Сирийские беженцы часто изображаются как нежелательная нагрузка на сообщества, в которые их перемещают, особенно в отношении здравоохранительной системы. Однако для людей, сбежавших от ужасов гражданской войны в Сирии, безразличие к их проблеме способны затмить лишь их реальные потребности и разнообразие их профессионального опыта. И хотя беженцы приносят с собой обширные проблемы в области здравоохранения, они также приносят и многолетний опыт работы в медицинской профессии, который при надлежащем использовании мог бы стать благом для принимающих их сообществ, не говоря уже о других беженцах.

 

Одной из самых серьезных проблем для беженца является поиск врача. Во многих принимающих странах неадекватное лечение является результатом ксенофобии, языкового барьера или недостаточного снабжения медицинского персонала. Особенно остро эти проблемы стоят перед сирийцами, которые разбросаны по всему Ближнему Востоку, Северной Африке, Европе и Северной Америке.

 

Но многие сирийские беженцы также высокообразованны. Оказавшись вдали от тех больниц и клиник, в которых они когда-то практиковали, сирийские врачи просто хотят вернуться к работе. Не пора ли позволить им сделать это?

 

В Соединенном Королевстве прилагаются усилия по разрешению данной проблемы. Национальная служба здравоохранения и Британская медицинская ассоциация начали переподготовку врачей-беженцев, в том числе выходцев из Сирии и Афганистана, чтобы заполнить пустующие должности во множестве клиник Великобритании. С помощью англоязычного обучения, аспирантуры и профессиональной регистрации программы, базирующиеся в Лондоне, Линкольншире и Шотландии, работают над реинтеграцией врачей-беженцев в медицинскую профессию. Такие усилия следует приветствовать.

 

Переподготовка врачей-беженцев несет пользу не только с точки зрения морали, но и из исключительно прагматических соображений. Такие врачи имеют больше навыков в лечении болезней пациентов-беженцев. Врачи-беженцы также позволят предотвратить чрезмерную нагрузку от потока новых пациентов на системы здравоохранения принимающих стран. Кроме того, переобучить врача-беженца дешевле и быстрее, чем обучить нового студента-медика. Учитывая, что в настоящее время в Британии проживает приблизительно 600 врачей-беженцев, потенциал нереализованных талантов в Великобритании действительно велик.

 

Кроме того, это создает преимущества и для пациентов-беженцев, поскольку такой врач лучше понимает их обстоятельства, в том числе огромный психосоциальный стресс, который вызывает вынужденный переезд. Переводчики также способны помочь в этом, однако их услуги не всегда доступны в условиях кризиса. Врачи, понимающие беженцев в эмоциональном и культурном плане, имеют больше возможностей, чтобы успокоить пациентов.

 

Британия не одинока в признании потенциала врачей-беженцев. В Турции сирийские врачи и медсестры прошли обучение, которое помогло им ознакомиться с турецкой системой здравоохранения. Задача заключается в обеспечении возможности для сирийских специалистов лечить пациентов-беженцев, что смягчит языковые и логистические барьеры для эффективного, доступного и достойного ухода.

Однако другие принимающие страны не могут похвастаться такой же дальновидностью. Например, в Ливане и Иордании, где в настоящее время проживает более 1,6 миллиона зарегистрированных сирийских беженцев, усилия по обеспечению возможности для сирийских врачей ухаживать за пациентами-беженцами были криминализированы. Нарушающие закон врачи рискуют подвергнуться аресту и депортации. Даже Канада, страна, которая в целом приветствует разнообразие и уважает права человека, держится в стороне от инновационных подходов к охране здоровья беженцев. Сирийские врачи сталкиваются с «долгими годами» переподготовки в Канаде, а также зачастую не в состоянии оплатить дорогостоящую повторную сертификацию.

 

В условиях этого противления медицинское обслуживание беженцев следует рассматривать как нечто большее, нежели совокупность логистических и оперативных проблем, также принимая во внимание политический процесс, который с ними связан. Чтобы обеспечить надлежащий уход для пациентов-беженцев и трудоустройство врачей-беженцев, необходимо разобраться с двумя аспектами существующей проблемы.

 

Во-первых, врачи-беженцы могут испытывать проблемы с принятием среди местных коллег из-за политической или личной предвзятости. Признание потенциального местного противления программам интеграции для врачей-беженцев имеет важное значение для разработки проактивной политики, которая обеспечит успех.

 

Кроме того, врачей-беженцев необходимо готовить к удовлетворению разнообразных медицинских потребностей, с которыми они столкнутся по новому месту жительства. Например, во многих странах, откуда переселяются беженцы, проблемы со здоровьем лесбиянок, геев, бисексуалов, транссексуалов и интерсексуалов (ЛГБТИ) остаются табуированными, даже среди медицинских работников. Для врачей-беженцев, которые переезжают в страны, где признаны здоровье и права ЛГБТИ, программы интеграционного обучения должны включать подготовку по вопросам здоровья ЛГБТИ и, в частности, прав особенно уязвимых беженцев, входящих в группу ЛГБТИ. Улучшение здоровья беженцев, относящихся к ЛГБТИ, способно стать основой для более открытого общества.

 

Кризис беженцев, охвативший Сирию, это лишь первый удар огромной приливной волны глобального переселения. Во всем мире около 22,5 миллиона человек официально зарегистрированы в качестве беженцев и приблизительно 66 миллионов человек были вынуждены покинуть свои дома. Эти цифры вряд ли будут снижаться в ближайшие годы, поскольку катастрофы, вызванные изменением климата, а также гуманитарные и стихийные бедствия продолжат вытеснять еще большее количество людей из родных сообществ.

 

Каждому из этих будущих беженцев в какой-то момент потребуется доступ к медицинским специалистам, прошедшим подготовку по вопросам здравоохранения, разнообразия и привлечения беженцев. Предоставление врачам-беженцам возможности стать частью этого решения поможет преодолеть укоренившиеся догмы в отношении разнообразия и социальной идентичности беженцев. И, что не менее важно, это станет значимым шагом вперед на пути к обеспечению более всеобъемлющего здравоохранения беженцев.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.