Хотя российская экономика и не блещет успехами, страна далека от банкротства — в отличие от Советского Союза. Несмотря на авторитарный режим и несвободу, Россия прошла серьезную модернизацию.

Моя недавняя колонка, где я очертил, как можно искоренить предвзятость в анализе ситуации в России и ее понимании, вызвала горячие споры. В этой связи я хочу поблагодарить журналиста и публициста Уффе Гарделя (Uffe Gardel), который исправил неточность в моей статье. Как совершенно справедливо отметил Гардель, темпы роста российской экономики с 1998 года — вовсе не самые высокие в Европе. Ссылку на консервативный британский журнал «Спектейтор» (The Spectator) я поставил по ошибке. Однако на общий посыл статьи это никак не влияет: в период с 1998 по 2017 годы российская экономика росла быстрее большинства европейских.

В этом сходятся Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк. Я не собираюсь доказывать, что дела у России идут блестяще. Это не так — особенно начиная с 2013 года. Но в последние 20 лет (пока у власти Владимир Путин) российская экономика чувствует себя гораздо лучше, чем утверждают СМИ и аналитики. Если опросить датчан, какое место Россия, по их мнению, занимает относительно стран Европы, большинство поместят ее среди аутсайдеров, что в корне неверно.

О ситуации в России важно иметь исчерпывающее представление безотносительно того, считаем ли мы Россию угрозой, или как мы относимся к злодеяниям российского режима. Если, подобно львиной доле западных СМИ, считать, что экономика России на грани краха, а ее народ прозябает в безвылазной нищете, то можно подумать, в стране зреет мятеж, и стоит лишь убрать Путина, как его режим падет, а Кремль станет более сговорчивым. Вынужден вас расстроить: боюсь, это иллюзия.

Это подтверждают опросы общественного мнения. В 1999 году, когда Путин пришел к власти, а я в числе прочих радовался, что коммунизм пал, и Россия встала на путь демократии и рыночной экономики, лишь 10% россиян полагали, что страна движется в правильном направлении. Сегодня, даже несмотря на рост авторитаризма и спорную пенсионную реформу, курс страны одобряют целых 47%. Это на 13% меньше, чем в апреле 2018, но все равно гораздо больше, чем в 1990-х. В большинстве стран Запада и того нет.

Миф о банкротстве

Утверждение о том, что Россия — банкрот и банановая республика, которая топчется на месте, не более чем миф. Да, Россия испытывает экономические трудности, а темпы роста упали ниже общемирового уровня, но, несмотря на направляющую роль государства, укоренившуюся коррупцию и международные санкции, ее экономика занимает седьмое место в мире с учетом паритета покупательной способности, а номинально — двенадцатое.

А что если попытаться заглянуть в будущее? Как будет выглядеть ситуация в середине XXI века? В 2015 году агентство «ПрайсУотерхаусКуперс» (PriceWaterhouseCoopers) составило прогноз на основе данных МВФ. К 2050 году Россия, крупнейшая страна Европы с наибольшим населением, выйдет на первое место на континенте по размерам экономики с учетом паритета покупательной способности. К тому времени крупнейшими экономками мира станут Китай, Индия, США, Индонезия и Бразилия. Единственной западноевропейской державой в первой десятке останется Германия.

Разумеется, нельзя поручиться, что все произойдет именно так, однако прогноз разработан знающими людьми — профессионалами, от которых не отмахнешься как от проплаченных Кремлем «русских троллей».

Модернизация России

Вот лишь четыре примера модернизации России. Во-первых, средняя продолжительность жизни по сравнению с 1990-ми выросла на восемь лет и продолжает расти. Россия избежала демографической катастрофы, которую эксперты предрекали четверть века назад. Во-вторых, Россия стала крупнейшим в мире экспортером атомных электростанций, что немаловажно в наш век климатических изменений и поиска альтернативных источников энергии. В-третьих, не в пример Советскому Союзу, которому, чтобы прокормить свой народ, приходилось закупать зерно за границей, Россия превратилась в сельскохозяйственную сверхдержаву. На сегодняшний день Россия — крупнейший в мире поставщик зерна. В 2017 году российский экспорт зерна даже превысил экспорт оружия. Наконец, Россия — единственная из европейских стран, где появились цифровые гиганты, способные конкурировать на внутреннем рынке с Гуглом, Фейсбуком, Убером, Нортоном, Яху и Вотсаппом и другими резидентами Кремниевой долины. По данным доклада ООН, в котором первое место в мире по размерам цифрового документооборота заняла Дания, Москва относится к числу городов с наивысшим уровнем дигитализации, опережая Кейптаун и Таллин.

Вывод: в ходе холодной войны соперником Запада был тоталитарный режим с дисфункциональной экономикой. В этом противостоянии длинную соломинку вытянули мы. Поэтому из-за неверного распознавания образов нам кажется, что все окружающие нас страны обречены на политический и экономический крах. Успех Китая доказывает, что так бывает далеко не всегда. Спустя три десятилетия после окончания холодной войны мы живем в новом мире, где верховенство Запада уже не гарантировано.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.