Спустя пять лет я посетил Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ), крупнейшее российское экономическое мероприятие, которое также называют «российским Давосским форумом». ПМЭФ проходил с 6 по 8 июня. На форуме было много роскошных стендов различных компаний, но из-за санкций участников из США было мало. Выделялись китайцы, которые приняли участие в полном составе. Организаторы также приветствовали их: объявления были сделаны не только на русском и английском, но также и на китайском языке. Самым важным гостем, конечно же, был председатель КНР Си Цзиньпин.

«Россия не только сосед и стратегический партнер, но также и один из самых важных и приоритетных партнеров во всех сферах сотрудничества», — заявил на форуме лидер КНР. «Российско-китайские отношения без преувеличения вышли на беспрецедентный уровень», — сказал Владимир Путин.

Оба лидера подчеркнули, что Россия и Китай переживают «медовый месяц», однако нельзя сказать, что все идет гладко. Во время круглого стола, посвященного экономическому сотрудничеству РФ и КНР, председательствовавший российский миллиардер Виктор Вексельберг сделал резкое заявление: «Сейчас нефть — это основа торговли России и Китая, но вопрос в том, как нам расширить экономические отношения?». 

Россия для Китая — вспомогательный поставщик энергоресурсов

В 2018 году товарооборот между РФ и КНР впервые перевалил за 100 миллиардов долларов. Функционеры из обеих стран расхваливают взаимодействие, называя отношения «образцовыми», однако на самом деле 76% российского экспорта в Китай приходится на нефть и другие полезные ископаемые. 

Древесина и бумажные изделия достигают 8%. Когда в конце 2009 года заработал нефтепровод, простирающийся из восточной Сибири в Азиатско-Тихоокеанский регион, экспорт энергоресурсов из России в Китай резко вырос, а благодаря восстановлению цен на нефть в 2018 году увеличилась также и сумма торговли. 

Экспорт нефти — это основная отрасль промышленности России. В настоящее время на Китай приходится примерно одна четвертая от общего объема. КНР — крупнейший импортер российской нефти. В конце 2019 года завершится строительство газопровода в Китай «Сила Сибири». Это означает, что экспорт в КНР постепенно перекашивается в пользу природных ресурсов. 

Между тем большая часть импорта из Китая состоит из производственного оборудования и автомобилей. Также импортируются товары повседневного спроса: одежда, обувь и многое другое.

Перекос становится все сильнее: богатые природные ресурсы России поглощает гигантский потребитель Китай, а РФ импортирует оттуда товары с высокой добавленной стоимостью. В российских политических и финансовых кругах растут опасения: Россия может превратиться в энергетический придаток КНР, которая способна отобрать у России право определять цены. Более того, из-за увеличения пропасти между отсталым Дальним Востоком и развитой северо-восточной частью Китая может дестабилизироваться ситуация в приграничных регионах. 

Эти опасения проглядывают и в словах Вексельберга, приведенных выше. 

В разгар ПМЭФ в центре внимания оказалась аналитическая статья, опубликованная в «Коммерсанте» 7 июня. Она называлась «Ложное множество». Автор — руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги Александр Габуев. Он отметил: тысяча китайских бизнесменов и чиновников, приехавшие на форум в Санкт-Петербург вместе с Си, явно поразили воображение хозяев, но это не должно вводить в заблуждение, поскольку на РФ пришлось всего 2% китайских прямых инвестиций за рубеж. 

Сближение с Японией для сдерживания Китая

Китай с энтузиазмом относится к импорту энергоресурсов из России, однако инвестиции в РФ интересуют его не сильно. 

Если рассмотреть статистку Центробанка РФ, то по данным на январь 2018 года, доля Китая среди прямых инвесторов в Россию составила менее 1%. Например, показатель Германии, которая также активно импортирует российские нефть и газ, превышает 4%. 

Габуев отмечает, что китайцы обеспокоены инвестиционным климатом в России, где постоянно арестовывают известных предпринимателей. Тем не менее между странами, которые соседствуют на протяжении многих километров, ранее периодически возникали конфликты, в связи с чем китайская сторона не теряет бдительности. 

Также скорее всего Пекин отдает приоритет громадному рынку азиатских стран и США. Тем не менее нет сомнений в том, что асимметрия между торговлей энергоресурсами и отсутствием роста прямых инвестиций усиливает беспокойство российской стороны. На фоне продвижения Китаем идеи «Одного пояса, одного пути» лакмусовой бумажкой российско-китайских отношений станет то, будут ли расти частные китайские инвестиции в России.

Итак, что же происходит с экономическими отношениями России и Японии? В ходе встречи с премьер-министром Японии Синдзо Абэ 29 июня президент России Владимир Путин высоко оценил план экономического сотрудничества из восьми пунктов, который японский лидер предложил в 2016 году для активизации экономического взаимодействия между странами. 

Суть плана в том, чтобы реформировать структуру российской экономики усилиями государственного и частного бизнеса в таких областях, как медицина, городская инфраструктура, передовые технологии, повышение производительности и так далее. 

России нужны импортеры энергоресурсов, однако также есть серьезный спрос на реформирование экономической структуры и диверсификацию промышленности. «Мы будем расширять экономическое сотрудничество, в котором Россия действительно нуждается», — отмечает один из японских чиновников. 

Более того, Россия придает важное значение сотрудничеству с Японией в энергетической сфере, поскольку это позволит ей уйти от китайской экономической зависимости. Она пригласила к участию в арктическом газовом проекте «Арктик СПГ-2» не только китайские компании, но и «Мицуи», а также другой японский бизнес, что является проявлением этой стратегии. 

Россия намеревается не только торговать на японском рынке, но и использовать японские компании в проектах разработки месторождений, чтобы подавить влияние Китая. В ходе встречи 29 июня Путин и Абэ не смогли сдвинуть с мертвой точки переговоры по заключению мирного договора, однако перспективы для экономического сотрудничества есть. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.