«Проектом „Северный поток-2“ Россия хочет разделить Европу и создать ситуацию, когда она будет контролировать поставку газа. Это не дополнительный газопровод, это — попытка разрушить действующие пути снабжения, и установить свое доминирование. А это полностью противоречит европейскому энергетическому и антимонопольному законодательству», — заявляет британский юрист-международник, эксперт по энергетическим вопросам и рыночной конкуренции, автор отчета «Украина против России и клептократов» Алан Райли.

Недавно Райли также освещал юридические аспекты, связанные с проектом «Северный поток-2», во время дебатов в Европарламенте. А на прошлой неделе представил результаты своего исследования в Киеве.

Что стоит знать Украине о газовых делах России в ЕС и почему — в эксклюзивном интервью «Дню».

***

«День»:  Вы провели обстоятельную исследовательскую работу газового доминирования России в ЕС на примере проекта «Северный поток-2». Коротко — для наших читателей — ваши выводы: как Россия хочет контролировать Европу с помощью газопровода «Северный поток-2»?

Алан Райли: Вы ставите правильный вопрос. Однако что вы сделаете, когда будете знать ответ на него? Понимаете ли вы до конца, что происходит с вашими соседями в действительности? Одна из целей Кремля — разделить Европу. Отделить с помощью «Северного потока» Германию от стран Центральной и Восточной Европы. И они полностью успешно к ней идут. А еще есть планы Путина запустить «Турецкий поток», расширить «Южный». Не секрет, что конечной целью этих проектов является добить Европу отсоединением балканских стран. Создать другую опору в Болгарии.
В Европе или не понимают, что Путин манипулирует газом для того, чтобы разрушить Европейский Союз, или же, если и понимают, то думают что перехитрят его — извлекут выгоду. И Германия принимает участие в этой игре.

— Какие, по вашему мнению, каналы лоббирования Путин использует в настоящее время в ЕС?

— Привычные вещи: коррупция, газ (трубопроводы) и дезинформация в СМИ. Эти три компонента помогают им добиться того, чего они хотят. Бывший канцлер Германии Герхард Шредер выступает в качестве главы в проектах «Северный поток-1» и «Северный поток-2». В придачу трубопровод «Северного потока-2» идет к избирательному участку, который находится в избирательном округе Ангелы Меркель. Вы понимаете ситуацию? Бывший канцлер Германии сидит на российской трубе, которая идет к избирательному округу нынешнего канцлера? Сложные вещи… Да! И люди должны знать это.

— Ключевое сообщение европейских СМИ, что «Северный поток-2» — это бизнесовый, а не политический проект. Но очевидно, что это не так. А кто в ЕС политически заинтересован в увеличении влияния России на Европу?

— Кроме Германии, думаю, никто. Сейчас немцы активно давят на норвежцев. Норвегия паникует, потому что у них исчерпываются запасы своего природного газа. Отсюда возможность представить «Северный поток-2» как коммерческий: «Ах, в Европе заканчивается газ. Россия может нам помочь!»

То, что Европа будет нуждаться в газе, — это правда. Но то, что мы не сможем обойтись без российского — манипуляция и ложь. Энергетическая революция последних лет изменила динамику потребления и транспортировки энергии. Европейцы могут получать огромное количество «голубого огня» со всего мира через терминалы приема сжиженного газа. Великобритания и Испания уже имеют мощности на 110 миллиардов кубометров. Если распространять LNG через соединительный трубопровод из Испании до Франции — можно качать от 7 миллиардов кубометров до 35 миллиардов кубометров. То есть одни только Британия и Испания могут поставлять ЕС 60 миллиардов кубометров газа.

— Значит, проблем с газом в Европе нет?

— Никаких. Мы можем легко обойтись сжиженным газом. Его много, и может быть еще больше.

— Все же политически, по вашим словам, ситуация выглядит безнадежно. Действительно ли это так? На ваш взгляд, кто и что может противостоять Кремлю, чтобы сломать сценарий, о котором вы говорите?

— Я расскажу вам плохие новости. Но есть и хорошие. Есть по меньшей мере две вещи, которые могут изменить ситуацию для нас к лучшему. И обе они являются результатом просчетов Кремля. Первая — атаки в Сирии. Участие России в сирийском конфликте делает ее грязным партнером. Следовательно, им труднее находить союзников и реализовывать проекты вроде «Северного потока-2».

Вторая — президентские выборы в США. Россияне вмешались в них — хакнули почту кандидата. Это серьезно зацепило американцев. Когда вы третья самая большая держава мира с серьезно критической экономической ситуацией — вам реально угрожает крах — то очень неумно вмешиваться во внутренние дела, а особенно такие сокровенные, как выборы президента самой мощной нации на Земле. Я думаю, что здесь Кремль просчитался. Они и переоценили свои силы, и недооценили потенциал американцев. До этого момента США мало реагировали, как бы это ни было больно слышать вам на Украине, на выходки Кремля. В Вашингтоне округа Колумбия были дела важнее, чем успокаивать глупых россиян: россияне раздражают, а вот китайцы. Китайцы были более важной проблемой для США. Вот увидите, в ближайшие несколько лет позиция США относительно Украины будет намного жестче.

— И это повлияет на политику ЕС в отношении России.

— Да. Но думаю, что все намного сложнее. Россияне глобально просчитались. Президент Клинтон им не друг.

— Но кто в Европе и что может противопоставить российско-немецкому политическому давлению? Польша сказала свое нет. Украина неоднократно заявляла, что воспринимает этот проект не только как угрозу своим интересам, потому что фактически он лишит страну доходов от предоставления услуг по транзиту газа, но и как угрозу для энергетической безопасности Европы, ведь он не будет способствовать диверсификации поставщиков газа в ЕС. Но этого мало. Проект постепенно продвигается. Кто еще?

— Думаю, что сама же Германия из-за ситуации с беженцами из Сирии вынуждена будет пересмотреть свою позицию. Немцы не могут поддержать российский проект просто потому, что нельзя одновременно налагать санкции из-за того, что Кремль делает в Сирии, и продвигать «Северный поток-2».

— Как вы думаете, за что Россия воюет на Украине? Почему они вторглись?

— Думаю, причин несколько. Вы слишком устремились на запад. Украина в ЕС, или Украина в НАТО — для Кремля это угроза России. И они убедили свой народ в этом. Когда я говорю с обычными россиянами, то понимаю, что там нет понимания, что страны Балтии вступили в ЕС именно из-за страха перед Россией.

Кроме того, нынешние ребята в Кремле — это прямые наследники тех СССР-овских, которых описал в своей книге «Кровавые земли» Тимоти Снайдер. Чтобы понять, на что способны Путин и его сторонники, надо посмотреть на то, что делалось на Украине хотя бы в 30-е годы прошлого века. Такое не проходит бесследно. Без раскаяния, без признания вины — они реанимируются в следующих поколениях. Вы можете представить, чтобы президент России приехал в Киев и стал на колени перед памятником жертвам голодомора, как это в 1970-м в Варшаве сделал канцлер Германии Вилли Брандт?

— Насколько хорошо в Европе, по вашему мнению, понимают особенности российского отношения к Украине? На примере газовой атаки Москвы против Киева в 2009 году, которая под давлением ЕС закончилась подписанием невыгодного контракта Юлией Тимошенко. По вашему мнению, насколько правильно себя повела тогда Европа, надавив на Украину?

— Всегда есть что-то, чем европейцы «глубоко обеспокоены». Вы действительно берете это к сердцу? Вы должны понимать, что европейцы мало знают о вас, и ваши отношения с Россией слишком исторические. Правда в том, что в 2009 году Европа не хотела разбираться, что происходит на самом деле. Она замерзала. Им нужен был газ. Быстрее всего его можно было получить, надавив на Украину. А разбираться в хитросплетениях украинского энергетического рынка и политических зависимостей от России не было времени. Поэтому, по моему мнению, нельзя сильно критиковать за тот контракт Европу. Организация энергетического рынка Украины настолько эпическая. А еще и олигархи, которые бесконечно спорят друг с другом.

— И последний вопрос, более философский… Как вы думаете, Украина должна пытаться при всем этом вступить в ЕС или ей лучше оставаться самой по себе и попытаться сформировать свой собственный голос?

— Ну. Я британец. Британцы пытаются выйти из Европейского Союза. Возможно, вам было бы проще без ЕС.

Справка «Дня»

Алан Райли — старший научный сотрудник Института государственного управления (Лондон) и внештатный старший научный сотрудник Атлантического совета (Вашингтон, округ Колумбия). Он посвятил много материалов теме энергетических рынков ЕС и России, либерализации энергетики, безопасности поставок, регуляции энергии и влияния сланцевого газа. Его последняя работа была сосредоточена на развитии энергетических рынков в странах ЕС и Энергетического содружества, а также касалась законности Nord Stream 2 и антимонопольного дела «Газпрома».

История вопроса

•  Реализация проекта Северный поток (СП) происходила, несмотря на сопротивление ЕС, но при беспрецедентном уровне поддержки Германии. В 2006 г. руководителем проекта СП стал Г.Шредер, экс-федеральный канцлер Германии (1998—2005 гг.). В июле 2008 г. большинство в Европарламенте проголосовало против СП, но 8 ноября 2011 г. первая нить газопровода была введена в эксплуатацию.

•  Строительство трубопровода СП было начато в апреле 2010 года. В сентябре 2011 года начато заполнение технологическим газом первой из двух нитей, а 8 ноября 2011 года была начата эксплуатация магистрали и первые поставки. Проект-близнец — магистральный газопровод «Северный поток-2» через Балтийское море соединит Россию и ЕС, пройдя по территории России, Швеции, Дании и Германии. Длина будет составлять около 1,2 тыс. км.

•  СП-2 также, как и СП, будет состоять из двух нитей суммарной мощностью 55 млрд кубометров газа. По газопроводу будет транспортироваться российский газ в Германию и далее в другие страны ЕС с перспективой выведения значительных его объемов на хаб «Баумгартен». Введение в эксплуатацию газопровода запланировано на 2019 г. и отвечает планам РФ одновременно отказаться от транзита российского газа через территорию Украины.

Угрозы для Украины

•  уменьшение транзита через Украину до 10—15 миллиардов кубов газа в год, то есть в 4—6 раз;

•  в ближайшее время (не позднее 2019 года) ожидается распространение механизма внедрения общеевропейских правил установления цены на газ в контрактах на базе ценовых котировок ведущих торговых площадок (Германия и Нидерланды — так называемых хабов). Строительство СП-2 создаст ситуацию, когда «Газпром» получит возможность остановить транзит через Украину и страны Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) и предлагать принцип формирования цены газа «хаб плюс транспорт». В случае, если СП-2 не будет реализован, «Газпрому» придется применить для этих стран принцип «хаб минус транспорт», что будет означать, например, для Украины, существенное снижение цены. В случае внедрения такого принципа сейчас цена газа на Украине могла бы составить около 80—90 долларов США за тысячу кубометров;

•  отсутствие справедливого ценообразования на природный газ на Украине и Европе (справедливой считается цена, рассчитанная исходя из цены на ликвидной торговой площадке за минусом стоимости транспортировки газа);

•  отсутствие справедливых тарифов на транспортировку природного газа по территории Украины;

•  невозможность использовать стандартные европейские механизмы торговли природным газом на границе Украины со странами ЕС, в частности операции по виртуальному реверсу природного газа;

•  невозможность экономически эффективно использовать украинские подземные хранилища.

Угрозы для Европы

•  СП-2 не способствует диверсификации поставок газа в ЕС, поскольку газопровод не обеспечит Евросоюзу доступ к новым источникам газа и не является новым маршрутом его поставки. Это спровоцирует существенное падение объемов газа, транспортируемого другими имеющимися маршрутами в Центральную и Восточную Европу и приведет к быстрому упадку этих маршрутов и инфраструктуры, включительно с газопроводом, который проходит по территории Украины и сделать уже безальтернативным маршрут через Балтийское море на 100% контролируемым РФ;

•  искусственное создание дефицита газа в ЦВЕ, нагнетание спроса и в дальнейшем получение сверхдоходов и политического влияния позволят России в дальнейшем использовать энергетическое оружие (углеводороды и инфраструктуры их поставок) для достижения политических уступок со стороны руководства этих стран, укрепления геополитического влияния и других манипуляций;

•  СП-2 противоречит положениям энергетического законодательства ЕС (в частности, 3-го Энергетического пакета) и Антимонопольного законодательства, а именно в вопросах несогласованности с требованиями разделения транспортировки и сбыта газа, создания доминирующей позиции на рынке, фрагментации рынка и пр.;

•  создание прецедента игнорирования интересов большинства в ЕС в пользу РФ и сугубо корпоративной заинтересованности лоббистов проекта;

•  создание угрозы единства ЕС, в т.о. через кардинальное расхождение позиций отдельных стран относительно СП-2, передачу ключевых европейских нефтегазовых активов в пользу РФ, нивелирование выдающихся приоритетов ЕС и стратегий развития, снижение энергетической независимости.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.