В один прекрасный день Штефан Б. оказался больше не в силах наблюдать это безобразие — нулевую ставку. Если так пойдет дальше, то его дети никогда не научатся откладывать деньги. Как ему, живущему в Берлине 44-летнему полицейскому, объяснить двум своим сыновьям, что откладывать деньги полезно? Он провел рукой по своим редеющим волосам и выдохнул: «Ведь при нулевых процентах по вкладам сами вклады становятся бессмысленными, не так ли?» Как его дети поймут, в чем состоит эффект сложных процентов, который составляет суть банковского вклада?

В итоге Б. кое-что придумал: он создал «Первый папин банк» и стал сам выплачивать своим детям проценты. Пять процентов каждые три месяца. Таким образом, каждый евро, который отложат его дети, через три с половиной года удвоится — и тем самым у них появится реальный стимул откладывать деньги, с которыми они потом смогут отправиться в магазин игрушек или на блошиный рынок.

«Первый папин банк» стал спасением. Потому что местные банки, например, Берлинская сберкасса (Berliner Sparkasse), предлагают по так называемой «детской сберкнижке» издевательские 0,05% годовых. По этой абсурдной ставке каждые 20 евро через год принесут вкладчику лишь один цент. И лишь через 139 лет вложенный капитал удвоится.

Впрочем, вскоре у «Первого папиного банка» может появиться конкуренция. Потому что эпоха нулевых ставок подходит к концу. В США Центробанк — ФРС — под руководством Йеллен на этой неделе объявил о повышении учетной ставки, а также о дальнейших шагах в этом направлении.

В Европе поднимается мятеж


На финансовых рынках это известие вызвало настоящий взрыв ставок по кредитам. А то, что происходит в Америке, с некоторым временным «лагом» обязательно происходит и в Европе, в Германии, в Берлине.

«Революция учетных ставок» имеет историческое значение: после семи лет «политики по спасению» центральным банкам разных стран приходится резко менять стратегию. Самый могущественный ЦБ мира — ФРС — вынужден констатировать, что в настоящий момент сложилась патовая ситуация. Если продолжать действовать в том же духе, то побочные эффекты такой политики будут постоянно ухудшаться. Так что назрела необходимость возврата к реально осязаемым процентным ставкам!

Однако смены курса требуют и простые граждане, причем все более и более настойчиво. Избирательная кампания в США проходила, не в последнюю очередь, под знаком дискуссии по поводу права на проценты. И победу Дональда Трампа можно в некоторой степени рассматривать как «мятеж граждан» против «политики нулевых ставок» со стороны Центробанка.

Аналогичный мятеж, пусть и в несколько иной форме, имеет место также и в Европе. В 2017 году, когда состоятся выборы в Бундестаг, многие немцы, возможно, также потребуют возвращения к реальным банковским вкладам.

Проценты падают с 1980-х годов

«Глядя на проценты, мы видим начало совершенно новой фазы. Это не просто кратковременный рост, — пишет Джошуа Шиффрин (Joshua Schiffrin), глава отдела трейдинга Goldman Sachs, в одной внутренней публикации. — Такие тектонические сдвиги на рынках бывают очень редко».


На самом деле, уже целое поколение трейдеров и инвесторов вынуждено наблюдать «дрейфующие» процентные ставки, которые с 1980-х годов постоянно снижаются.

Иногда, правда, случались кратковременные всплески, но каждое новое движение вверх бывало слабее предыдущего. Инвесторы привыкли к этому состоянию. Но теперь это в прошлом.

Возвращение ставок будет иметь значение не только для вкладчиков. Если сберегательные счета и сберкнижки снова станут привлекательными, то требования изменятся. Вся система инвестирования денег, а также экономика серьезно изменятся — как на международном, так и на национальном уровне. Вкладчикам придется перестраиваться и в психологическом плане.

Второе повышение за десять лет


В среду Федрезерв зацементировал новую парадигму: подчиненные Йеллен подняли ключевую ставку на 0,25 процентных пункта с 0,50 до 0,75%. Это стало уже вторым повышением за десять лет. Однако в отличие от первого, осторожного повышения в декабре 2015 года, в этот раз все иначе.

Тогда повышение стало первой робкой попыткой отступить от политики нулевой ставки. Многие наблюдатели предсказывали тогда основанной в 1913 году ФРС, что ей вскоре придется отказаться от дальнейших действий в этом направлении. И действительно, Йеллен и комитету по открытым рынкам на протяжении 12 месяцев не удавалось сделать следующий шаг.

Теперь же ни о какой осторожности или возврате назад нет и речи. Повышение ставки 14 декабря 2016 года, похоже, стало началом целого этапа повышений. Йеллен оценивает перспективы американской экономики положительно. Впрочем, если новый президент Дональд Трамп остановит реализацию крупного конъюнктурного пакета, то, по ее мнению, возникнет опасность, что крупнейшая экономика мира перегреется. Нет никаких сомнений: росту ставок — быть!

«Повышение ставок в Америке на 25 базисных пунктов, возможно, выглядит смешно, но с учетом факта, что после финансового кризиса центробанки разных стран в общей сложности не меньше 670 раз понижали ставки, этот шаг Федрезерва имеет фундаментальное значение», — говорит Джим Рид (Jim Reid), кредитный стратег Deutsche Bank.

До сих пор драматичных последствий удавалось избежать

Психологический эффект от неторопливых действий по повышению ставок не стоит недооценивать. У людей должно возникнуть ощущение, что они «вновь живут в нормальные времена», как это сформулировала министр финансов Швеции Магдалена Андерссон (Magdalena Andersson).

В первую очередь, Федрезерв «утирает нос» всем критикам, которые считали, что отказ от сверхсвободной процентной политики невозможен или, по меньшей мере, повлечет за собой драматичные последствия для финансовых рынков и реальной экономики.


Теперь американцы вновь видят проценты на рынке облигаций, которые в эпоху нулевых ставок считались чем-то аномальным. При выпуске облигаций американское правительство вынуждено предлагать инвесторам 2,6% годовых. По 20-летним государственным облигациям теперь предлагаются и вовсе 3,2% в год. Это отражает ожидания, что Федрезерв и дальше будет повышать учетную ставку.

Аналогично будет развиваться ситуация и на европейском рынке облигаций. В отличие от краткосрочных ставок, определяемых, главным образом, Центробанком, уровень ставок по долгосрочным вложениям определяется непосредственно на рынке. Там активно действуют тысячи игроков, которые покупками и продажами могут понижать или повышать ставки.

В Европе тоже есть сигнал о смене тренда

А трейдеры, видимо, исходят из того, что ситуация со ставками изменится. И это коснется не только Америки — на противоположном берегу Атлантики долгосрочные проценты тоже значительно выросли.

Если еще недавно отрицательные ставки по десятилетним гособлигациям Германии считались нормальным явлением, то теперь по ним вновь предлагаются 0,3% годовых. О скором конце эпохи нулевых ставок говорит главный экономист Sal. Oppenheim Мартин Морисон (Martin Moryson).

Конечно, есть еще одна сила, способная замедлить повышение ставок в Европе — Европейский Центральный банк (ЕЦБ). При Марио Драги (Mario Draghi) он делает все возможное для того, чтобы замедлить давно назревшее повышение. С этой целью он месяц за месяцем покупает гособлигации в объеме порядка 80 миллиардов евро.

Совсем недавно ЕЦБ продлил свою программу по покупке гособлигаций до конца следующего года. Однако с апреля объем покупок сократится до 60 миллиардов в месяц. Многие эксперты считают это четким сигналом к развороту.

Инфляция играет важную роль

«Изменение тренда давно уже состоялось, но заметили это лишь единицы», — замечает Франк Визер (Frank Wieser), руководитель дюссельдорфского городского отделения консалтинговой компании PMP Vermögensmanagement. Несмотря на всю независимость ЕЦБ, ставки на европейском рынке следуют за американскими — с «лагом» в несколько месяцев.

«Однако это еще не значит, что вклады стали такими же привлекательными, как в прошлые годы, когда, упрощенно говоря, можно было хорошо жить на одни лишь проценты», — оговорился он. Уровень ставок, по его словам, будет оставаться низким еще на протяжении нескольких лет. «В обозримом будущем в случае с немецкими гособлигациями перед запятой будет стоять единица, двойка или тройка — с сегодняшней точки зрения, это очень много, но в историческом масштабе все еще мало».

Рост ставок могла бы ускорить инфляция. Как и проценты, обесценивание денег долго считалось мертвым, но и на ценовом фронте кое-что пришло в движение. Причины этого комплексны, и пока еще не все эксперты могут найти этому объяснение — что, в частности, связано с тем, что инфляция растет постепенно.

На сегодняшний день это, в первую очередь, цены на нефть, которые в нынешнем году в пересчете на евро выросли почти на 50%. Положение на рынке труда также играет определенную роль. В США и Германии — сильнейшей экономике Европы — зарплаты существенно растут. При этом ощущается дефицит квалифицированной рабочей силы.

О более высоких процентах по сберегательным счетам речи пока нет

«В случае с инфляцией может еще дополнительно случиться так называемый эффект бутылки кетчупа», — полагает Визер. Сначала, по его словам, на протяжении долгого времени не происходит вообще ничего, а потом вдруг случается инфляция. Вкупе с растущими ставками в Америке в определенный момент может произойти скачок ставок и в Германии.

Другие эксперты говорят, впрочем, о завышенных ожиданиях относительно смены тренда ставок. Один из них — Роланд Букхут (Roland Boekhout), председатель правления ING Diba — банка, который должен благодарить за свой рост немецких граждан. Ведь они, в отличие от многих своих европейских соседей, уже давно отдают предпочтение именно вкладам с фиксированными процентами и сберкнижке.

Кроме того, есть еще один современный инструмент — сберегательные счета. Если в «хорошие времена» банк платил по ним значительно больше трех процентов, то теперь ставка составляет всего лишь 0,35% — то есть практически в десять раз меньше.

«Даже тихий вход в выход из мягкой денежной политики вряд ли будет заметен раньше второй половины 2017 года. Поэтому повышение ставок по сберегательным счетам также, похоже, придется отложить на более отдаленную перспективу», — указывает Букхут.

Американцы не любят вклады

Сберегательные счета предоставляют людям наибольшую свободу. По сути, этими деньгами можно пользоваться ежедневно. Иначе обстоит дело с капиталами, вложенными на более продолжительный срок. В данном аспекте эффект от глобального повышения ставок заметен уже и в Германии. По срочным вкладам ставки уже немного превышают один процент в год. А в США банки завлекают клиентов еще более высокими ставками.

Впрочем, в отличие от немцев, американцы не любят вклады. Им нужны более серьезные стимулы, чтобы откладывать на сберегательный счет часть своих доходов.

Немцы же не утратили свой инстинкт к экономии, который некоторые даже шутливо сравнивают с сексуальным инстинктом, даже в эпоху нулевых ставок. Так, объем вкладов в последние годы продолжал расти и достиг двух триллионов евро.

Однако в мировых масштабах действуют другие закономерности, что, в первую очередь, касается инвесторов, распределяющих свои капиталы по различным отраслям экономики. Их необходимо постоянно привлекать процентами, адекватными рискам.

Местом этой борьбы за капитал является мировой пенсионный рынок, и здесь главным мерилом являются десятилетние гособлигации. Именно на этом рынке после победы Дональда Трампа изменилось очень многое. В США ставка с лета выросла вдвое.

Немецкие гособлигации вновь обещают существенные проценты

В Германии ситуация иная. Федеративная Республика еще летом была страной с отрицательными ставками: инвесторы ежегодно теряли в среднем около 0,2% в год, вкладывая свои средства в гособлигации с десятилетним сроком погашения.

Однако смена тренда в США положила конец нулевым ставкам в Германии. Теперь по гособлигациям вновь предлагаются реальные проценты: пока еще всего лишь 0,4%, что существенно меньше, чем в США, но, как бы то ни было, это уже позитивный сдвиг.

И еще одна цифра доказывает, что тренд по ставкам сменился и в Европе: некоторое время назад 85% всех немецких ценных бумаг имели отрицательные ставки. Теперь же их доля снизилась до 67%. При этом гособлигации и так находятся на особом положении.

Германия считается наиболее надежным должником среди всех стран еврозоны. Соответственно, многие были и продолжают быть готовы вкладывать свои средства в немецкие гособлигации — даже в кризисные времена и под отрицательные проценты.

Все вдруг может резко измениться

Перспектива дальнейшего роста ставок хотя и дарит надежду вкладчикам, но для некоторых стран валютного союза это является, однако, ночным кошмаром.

Насколько суровым может оказаться неконтролируемый рост ставок, наглядно показал 1994 год. В Америке проценты выросли тогда в течение всего нескольких месяцев с 4,5 до 8%. То же самое произошло и в Германии: гособлигации, по которым Минфин еще летом обязывался платить 5,5% в год, зимой стоили 7,5%. Такие ставки для некоторых стран, имеющих большие долги, сегодня могут оказаться фатальными и привести к дефолту.

Дети Штефана Б. будут расти в экономически ином мире — по сравнению с тем, как это казалось еще совсем недавно. В этом мире вновь будет много вкладчиков, доверяющих процентам по вкладам. Впрочем, не все аспекты этой новой парадигмы полностью избавлены от рисков.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.