Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху не мог сделать лучшего подарка президенту России Владимиру Путину на 25-ю годовщину установления российско-израильских дипломатических отношений, которая будет отмечаться в следующем месяце, чем назначение Авигдора Либермана на пост министра обороны.

В свою очередь Либерман не сможет найти лучшего подарка для Путина, чем допуск Газпрома к разработке израильских газовых месторождений. Подарок и возможный подарок Нетаньяху представит Путину, когда поедет в следующем месяце в Россию отмечать четверть века установления дипотношений (Нетаньяху не понадобится специальный переводчик, как не понадобился он ему и в прошлый раз, когда его сопровождал министр абсорбции Зеэв Элькин, обеспечивший приход Либермана в правительство. Не был ли и Путин в курсе событий?).

Опасное назначение Авигдора Либермана в министерство обороны, без сомнения, будет способствовать усилению координации действий, необходимой с учетом российской интервенции в Сирии, по крайней мере, на уровне языка. Но это далеко не все. Либерман может попросить у Путина помощи и в другом деле, гораздо более близким его сердцу — вопросе пенсий для русскоязычных репатриантов, за которые он упорно боролся во время коалиционных переговоров.

Во время предыдущего визита в Кремль, состоявшегося в прошлом месяце, премьер-министр сказал, что во время следующего, июньского визита, проблема пенсий будет улажена. Подробностей о планируемом соглашении, а также о том, сколько денег оно обеспечит государству или пенсионерам, не сообщалось. На сей раз, благодаря дружбе Путина и Либермана, а также ради демонстрации жеста доброй воли в ответ на назначение Либермана, Путин, возможно, выполнит свою часть обещаний в деле обеспечения пенсионных выплат пенсионерам, которые честно заслужили эти пенсии, и тем самым поспособствует укреплению израильского правительства. За это ему, вероятно, предложат инвестировать в израильские газовые месторождения.

Лучший друг газовых монополий

Либерман давно дружит с газовой монополией. Долгие годы Либерман был надежным и стабильным израильским спонсором монополий. Его случайная встреча с гендиректором компании «Делек Кидухим» и «Авнер» Йоси Абу (יוסי אבו) в иерусалимском ресторане была, как минимум, символичной: Либерман — это шанс на инвестиции Газпрома в «Левиафан». «Мы обеспечим отсутствие провокаций против газовых месторождений со стороны “Хезболлы” и ХАМАС», — цитировал несколько месяцев назад комментатор Второго телеканала Эхуд Яари (אהוד יערי) слова, сказанные, по данным осведомленных источников, Путиным в беседе с Нетаньяху, когда российский лидер начал интересоваться израильскими газовыми месторождениями на фоне интервенции России в Сирии. По слухам, он сказал: «С нами никто не посмеет связываться».

В данный момент Россия по-прежнему негласно запрещает экспортировать израильский газ в Турцию, чего добивается монополия. В прошлом Либерман выступал против компромисса с Турцией. Позиция России известна — она предпочитает, чтобы Израиль налаживал отношения с ее союзниками в лице Греции и Кипра.

По этой причине Авигдор Либерман, возможно, продолжит следовать по пути своего предшественника Моше Яалона (יעלון משה), выступавшего против уступок Турции, пока не будет закрыто представительство ХАМАС на турецкой территории. Но Либерман может проявить гибкость, как сделал во время коалиционных переговоров, сняв часть требований, если Газпром станет партнером по эксплуатации израильских газовых месторождений, в первую очередь, «Левиафана».

Участие Газпрома в этом проекте якобы уладит проблему нехватки финансирования и обеспечит продажи, но вряд ли турки, заинтересованные в покупке израильского газа ради снижения зависимости от российских поставок, придут в восторг, узнав, что и с юга газопровод контролирует российский гигант.

Стратегический теракт

Участие Газпрома в разработке израильских газовых месторождений будет носить характер теракта стратегического масштаба, способного изменить геополитическое положение Израиля в регионе и превратить его из союзника США в российского вассала. Участие Газпрома позволит России полностью контролировать месторождение, разрабатывать его или наоборот, срывать добычу, а также господствовать на рынке и диктовать цены. Приход Газпрома стал возможен благодаря утверждению газовой регуляции, в которой нет обязательства по разработке «Левиафана» и гарантий энергетической безопасности Израиля.

Не это ли было главной причиной присоединения Либермана к правительству?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.