Белоруссия, можно считать, добилась-таки от России снижения цены на газ в 2012 году. Или это Россия добилась покупки второй половины «Белтрансгаза»? А может, вся эта игра — сигнал Украине?

Несколько неожиданную новость сообщил российский премьер-министр Владимир Путин 15 августа на пресс-конференции по итогам заседания в Москве Совета министров Союзного государства: «В России принято решение со следующего года, с 2012-го, ввести в газовую формулу для Белоруссии интеграционный понижающий коэффициент».

Уровень этого коэффициента будет определен в ходе переговоров на уровне хозяйствующих субъектов. Достижение окончательных договоренностей Москва увязывает с приобретением «Газпромом» оставшихся 50% в белорусском монополисте «Белтрансгазе». Причем, как отметил Путин, «мы исходим из того, что в рамках интеграционных объединений мы должны выйти на условия равной конкуренции», добавив, что энергетика здесь играет не последнюю роль.

Выходит, белорусские переговорщики все-таки уломали Россию принять позицию белорусской стороны?!

На протяжении последних нескольких месяцев Белоруссия повторяла как мантру, что переговоры по цене на газ должны быть увязаны с переговорами по продаже «Белтрансгаза». Не уставала и делать ссылки на Таможенный союз, в котором, мол, должны быть равные условия конкуренции и, соответственно, равнодоходные цены на газ. И это были не столько просьбы, сколько требования белорусской стороны — даже в условиях кризиса, который накатил на нас по весне.

Первый сигнал о том, что с 2012 года цена на газ для Белоруссии не повысится, а, скорее всего, понизится (впервые за много лет), прозвучал из уст первого вице-премьера Владимира Семашко. Отвечая 30 июня на вопросы депутатов парламента, он заявил, что Белоруссия и Россия согласовали формулу цены на газ. «Я не буду ее раскрывать. Но она очень выгодна и для Белоруссии, и для «Газпрома», — заинтриговал тогда всех первый вице-премьер. И таким вот образом пояснил, в чем заключается эта выгода для Белоруссии: с 1 января 2012 года «начнет действовать новый контракт на поставку газа, предполагающий плавный переход на равнодоходные цены, а значит — понижение цены на газ».

В тот же день глава «Газпрома» Алексей Миллер опроверг факт согласования формулы цены на газ, но теперь похоже, что Семашко не преувеличивал.

«Позиция (снижения цены на газ для Белоруссии — прим. ред.) согласована, это и позиция правительства, и позиция президента РФ. Мы сегодня с Дмитрием Анатольевичем утром об этом говорили, нашу позицию согласовали, поэтому я выражаю общую позицию российского руководства», — сказал по итогам союзного Совмина Путин.

Действительно, параллельно с сообщением об итогах заседания этой интеграционной структуры пришла новость о встрече российского президента Дмитрия Медведева с главой ОАО «Газпром» Алексеем Миллером, в ходе которой тоже было заявлено о возможности снижения цены на природный газ для Белоруссии с 2012 года — но с условием приобретения «Газпромом» оставшихся 50 процентов акций «Белтрансгаза».

Директор Фонда энергетического развития (РФ) Сергей Пикин не видит ничего неожиданного в таком решении российской стороны, так легко согласившейся предоставить Белоруссии определенную скидку по цене на газ

«Стороны выполняют те решения, о которых договорились. Эти решения лишь усиливают интеграционную связь в рамках Таможенного союза. Главное, чтобы Белоруссия рассчитывалась за газ», — отметил он.

По словам белорусского экономиста Сергея Чалого, у Белоруссии, которая требовала перехода на равнодоходные цены на газ в статусе члена Таможенного союза, была абсолютно безупречная позиция: «Газ — это товар Единого экономического пространства, соответственно, условия равнодоходности должны соблюдаться, как и равные условия конкуренции для субъектов хозяйствования. Иначе возникал вопрос, зачем нам был весь этот сыр-бор с интеграцией».

Россия тем самым действительно демонстрирует готовность следовать канонам Таможенного союза, а заодно пытается сбить тот негатив по поводу этого интеграционного объединения, который время от времени высказывают белорусские чиновники, — мол, Белоруссия в ТС вступила, а глобальных выгод так и не получила.

«Таможенный союз — не самоцель интеграции. Речь идет о переходе на новую ступень взаимодействия. Это свободное перемещение труда, капитала, гармонизация законодательства, единая валютная зона, введение рубля или новой наднациональной денежной единицы на три страны. И на пути больших преобразований постоянно должны быть какие-то морковки», — отмечает старший аналитик института «Энергетика и финансы» (РФ) Сергей Агибалов.

Введение понижающего коэффициента, - безусловно, маленькая победа Белоруссии, которая ввязла в кризис и никак не может выбраться из него. Но какой в итоге окажется цена на газ, во многом будет зависеть от того, по каким ценам будут покупать российский газ потребители в Западной Европе, считает аналитик «Уралсиб Кэпитал» Алексей Кокин.

«Если цены на нефть останутся на уровне 100 долларов за баррель, то, скорее всего, цена по формуле для Белоруссии будет в районе 300 долларов за тысячу кубометров (примерно такая цена, по прогнозам, ожидается в четвертом квартале нынешнего года). Но с этого уровня Белоруссии будет какая-то скидка. Не исключаю, что в политических целях цена может упасть даже до 250 долларов», — говорит аналитик. Для сравнения: во втором квартале 2011 года Белоруссия платила по 245 долларов за тысячу кубометров российского газа, в третьем квартале цена прогнозируется на уровне 286 долларов.

Безусловно, идеальный вариант для Белоруссии — получать газ по цене Смоленской области. «Но не очень верится, что такое произойдет. Ведь кто-то должен будет при этом нести свой убыток. «Газпром» наверняка закладывал более высокую цену, и разницу ему никто не компенсирует. Хотя, не исключаю, его могут просто заставить пойти на уступки Белоруссии в обмен на какую-то компенсацию, возможно, в виде собственности. Фактически, кроме «Белтрансгаза», другие активы Белоруссии его вряд ли интересуют. Но ожидать можно чего угодно»,— полагает Кокин.

Действительно, невозможно однозначно предсказывать сейчас развитие событий и в части продажи белорусской госсобственности «Газпрому», и в части реализации объявленных сегодня предварительных договоренностей. Ведь не единожды уже подобного рода договоренности срывались.

Вместе с тем в ожидаемо выгодной для Белоруссии сделке эксперты видят и тонкий намек Украине, которая пока не проявляет энтузиазма по поводу присоединения к ТС.

«Россия показала, что готова пойти на ценовые уступки для партнера по Таможенному союзу даже несмотря на то, что объемы закупаемого им газа в два раза меньше, чем Украиной. То есть, решения Россия по газу для Белоруссии можно расценивать и как попытку заодно мотивировать на вступление в Таможенный союз Украину, которая для нее важней, чем остальные страны СНГ»,— отмечает Агибалов.

Такой же точки зрения придерживается и Пикин.

«Украина мечется между Европой и Россией. С одной стороны, ей хочется газ подешевле, а с другой — тесно сотрудничать с Европой. Так что такие решения по газу между Белоруссией и Россией, если они воплотятся в жизнь, будут явным сигналом для Украины, что в Таможенном союзе работать выгоднее, чем просто занимать нейтральную позицию».

Кстати, российская сторона не стесняется намекать на это Украине. «Развитие сотрудничества в газовой сфере (с Украиной) могло бы строиться по той же модели, по которой мы работаем с нашими белорусскими друзьями», — заявил в понедельник глава «Газпрома» Алексей Миллер по итогам встречи с президентом РФ Дмитрием Медведевым и министром энергетики и угольной промышленности Украины Юрием Бойко.