Цель работы центрального банка — принимать продуманные, верные и предсказуемые решения. Поэтому когда банкиры собираются глубокой ночью и повышают ключевую ставку на целых 6,5 процентных пункта, это наводит на мысль, что происходит что-то очень страшное. Так оно и есть: российский валютный кризис, которого многие боялись, наступил, и настроения в Москве близки к панике. У россиян есть все основания для беспокойства: их ждет глубокий экономический кризис в сочетании с неконтролируемой инфляцией.

Многие из российских проблем берут свое начало за рубежом. Страна в очень большой степени зависит от своих нефтегазодобывающих компаний. Углеводороды обеспечивают более половины поступлений в федеральный бюджет и составляют две трети экспорта. Государство владеет крупными пакетами акций многих энергетических компаний, а также косвенно связано с ними через государственные банки, которые эти компании финансируют. За последние шесть месяцев цена на нефть упала почти наполовину — на этой неделе она обрушилась ниже 60 долларов, достигнув минимума со времен глубокого финансового кризиса. Вслед за нефтью обвалился и рубль.

Второй внешней проблемой является война, которую Россия развязала на Украине. Америка и Евросоюз ввели финансовые санкции против многих российских компаний, что усложняет получение ими кредитов за рубежом. 12 декабря американские политики договорились о поставке оружия украинской армии, что может привести к дальнейшей эскалации конфликта. На стадии согласования и новые санкции.

При этом кризис приобрел уже более общий характер. 15 декабря цена на нефть марки Brent едва сдвинулась с места — она упала на 1% — в то время, как рубль устремился вниз, потеряв 10% своей стоимости по отношению к доллару и достигнув минимальной отметки за период после предыдущего краха в 1998 году. Полагают, что Центробанк России провел интервенцию, потратив 2 миллиарда долларов для покупки рублевой массы. Эта мера оказалась неэффективной, как, впрочем, и то ночное повышение процентной ставки — 16 декабря рубль обесценился еще на 11%.

Председатель правления, заместитель председателя совета директоров ОАО НК «Роснефть» Игорь Сечин


Что спровоцировало такое ускорение кризиса, остается загадкой. Возможно, одной из причин стали финансовые операции крупных энергетических госкорпораций, среди которых «Газпром» и «Роснефть». Оптимисты видели в них надежный источник долларовых поступлений. Но у «Роснефти», например, есть солидные внешние долги, которые необходимо обслуживать или погашать. 12 декабря компания выпустила рублевые облигации на сумму эквивалентную 11 миллиардам долларов, доходность которых была ниже, чем у государственных ценных бумаг, выставленных на продажу в тот день. Центробанк сразу же охотно принял их в качестве обеспечения кредита. Некоторые усматривают в этом настораживающий факт объединения государственных и корпоративных долгов. До конца 2015 года предстоит погасить задолженность в объеме около 115 миллиардов долларов.

Паника распространилась и в отношении других активов. В активе российского правительства имеются ценные бумаги в виде долговых обязательств — это рублевые облигации, общей стоимостью около 11 миллиардов долларов и долларовые облигации на сумму 60 миллиардов долларов. Их доходность возросла, соответственно, на 15% и 8%, что выше, чем в Греции. Акции компаний, подверженных изменениям российского рынка — в том числе французских и австрийских банков — также падают в цене.

Проблема долларовой задолженности будет только усугубляться. Кредитно-рейтинговые агентства, в том числе Standard & Poor’s и Fitch, уже давали России пессимистичные оценки. А учитывая, что согласно прогнозу Центробанка падение ВВП в 2015 году может составить 4,5%, то понижение рейтинга неизбежно. И если облигации будут признаны ненадежными (бросовыми), то инвесторская база России сократится. Объем задолженности может также увеличиться. Отсутствие четких границ между государством и российскими компаниями означает, что Кремль окажется задолжником и будет обязан погасить внешние долги на сумму 614 миллиардов долларов, принадлежащие банкам и другим компаниями. Неудивительно, что уверенности в поддержке за счет валютных запасов Кремля, которые официально оцениваются в 370 миллиардов долларов, становится все меньше.

Учитывая, что повышение процентной ставки и продажа валютных резервов не дали ожидаемых результатов, России необходимо предпринять какие-то другие меры, чтобы остановить резкое падение рубля. Как считает Тим Эш (Tim Ash) из банка Standard Bank, в качестве одного из вариантов можно было бы попытаться продлить истекающие сроки оплаты по долговым обязательствам в надежде на понижение спроса на доллары. Более «силовой» метод, против которого возражают Центробанк и министерство финансов, это контроль за движением капитала: Кремль мог бы ввести для населения ограничения на покупку твердой валюты и вывоз ее за пределы страны.

Возможно, г-на Путина вдохновит пример Малайзии, которая в сентябре 1998 года — в самый разгар финансового кризиса в странах Восточной Азии — пресекла спекуляцию национальной валютой ринггитом, введя фиксированный обменный курс и понизив процентные ставки. Власти ограничили денежную сумму, которую жителям разрешалось вывозить из страны, и обязали иностранцев держать в стране средства, вырученные от продажи ценных бумаг, выпущенных в национальной валюте. Правда, в России состояние экономики хуже, чем тогда в Малайзии, и, кроме того, российская финансовая система, в которой не соблюдаются никакие законы, не сможет помешать оттоку национальной валюты.

Даже если России и удастся ввести контроль за движением капитала, 2015 год не обещает ничего хорошего. До потрясений, случившихся на этой неделе, уровень инфляции составлял 9,1%. Теперь вместо ползущих вверх цен началось нечто более зловещее: владельцы российских магазинов начали менять ценники ежедневно. Еще менее двух недель назад доллар можно было купить за 52 рубля, а 16 декабря за него уже давали от 70 до 80 рублей. Чтобы компенсировать инфляцию и постараться сохранить свою прибыль в пересчете на доллары, продавцы вынуждены повышать цены на 50%. А реальные зарплаты российских работников значительно уменьшатся.

Именно по этой причине россияне теряют доверие к своей национальной валюте. На московских улицах говорят только о кризисе. Государственные банки ограничивают суммы продаж долларов и евро. В отделении «Сбербанка» в центре Москвы можно купить не более 2 тысяч долларов, а в другом государственном банке — «ВТБ» — обещают продать 3 тысячи, но только «завтра, если придете пораньше, и то, если повезет». Даже если спрос упадет (или же будет введен запрет на использование долларов), у российских банков все равно будут серьезные проблемы. Экономический спад, сокращение доходов в результате инфляции и значительные повышения процентных ставок указывают на приближающийся дефолт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.