Споры вокруг газопровода «Северный поток — 2» не утихают. Но, несмотря на санкции, министр экономики Петер Альтмайер (Peter Altmaier) не намерен отказываться от российского газа. По его словам, в будущем газа понадобится даже больше, чем сейчас, — в том числе и для производства водорода.

Федеральный министр экономики Петер Альмайер (ХДС) намерен вопреки существующим санкциям развивать экономические связи с Россией. Он решительно настроен на интенсификацию деловых контактов между Германией и Россией — об этом он заявил на посвященной России конференции Германской торгово-промышленной палаты. Как сказал министр, несмотря на неразрешенные конфликты, связанные с аннексией Крыма и войной на востоке Украины, «вновь возникла надежда на развитие отношений в больших политических вопросах».

Он выразил сожаление, что санкции даже расширились, ведь США ввели новые ограничения из-за строящегося газопровода «Северный поток — 2». По словам Альтмайера, сейчас ведутся переговоры с американцами с целью избежать негативных последствий для немецких компаний. Он подчеркнул также значение российского газа для энергоснабжения Европы. «Нам понадобится не меньше, а больше газа», — сказал министр экономики, имея в виду планируемый отказ от использования угля.

Потребность в газе, по его словам, не уменьшится и при переходе на возобновляемые источники энергии. Для того чтобы покрыть потребности в энергии, понадобится водород. Помимо получения так называемого зеленого водорода методом электролиза из возобновляемых энергоносителей, можно добыть и так называемый голубой водород путем расщепления природного газа. Правда, в этом случае образуется и вредный для климата углекислый газ.

Из русского газа можно производить водород в Германии. Есть и альтернативный вариант: газ можно расщеплять еще в России и затем переправлять полученный водород в Германию по газопроводу «Северный поток — 2». По мнению экспертов, добавлять водород к природному газу в газопроводе возможно. Но в таком случае усилится зависимость от поставок российского газа, чего опасаются некоторые критики.

Как сказал далее Альмайер, благодаря этому возрастет и германо-российский торговый оборот, сильно просевший после аннексии Крыма и начала войны на востоке Украины. Если в 2012 году двусторонний товарообмен оценивался еще в 80 миллиардов евро, то в период до 2016 года он опустился до 48 миллиардов. С тех пор объем вновь возрос, но, возможно, это связано с сильно поднявшейся с тех пор ценой на нефть, от которой зависит экономика России.

На нефть и газ приходится 65% немецкого импорта из России. В немецком импорте до последнего времени наблюдался застой, импорт из России возрос с 2016 года на 30%. Соответственно снизилось сальдо во внешней торговле с Россией: минус 10 миллиардов евро по положению на 2018 год.

Однако санкции и контрсанкции — лишь одна из причин, от которых страдают экономические связи. Общество внешнеэкономических связей Germany Trade & Invest (GTAI), существующее при министерстве Альтмайера, отметило усиление самоизоляции России. Согласно докладу GTAI, немецким экономическим интересам в России противоречат 232 законодательных акта. Например, немецкие компании должны выполнить очень высокие квоты по локализации, если хотят вести бизнес в России — построить фабрики и использовать местную рабочую силу. Кроме того, Россия пытается заменить товары, которые раньше импортировала, отечественными продуктами.

Альтмайер коснулся этой проблемы лишь косвенно. Как он сказал, Россия нужна как партнер в международных переговорах, например, когда речь идет об обновлении Всемирной торговой организации. «Мне хотелось бы, чтобы в наших двусторонних связях произошел новый подъем», — сказал Альтмайер.

Ни немецкий министр экономики, ни российский министр промышленности и торговли Денис Мантуров не затронули тему вопиющей правовой неуверенности, которую испытывают немецкие компании, инвестирующие в России. С 2014 года более тысячи немецких фирм покинули страну. Даже министерство Альтмайера считает главной проблемой структурную слабость российской экономики, которая проявилась еще задолго до кризисов на Украине.

Мантуров в Берлине не захотел ничего слышать об этом. Он подчеркнул, что немецкие компании чувствуют себя в России «максимально комфортно». Но правовая безопасность в России слаба: например, один из законов дает президенту Владимиру Путину право в любой момент своим указом ввести дополнительные контрсанкции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.