи – ММВБ и РТС – быстро упали, и их основные индексы за первый день недели снизились более чем на 5%. Сейчас они уже немного восстановились от этого падения. Во вторник ММВБ закрылась снижением всего на 0,1%, а РТС – снижением на 2,87%.

И все же при всей ситуации и мрачных предсказаниях аналитики быстро отметили, что снижение на биржах и падение рубля были по большей части результатом неуверенности на глобальных рынках и падения цен на нефть, в противовес проблемам, связанным непосредственно с Россией. И более того, они отметили, что Россия сейчас находится на гораздо более сильных позициях, чтобы сопротивляться этой рыночной волатильности, нежели это было в 2008 году.

Возьмите в качестве примера нынешний коэффициент цена/прибыль. Сейчас рынок торгуется с будущим показателем на уровне 6,4, по сравнению с уровнем в 10,1 в июле 2008 года, по данным Citibank, что означает, что сейчас гораздо меньше опасений, что российские акции переоценены.

Более того, судя по всему, риск маржин-коллов, т.е. риск того, что они могут повлиять на положение акций в данный момент, сейчас тоже ниже, чем тогда.

Как заявил beyondbrics Иван Чакаров, главный экономист в Ренессанс-Капитале: «В 2008 году многие олигархи держали короткие позиции на фондовом рынке и вынуждены были удовлетворять маржин-коллы и ликвидировать эти позиции. От наших фондовых аналитиков я слышу, что сейчас с этой точки зрения все гораздо лучше. Нет никаких резких маржин-коллов».

И отдельно стоит отметить, что у российских компаний сейчас гораздо меньше внешней задолженности, чем у них было в 2008 году, что защищает корпоративный сектор страны от тех проблем, которые он испытывал в прошлый раз.

Отношение чистого долга к собственному капиталу у российских компаний, отслеживаемых Citi, сейчас уменьшилось приблизительно вполовину – с 27% по состоянию на конец 2007 года до 14% сейчас, в то время как внешний долг в частном секторе сейчас составляет 61 миллиард долларов, или одну пятую от того, сколько он составлял до кризиса 2008 года, по данным Citibank.

Все это конечно не означает, что российским акциям и рублю предстоит легкая прогулка.

Во вторник рубль упал на 3,7% по отношению к бивалютной корзине Центробанка – это самый ощутимый спад за один день с самого момента появления такой корзины в 2005 году. И спад будет скорее всего продолжаться, рубль будет с большой долей вероятности следовать за ценой на нефть, говорит Кингсмилл Бонд (Kingsmill Bond), стратегический аналитики Citi по России.

По словам Бонда, однако же, стоит отметить, что политика Центробанка по управлению курсом рубля претерпела значительные изменения с 2008 года.

«В прошлый раз правительство удерживало рубль на неустойчиво высоком уровне в 2008 году и не позволило бы ему плавать», - говорит Бонд. С тех пор российские власти подошли ближе к режиму свободного колебания, позволив валюте принять на себя некоторые шоковые волны от падения сырьевых цен.

Тем не менее, если рассматривать самый худший из возможных сценариев, то он не выглядит хорошо для России. Стране нужна цена на нефть в 120 долларов за баррель, чтобы обеспечивать сбалансированность ее бюджета (по сравнению с 60 долларами в 2008 году), а уровень в 80 долларов за баррель будет рассматриваться в качестве нового стрессового уровня для серьезной озабоченности по поводу системных рисков, по словам Citi, в то время как в 2008 году таким уровнем был уровень в 50 долларов.

Основы основ могли бы выглядеть и лучше. Но еще пара успокаивающих слов от премьер-министра не повредят.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.