Ежегодно Московское представительство Японского агентства по содействию внешней торговле страны (Japan External Trade Organization) проводит анкетный опрос участников японского бизнеса, работающих в России. И каждый год автор готовит итоговые материалы этих исследований.

Последнее такое исследование, завершенное в октябре-ноябре 2019 года, приводит к выводу о том, что несмотря на все разговоры о замедлении темпов экономического роста в России и нарастании в этой связи определенной неуверенности в деловой активности в этой стране, на самом деле, для японского бизнеса ситуация здесь остается такой, в «которой можно заработать».

Хотя в высказываниях японских бизнесменов и присутствуют осторожные оценки перспектив роста российского рынка в контексте непрекращающихся дополнительных санкций со стороны США, среди японских фирм и компаний, присутствующих здесь, практически отсутствуют намерения сократить, а тем более свернуть свою деятельность.

Можно сказать, что несмотря на то, что бóльшая часть японского бизнеса в России не рассматривает планы значительного увеличения инвестиций в российскую экономику, представленные здесь японские компании внимательно следят за изменениями конъюнктуры и готовятся к активным действиям в случае ее улучшения.

На бездефицитность операций в России, как и раньше, рассчитывает почти 70% японских компаний

Давайте рассмотрим ситуацию чуть более подробно. В ответах на вопросы анкеты в 2019 году 68,3% участников исследования планировали бездефицитный баланс по операциям в России. Это несколько меньше показателя 2018 года, когда таких ответов было 72,8%, но все равно составляет около 70% их общей массы.

После вторжения России в Крым, начала санкционной войны против нее со стороны США и стран ЕС, а также принятия Москвой ответных мер, ожидания позитива в японском бизнесе на российском рынке находились на самой низкой отметке (49,5% в 2015 году). Однако, начиная в 2016 года прибыльность работы в России уверенно планировали уже более 60% японских компаний (в 2016 — 62,7%; в 2017 — 66,3%).

Кстати, в том же 2015 году отмечался пик пессимистических настроений — около 30% японских участников российского рынка планировали убыточность своей деятельности. А в 2019 году таких компаний насчитывалось всего 10%.

Показатели ожидания прибылей на российском направлении для японского бизнеса примерно сравнимы с соответствующими показателями китайского направления и направления ЮВА. Однако в целом такой показатель для России все-таки выше. Например, такое исследование по японским фирмам в Китае, проведенное в 2019 году, показало, что 68,5% рассчитывали на прибыльность своих операций. А вот для ставшего в последнее время популярным в Японии «Меконгского направления» этот показатель не достигает и 50%.

И все же будущее японского бизнеса в России оценивается осторожно

И все же в оценке перспективности российского рынка для Японии преобладают осторожные точки зрения.

Это касается прежде всего операционной прибыли (то есть прибыли от продаж). В 2020 году на увеличение операционной прибыли рассчитывают 36,3% представленных в России японских компаний (на 8,4% меньше, чем в 2019 году). 52% компаний планируют прибыли на уровне предыдущих трех лет.

Причиной таких настроений является определенное беспокойство, которое вызывает в деловых кругах состояние российской экономики и ее влияние на рынки. В январе-ноябре 2019 года темпы экономического роста в России составили 1,3% (данные Росстата). Такой показатель никак нельзя назвать высоким для так называемых «стран с развивающейся экономикой». По оценкам Минэкономразвития России, в 2020 году темпы роста возрастут до 1,7%, что тоже трудно считать полным восстановлением благоприятной конъюнктуры.

В этой связи в японских бизнес кругах в России получает распространение осторожный подход к оценке перспектив увеличения операционной прибыли, поскольку на быстрый рост российского рынка пока рассчитывать не приходится.

Тем не менее настроения на сокращение деятельности или уход из России отсутствуют

Однако, описанные выше перспективные оценки не связываются с намерениями немедленного сокращения операций в России.

Ответы японских бизнесменов на вопрос о перспективах их бизнеса в России распределились следующим образом: о расширении деятельности заявили 44,1% опрошенных (на 9,4% меньше, чем в 2018 году); о сохранении операций на нынешнем уровне ответило больше всего анкетированных за последние годы — 53,9%; об уходе с российского рынка или сокращении активности заявило меньше чем по 1% опрошенных.

Какие бы трудности ни существовали в российской экономике, они еще не становятся причиной закрытия российского рынка для японского бизнеса.

Общий подход японского бизнеса к России сохраняется неизменным и может быть выражен формулой: «Потенциал у России на будущее высокий. В ожидании этого мы продолжаем внимательно наблюдать за ситуацией».

Задачи остаются

Естественно, у японского бизнеса в России остаются свои задачи и проблемы. Если говорить об операционных задачах, то в ответах опрошенных второй год подряд главное место занимают вопросы конкуренции и снижения операционных издержек.

В условиях, когда на рынки в России пока не возвращается активность, когда японские компании испытывают трудности с поиском новой клиентской базы, а российские партнеры требуют снижения цен, выработка ответов на эти вызовы представляет собой большую проблему.

Вместе с тем, хотя риски инвестиций в бизнес в России в связи с высокой волатильностью рубля остаются (с 2014 года 6 лет подряд этот фактор указывается как основной фактор риска), в последнее время в связи с произошедшим укреплением и стабилизацией российской валюты о нем говорит на 10% меньше японских бизнесменов, чем раньше.

То же самое можно сказать и о работе российских таможенных органов. Несмотря на то, что жалобы на сложность таможенных процедур, затраты времени на таможенное оформление товаров и частое изменение таможенных правил и продолжают занимать много места в ответах японских бизнесменов, в процентном отношении таких жалоб становится меньше.

Особенно заметно меньше стало ответов с критикой японцами сложностей в таможенных правилах — на целых 12,6% по сравнению в 2018 годом.

Российская сторона тоже предпринимает меры по улучшению ситуации

К сожалению, фактом остается то, что среди ответов японских бизнесменов на вопрос об оценке проходящей в России реформе работы таможенных органов, продолжают присутствовать такие, как «никаких элементов улучшения не видно».

Однако существуют и статистические данные, которые свидетельствуют об упрощении таможенных процедур в России. Всемирный банк публикует исследования Doing Business, в которых выводит оценку легкости ведения бизнеса в той или иной стране на основе ряда определенных параметров.

Так вот Россия, которая не так давно по показателю «таможенная практика» находилась в этом рейтинге за пределами первой сотни стран, за последние несколько лет переместилась внутрь этой сотни (всего в рейтинге перечисляются около 200 стран).

Конечно, таким местом в рейтинге Doing Business гордиться России пока рано. Но в наших исследованиях начинает появляться все больше положительных оценок упрощения процедур получения строительных разрешений, ускорения подключения к электрическим сетям и другим коммуникациям и т.д. Важно, что в этих оценках отражается процесс улучшения делового климата в стране.

Многие опрошенные японские бизнесмены позитивно оценивают предпринимаемые в России усилия по расширению информирования иностранного бизнеса по новым таможенным практикам с помощью интернет-семинаров (вебинаров) и т.п.

Не подлежит сомнению, что для иностранного бизнеса в России все еще существует немало проблем, но фактом является и то, что российская сторона предпринимает усилия по улучшению ситуации.

В российских властных структурах и административных органах есть и такие чиновники, которые любят лишь хвалиться своими усилиями без оценки их реальных результатов для дела или без учета передовых иностранных практик. Важно, чтобы Россия избавлялась от таких «колодезных лягушек, не видящих ничего вокруг», и поощряла бы в своих управленцах настоящий деловой подход. От этого будет зависеть многое.

Проблема «плохого имиджа»

Когда японский бизнес рассматривает Россию как рынок, самой большой для него проблемой является «плохой имидж» этой страны. Следует признать, что в японских деловых кругах существует много людей, которые безо всяких на то оснований мыслят о России негативно.

С другой стороны, фактом остается и существование множества людей, которые, познакомившись с Россией по линии туризма или бизнеса, заявляют о том, что, «увидев настоящую Россию всего лишь один раз, меняли свое восприятие этой страны на 1800 (в лучшую сторону)».

Исходя из своего личного опыта, могу смело заявить, что не встречал еще японца, который бы, приехав в Россию с негативным мнением, ощутил бы усиление такого представления об этой стране.

Скорее всего, в основе существующего в японских деловых кругах «плохого имиджа» России все же лежат экономические санкции против нее, введенные Америкой и странами ЕС.

Особенно это касается так называемых дополнительных американских санкций, направленных против конкретных российских компаний и предприятий, являющихся деловыми партнерами японского бизнеса. Это наносит существенный удар по японской экономике.

Американский и западноевропейский бизнес тоже нацеливается на улучшение экономической конъюнктуры в России и выжидает своего часа

Однако всегда важно уметь отделять в экономических связях между государствами макроуровень (правительства и власти) и микроуровень (конкретные частные компании и предприятия). Можно констатировать, что во многих американских и западноевропейских компаниях, чьи власти накладывают на Россию различные санкции, необязательно на микроуровне существует негативное отношение к бизнесу в этой стране.

В прошлом году мне довелось поучаствовать в широкой дискуссии с руководством ряда крупных американских и западноевропейских компаний, присутствующих на российском рынке. И нужно подчеркнуть, что в их подходах совсем не было настроений типа «из-за санкций против России в ней невозможно работать». В основном эти подходы были или нейтральными («если экономическая ситуация в России улучшится, мы всегда придем сюда со своим бизнесом»), или даже активными («не стоит ли нам уже сейчас заниматься поисками новых возможностей»). «Санкции санкциями, а бизнес — бизнесом. Пока санкции не станут всеобъемлющими, для предпринимателя абсолютно естественно искать свои бизнес-возможности в России».

«Конечно, когда экономическая конъюнктура в России оставлять желать лучшего, трудно планировать кардинальное расширение рынка в стране. Тем не менее даже при нынешних условиях в России возможен вполне стабильный бизнес», — сказал тогда один из руководителей компании — крупного производителя строительной техники.

Эти люди, имевшие опыт работы на российском рынке, который когда-то в мгновение ока становился чрезвычайно привлекательным, хотя и утверждают, что сейчас нужно просто потерпеть (между тем, по всей видимости, ведут здесь вполне устойчивый бизнес), все же с нетерпением нацеливаются на «следующий подъем конъюнктуры».

Судя по всему, эти американские, западноевропейские и японские бизнесмены, работающие в России, в своих подходах больше ориентируются не на «имидж» страны, а на поиск и проработку будущих бизнес-возможностей на российском рынке.

Тэцуя Уцумэ — руководитель московского представительства Японского агентства по международной торговле (Japan External Trade Organization — JETRO). Работает в JETRO с 1991 года. В 1995-1996 гг. проходил стажировку в МГИМО (русский язык). В 1996-2000 гг. — сотрудник представительства JETRO в Москве, в 2004-2007 гг. — заместитель руководителя представительства. В 2007 году участвовал в открытии филиала представительства в Санкт-Петербурге и до 2012 года возглавлял его.

С сентября 2012 года занимал должность начальника аналитического отдела JETRO. Особое внимание уделял изучению России и стран СНГ.

С августа 2019 года находится в третьей командировке в России в качестве руководителя представительства JETRO. Автор нескольких книг: «Процесс организации предприятия в России», «Россия как новый растущий рынок и управление рисками на нем» и др.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.