Вагит Алекперов — человек довольно открытый и прямолинейный. В интервью российской газете «Ведомости» глава и крупнейший акционер второго по величине нефтяного концерна России «Лукойл» открыто возразил президенту Владимиру Путину. «Насколько я знаю, российские компании, в том числе и мы, достигли максимальной добычи», — сказал Алекперов. По его словам, сейчас ведется проверка проектов, благодаря которым можно было бы дополнительно увеличить производство. Но в настоящий момент добыча достигла максимума, констатировал он.

Путин считает иначе. По его словам, «по мере необходимости, мы можем увеличить добычу на 200-300 тысяч (баррелей)», сказал он в ходе Российского энергетического конгресса.

Его поддержал и министр энергетики Александр Новак, возразивший Алекперову и также заявивший, что запас по добыче еще имеется: «Согласно нашим прогнозам, мы можем нарастить добычу, тем более что уже были разработаны стимулирующие меры».

Рынок очень нервничает

Этот, на первый взгляд (с учетом рекордного уровня глобальной добычи) пустяковый спор, на самом деле имеет очень большое значение. Ведь Россия является крупнейшим в мире добытчиком нефти. А рынок в настоящий момент «очень нервничает и очень эмоционален», как совершенно верно заметил Новак.

В последнее время растет число прогнозов, что цена на европейскую — североморскую — нефть марки Brent в ближайшие месяцы может вырасти до 100 долларов за баррель. Данные нью-йоркской товарной биржи NYMEX и европейской сети бирж и клиринговых палат Intercontinental Exchange (ICE) также указывают на то, что торговцы рассчитывают именно на это.

Это было бы логичным продолжением того, что происходит на нефтяном рынке уже с середины августа: с тех пор цена выросла на 20% и достигла 84,50 долларов за баррель. С начала года рост составил 27%, а с середины прошлого года более 85%.

Американские санкции как один из главных факторов роста

Конечно, с учетом того, что цена ранее упала с 115 долларов летом 2014 года до менее 30 долларов в январе 2016 года, нынешний рост является отчасти этаким «отскоком». Но то, что цена растет столь стремительно, а потом так же стремительно снижается, имеет и другие важные причины. И они не вызывают радости даже у стран-производителей нефти — а уж о потребителях и говорить не приходится.

Так, президент США Дональд Трамп неоднократно (в последний раз на Генеральной ассамблее ООН в сентябре) жаловался на то, что ОПЕК отказывается увеличивать добычу и тем самым несет ответственность за высокие цены.

Если он в этом и прав, то лишь отчасти, потому что одним из основных факторов роста цен на нефть являются санкции США против Ирана. Хотя ОПЕК в конце 2016 года договорилась с Россией и десятью другими странами-производителями нефти о сокращении добычи и остановила падение цен на нефть, однако ввиду новой ситуации на рынке с начала лета добыча вновь несколько выросла.

Производство нефти в России бьет рекорды

В частности, увеличила добычу и Россия: с июля по сентябрь рост, по словам Путина, составлял около 400 тысяч баррелей в день. После того как с 2016 года добыча была сокращена на 300 тысяч баррелей в день, стало ясно, что страна выкачивает из своих недр больше «черного золота», чем до 2016 года.

Но и это еще не все: в сентябре добыча превысила 11,36 миллиона баррелей в день — и это стало новым абсолютным рекордом за всю историю России.

Тот факт, что Путин и Новак говорят о возможном дополнительном увеличении добычи и, по утверждениям агентства «Рейтер», уже достигли соответствующей договоренности со вторым нефтепроизводителем мира — Саудовской Аравией, может для начала означать попытку успокоить участников рынка. Ведь, как бы то ни было, во время выступления Путина цена на нефть на короткое время снизилась на один процент.

Но когда Россия реально сможет (и сможет ли?) нарастить добычу нефти, эксперты и участники рынка затрудняются предположить. Некоторые менеджеры российских энергетических концернов согласились с мнением Алекперова, высказанным им в интервью «Ведомостям»: объем добычи нефти достиг своего предела.

Месторождения в Западной Сибири иссякают

Это связано, с одной стороны, с тем, что открытые в 1960-х — 1980-х годах месторождения в Западной Сибири, а также между Волгой и Уралом, на которые приходится основная часть добытой в России нефти, постепенно иссякают. А нарастить добычу можно было бы лишь с помощью новых технологий.

С другой стороны, дело в том, что из-за продолжительного снижения цен на нефть резко сократились инвестиции в разработку новых месторождений, тем более что западные санкции предусматривают запрет на поставку в Россию специальной техники для добычи глубинной, арктической, а также сланцевой нефти.

И, наконец, в-третьих, на протяжении уже многих лет нет полной ясности с законами, регламентирующими нефте- и газодобывающую отрасль. Кроме того, без конца меняются собственники месторождений (по сути, речь идет о ренационализации), например, арктического месторождения «Требс и Титов». Это также ведет к сокращению инвестиций, как заметил Алекперов.

Компаниям нужно вкладываться в новые буровые скважины

Глава минэнерго Новак осознает пикантность этой ситуации. Хотя так называемый «пик нефти» в России будет достигнут лишь в 2021 году (при условии роста добычи с нынешних 555 до 570 миллионов тонн), если не будут изменены соответствующие законы, добыча в Западной Сибири к 2035 году упадет на 44% до 310 миллионов тонн, предупредил он на недавнем заседании правительства.

По мнению аналитика Александра Корнилова из финансовой компании АТОН, «пик нефти» уже достигнут. «Предприятия будут вынуждены дополнительно вкладываться в бурение новых скважин, чтобы просто компенсировать сокращение добычи», — сказал он в интервью «Ведомостям».

Новые скважины очень нужны, но на их бурение уходит время, так что увеличение добычи на 300 тысяч баррелей, о чем говорил Путин, возможно не раньше середины 2019 года, считает, в свою очередь, аналитик российского рейтингового агентства АКРА Василий Танурков. «В отличие от Саудовской Аравии, у нас практически нет свободных мощностей», — констатировал он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.