В Постоянном арбитражном суде Гааги украинские компании, вероятно, выиграли дело о компенсации потерянных активов в аннексированном Крыму. Однако Россия игнорирует этот процесс и явно не собирается расплачиваться.


По предварительным подсчетам, речь идет о сумме $159 миллионов. Если это действительно подтвердится в решении от 2 мая 2018 года, которое еще не опубликовано, то в истории будет первый случай, когда Россию обязали компенсировать убытки в связи с аннексией полуострова.


Кто победил Россию


Страна-агрессор признана ответственной за экспроприацию в Крыму после 24 марта 2014 года жилых и коммерческих объектов недвижимости, включая гостиницы, многоквартирные дома и отдельные квартиры. Теперь Россия должна выплатить истцам компенсацию в размере около $130 миллионов плюс проценты около $20 миллионов и стоимость издержек на разбирательство. Впрочем, эта сумма все же значительно меньше $220 миллионов, которые требовали пострадавшие украинские инвесторы.


Вот 18 компаний, претендующих на компенсацию: ООО «Дайрис», ООО «Дан-Панорама», ООО «Дилайн Ltd», ООО «Эверест-Эстейт», ООО «ИММЕ», ООО «Крым Девелопмент», ООО «Нива-Тур», ООО «Приватланд», ООО «Приватофис», ООО «Санаторий Энергетик», ООО «Телерадиокомпания «Жиса», ООО «КУА Финансовый вектор», ООО «КУА Финансовый капитал», ООО «Эдельвейс-2000», ООО «Планета», ЗАО «Аэробуд», ЗАО «Фортуна», ЗАО «УБК-Инвест». Примечательно, что среди истцов есть и физическое лицо — бывший бывшим IT-директор и экс-замглавы правления «ПриватБанка» Александр Дубилет.


Агрессор ушел в игнор


Гаагский арбитраж принял этот иск еще в июне 2015 года. 18 украинских компаний утверждали, что оккупационная власть нарушила соглашение между Украиной и Российской Федерацией от 27 ноября 1998 года о поощрении и взаимной защите инвестиций. Согласно ст. 9 этого договора, инвестор одной из стран, подписавших его, может обратиться в международный арбитраж с иском к другой о защите своих интересов. Украинские истцы заявили, что оккупационная власть лишила их возможности вкладывать в объекты недвижимости Крыма, а затем экспроприировала их собственность.


И хотя в России отмахнулись, что указанное соглашение якобы не может служить основанием для такого судебного процесса, состав арбитража утвердили через несколько месяцев, а летом прошлого года суд подтвердил свою юрисдикцию по делам об имущественных отношениях в Крыму. Тогда Москва стала игнорировать процесс. После слушаний по существу спора 5-6 октября 2017 года суд пригласил стороны представить дополнительные пояснение об оценке убытков. 11 декабря истцы выполнили просьбу, а вот ответчик даже не выдвинул своего полномочного представителя в суде — его назначили в Гааге.


Время вместо денег


Что касается самого арбитражного решения — то в теории стороны должны выполнять его без промедления (правда, публикуется оно лишь при согласии всех участников процесса). Но участники процесса еще месяц-полтора могут просить суд истолковать вердикт или исправлять опечатки в нем. А главное, Россия явно будет оспаривать неприемлемое для себя решение арбитража.


«Апелляция, скорее всего, будет, и одним из оснований для апелляции, и очень сильным основанием, будет отсутствие юрисдикции у арбитражного трибунала принимать такие решения. Учитывая позицию голландских судов по делу „ЮКОСа", не нужно удивляться, если решение трибунала отменят», — считает партнер международной юрфирмы «Кинстеллар» (Kinstellar) Константин Ликарчук.


По его прогнозам, апелляция может затянуться, вероятнее всего, на срок от одного до трех лет.


А пока что в МИД России заявляют, что не видели официального решения Гаагского арбитража, но обещают «внимательно следить за развитием этого вопроса».


Взыскать с креативом


Однако в России уже поговаривают, что даже в случае выигрыша всех инстанций, денег украинским инвесторам не видать. Якобы исполнить судебное решение можно будет только взысканием на имущество России в других странах, а большинство его — под госиммунитетом (когда нельзя забирать собственность одного государства на территории другого). Впрочем, если копнуть, то, конечно, можно найти, что конфисковать.


«Компенсацию можно получить за счет активов России в других юрисдикциях, над которыми нет суверенного иммунитета, то есть над теми активами, которые используются в хозяйственной деятельности. Таких активов достаточно много. Это могут быть и активы других лиц, которые фактически принадлежат Российской Федерации и с помощью которых Россия осуществляет свою деятельность на территории других стран. Мы говорим потенциально об активах госкорпораций и даже, возможно, Российской православной церкви. Все зависит от того, насколько креативно подойти к вопросам взыскания задолженности за границей», — отметил Ликарчук.


И в этом можно полагаться, в первую очередь, на западные страны, которые готовы исполнять решение арбитража, считает доктор юридических наук, управляющий партнер ЮФ «АНТИКА» Алексей Кот.


«Совершенно естественно, что с исполнением решения на территории России у наших компаний возникнут проблемы — скорее политического, а не юридического характера. Соответственно, украинским юристам необходимо будет готовиться к исполнению данного решения на территории европейских государств, Великой Британии и Соединенных Штатов — там, где есть российское имущество, за счет которого можно будет удовлетворить имущественные требования к России, а главное — судебная система которых готова обеспечить надлежащее исполнение арбитражного решения. В таких условиях перспективы исполнения арбитражного решения против России весьма оптимистичны», — отметил Кот.


Однако, по его мнению, сама процедура принудительного исполнения может занять длительное время.


Дальше — больше


Нынешние хорошие новости из Гааги могут предвосхищать серию финансовых ударов по стране-агрессору. Ведь Гаагский арбитраж рассматривает подобные иски к России от «Укрнафты» и ООО «Стабил», Игоря Коломойского, ООО «Аэропорт «Бельбек» и «Приватбанка», все они — на стадии слушаний, которые Москва систематически игнорирует. Еще одно дело — ООО «Лугзор», «Днипроазота» и других компаний против России — готовится к слушаниям по вопросам ответственности и определения размера убытков. И это лишь частные иски. В свою очередь официальный Киев предварительно оценивает финансовый ущерб от аннексии Крыма в $100 миллиардов.