Финансовая группа БКС Олега Михасенко осуществляет каждую четвертую торговую операцию на внутреннем рынке. Санкции выдавливают конкурентов, а это значит, что данный показатель будет только расти.

Одержимость объемами превратила сибирского рок-музыканта старой школы Олега Михасенко в крупнейшего в России биржевого брокера. Теперь американские санкции увеличивают его состояние еще больше, создавая проблемы конкурентам с кремлевскими связями.

Финансовая группа БКС Михасенко утроила свой доход от коммерческой деятельности с 2014 года, когда США с союзниками ввели первые финансовые санкции против России, а инвесторы все чаще стали обходить стороной самые крупные государственные банки Сбербанк и ВТБ.

Годовая прибыль в 76 миллионов долларов на Уолл-Стрит может показаться мелочью, но в мире мало брокерских компаний, которые могут похвастать тем, что осуществляют четверть торгов на внутреннем рынке. Благодаря результатам БКС за 2017 год чистый капитал Михасенко увеличился как минимум до 630 миллионов долларов, о чем свидетельствует индекс миллиардеров Блумберг. Это много по любым меркам, но гораздо ниже порогового значения, которое могло бы привлечь ненужное внимание того подразделения в американском Министерстве юстиции, которое занимается санкциями.

Единственному владельцу самого быстрорастущего инвестиционного банка в России было что отпраздновать на ежегодном корпоративе, состоявшемся в горах Алтая, которые ближе к Улан-Батору, чем к Москве. Готовя свои войска к покорению ледяных горных рек со стремительными порогами, 56-летний Михасенко неплохо «зажег» на вечеринке у костра, перехватив инициативу у шаманствующих исполнителей горлового пения. Он со своими лейтенантами взял в руки гитары и порадовал подчиненных классическим советским джемсешном.

«К нам пришли некоторые клиенты из банков, оказавшихся под санкциями, — сказал позднее Михасенко, давая интервью в Москве. — Никто не знает, что будет дальше. Будут новые санкции или нет? Все рассматривают различные варианты действий, пытаясь защитить свои сбережения».

Этот бывший инженер сделал прекрасную карьеру, занимаясь поиском ниш в финансовой отрасли, где доминируют банки и топ-менеджеры, часто выступающие в роли инструментов государства. Упорное и непрерывное восхождение этого бунтаря в бизнесе показывает, что незаметность для Кремля тоже может принести свои дивиденды.

В 2016 году, когда напряженность в отношениях с Западом усилилась, «Брокеркредитсервис» (БКС) приобрел американскую брокерскую компанию «Альфа-Банка» у группы российских миллиардеров, которых Министерство финансов США включило в свой черный список. В этом году БКС, головной офис которой находится в Новосибирске, стала единственной в России брокерской фирмой, имеющей место на Нью-Йоркской фондовой бирже. С другой стороны, «ВТБ Капитал» сократил свой персонал в Лондоне, а на этой неделе продал свой бизнес в США, сославшись на «неблагоприятную геополитическую атмосферу».

В холдинге Михасенко сегодня работает около 4 500 человек. Они трудятся в четырех странах, причем человек 10 в США и около 40 в Британии, где БКС только что переехала в новый и более дорогой офис в Сити. БКС это одна из немногих брокерских компаний России, расширяющая свое аналитическое подразделение.

Пусть БКС и является одним из главных торговцев российскими акциями, проводя больше операций, чем три ее главных конкурента вместе взятые, ее ежемесячный объем в августе составил 7,3 миллиарда долларов, то есть, меньше торгового объема компании «Эппл» за день. Тем не менее, если санкции будут ослаблены, ее денежные потоки в Россию и из нее будут приносить еще больше прибыли.

«Российский рынок слишком тесный, а поэтому любой стоящий брокер вынужден обеспечивать местным клиентам прямой выход на иностранные биржи, — сказал Андрей Иванов, работающий в Москве в компании по управлению семейным капиталом „ЛЕОН" с объемом операций в 450 миллионов долларов. — Поэтому стратегия БКС, которая расширяет бизнес в Лондоне и Нью-Йорке, вполне разумна. А если ты стремишься стать брокером для иностранных институциональных инвесторов, особенно для трейдеров в области высокочастотной торговли, ищущих прямой выход на российский рынок, то такая стратегия обеспечивает хороший баланс».

Между тем, БКС получает немалую выгоду от рекордного количества внутренних инвесторов. В этом году их число резко возросло, и они на треть увеличили объем торгов на российском рынке ценных бумаг. Об этом в интервью «Блумберг ТВ» (Bloomberg TV) рассказал в четверг председатель правления Московской биржи Александр Афанасьев.

Как и многие другие российские миллиардеры, Михасенко начинал со скупки ваучеров, или акций бывших советских предприятий, которые раздавали рабочим после краха коммунизма. Но если москвичи, такие как Михаил Ходорковский, использовали политические связи для накапливания акций и формирования контрольных пакетов в лучших компаниях независимо от их местонахождения, то Михасенко сосредоточился на Сибири, формируя, покупая и продавая небольшие пакеты ваучеров.

Михасенко развивал свой бизнес параллельно росту российского рынка, приспосабливая инфраструктуру БКС, чтобы удовлетворить спрос инвесторов, который увеличивался одновременно с формированием среднего класса и расширением интернет-трейдинга.

К 2002 году его торговый дом был уже достаточно велик для того, чтобы открыть отделение в столице, для которого было арендовано помещение площадью 20 квадратных метров. Располагалось оно в здании площадью 18 000 квадратных метров. Сегодня БКС полностью владеет этим зданием и занимает его. А к 2013 году Михасенко был уже настолько богат, что решил заняться инвестиционно-банковской деятельностью. Было это в тот период, когда позиции Сбербанка и ВТБ в этой сфере казались неприступными.

Когда год спустя США и их европейские союзники начали вводить санкции, он сосредоточился на другом тренде, проводя экспансию на Западе. Противоречило это здравому смыслу или нет, но такая тактика принесла свои плоды. Этот успех Михасенко частично объясняет своим единоличным управлением.

«Если нам надо инвестировать, скажем, 100 миллионов долларов в развитие чего-то, правление просто представляет мне свои доводы, — говорит он. — В более крупных компаниях приходится созывать заседание совета директоров и преодолевать кучу препятствий, прежде чем совет примет решение».

Сидя за рулем «Порше Кайена» и проезжая по алтайской глуши, где живут снежные барсы, это магнат рассказал, что укрупнять и совершенствовать системы ему хочется не меньше, чем делать деньги. Его желания разделяет костяк компании. 19 из 20 человек, которых он нанял в момент создания БКС, работают в ней до сих пор. Среди них главный технический директор Дмитрий Казанцев, первым заданием которого стало создать офисную сеть, чтобы играть в видеоигру Doom.

Поскольку в американском сенате идут дебаты по «адскому законопроекту», который по сути запрещает иностранцам покупать российские государственные облигации и исключает крупнейшие банки страны из долларовой системы, иностранные кредиторы, некогда пользовавшиеся большим влиянием в Москве («Дойче Банк», «Кредит Суисс»), бегут с российского рынка. Михасенко это дает новые возможности для дальнейшего расширения инвестиционного банка, на долю которого уже приходится 40 процентов доходов БКС.

БКС предпринимает предварительные шаги по подготовке к первому публичному предложению акций. Это будет первый случай, когда Михасенко откажется от контроля над своей компанией. Но поскольку БКС сегодня уже очень велика, привлечение стратегических акционеров и предложение разных вариантов собственности самым лояльным клиентам может оказаться оптимальным способом для обеспечения будущего роста и поддержания боевого духа, говорит он.

«Важен следующий шаг, — заявляет Михасенко. — Я на самом деле не думаю о том, чтобы стать миллиардером».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.