Белорусский премьер Сергей Румас в среду положил на стол российскому коллеге Михаилу Мишустину новые предложения по нефти. И постфактум осторожно заметил, что «на первый взгляд, предложения не были отвергнуты российской стороной». Румас надеется продвинуться в решении нефтяного спора.

Во всяком случае, российская сторона, по словам белорусского премьера, пообещала в течение нескольких дней провести консультации со своими нефтяниками.

Возможен временный компромисс

Правда, Румас не расшифровал, в чем суть предложений Минска. Только намекнул, что падение мировых цен на нефть может сделать Москву сговорчивее. Действительно, чем ниже цены, тем больше у белорусских переговорщиков оснований возражать против уплаты премии (10-15 долларов за тонну) российским нефтяным компаниям (НК).

К слову, нефтяная компания (НК) группы Сафмар Михаила Гуцериева, давнего приятеля белорусского президента, c начала года поставляют нам нефть без премии. В марте они дадут 300 тысяч тонн. Еще 200 тысяч тонн в этом месяце ожидается от пяти небольших российских компаний, тоже согласившихся работать без премии. То есть лед тронулся. Хотя не факт, что крупные НК окажутся столь же сговорчивыми.

Эксперты совета по международным отношениям «Минский диалог» в свежем выпуске «Минского барометра» прогнозируют, что в нефтяном вопросе «вероятнее всего, к концу первого квартала Белоруссия и Россия достигнут временного компромисса (до конца 2020 года) на условиях российской стороны, то есть без компенсации налогового маневра и с сохранением премий российским поставщикам (символическое ее снижение все же возможно).

Копья ломаются вокруг премии

Александру Лукашенко, пошедшему на принцип в нефтяном вопросе, важно сохранить лицо. Ранее он категорично заявил, что платить премии российским НК не собирается. Но, возможно, в итоге сочтет приемлемым уменьшение этих премий. Степень сговорчивости российской стороны, видимо, будет зависеть от дальнейшего развития ситуации с мировыми ценами на нефть.

В любом случае спор идет вокруг сравнительно небольшой суммы — около 240 миллионов долларов в год. Столько выиграет Минск, если добьется от всех российских НК поставок без премии.

Между тем потери от налогового маневра в российской нефтянке белорусская сторона оценивала в 10-11 миллиардов долларов до 2024 года. И о компенсации этих издержек речи пока нет.

Ранее Москва увязывала такую компенсацию с подписанием и выполнением дорожных карт «углубления интеграции». И сегодня на встрече двух премьеров эта тема всплыла снова.

«Убежден, что в новом десятилетии необходимо в полной мере раскрыть созидательный, интеграционный потенциал договора [о создании Союзного государства]. Это позволит создать благоприятные условия для развития экономики и ведения бизнеса и в конечном итоге повысить благосостояние граждан России и Белоруссии», — отметил Мишустин.

При желании это можно расшифровать так: хотите нашей поддержки — подписывайте и выполняйте дорожные карты. Они же для Минска очень дискомфортны, грозят отъемом кусков суверенитета.

Короче, Румас склонял разговор к тому, что нам бы нефти подешевле, а российский коллега — к тому, что им бы интеграцию поглубже.

Эксперт: «Нет доверия к российской стороне»

Однако белорусское руководство, похоже, уже отчаялось добиться справедливых с его точки зрения цен на углеводороды в рамках союзной «двойки». Теперь ставка делается на то, чтобы подвигнуть Москву к созданию единых рынков энергоносителей в формате ЕАЭС.

Сегодня Румас напомнил Мишустину, что главы двух государств поставили задачу подготовить документы по стратегии евразийской интеграции. «Наши вице-премьеры провели большую работу — там осталось несколько спорных вопросов, которые, я надеюсь, мы сегодня обсудим и продвинемся, для того чтобы 10 апреля, когда мы встретимся в Минске на межправсовете [ЕАЭС], мы уже смогли согласовать этот документ и затем внести главам государств на Высший евразийский экономический совет», — отметил белорусский премьер.

В конце февраля Лукашенко сообщил, что в мае в Минске предполагается принять стратегию развития евразийской интеграции до 2025 года. При этом «мы должны предложить серьезный вариант этой стратегии. Без всяких там оговорок и так далее». Читай: чтобы Москва не выкрутилась.

Впрочем, независимые белорусские эксперты, в частности редактор сайта экспертного сообщества «Наше мнение» Валерия Костюгова, не очень-то верят, что Москва будет готова создать единые рынки нефти, газа и нефтепродуктов к 2025 году.

В целом, если говорить о перспективах интеграции, то у Минска «нет доверия к российской стороне», отмечает Денис Мельянцов, координатор программы «Внешняя политика Белоруссии» «Минского диалога».

Два танкера в месяц — альтернатива слабоватая

Нынешний нефтяной конфликт лишний раз показал, что нельзя складывать все яйца в одну корзину. Особенно если корзина — российская. Лукашенко недавно самокритично признал: «…Мы сами виноваты, что не диверсифицировали в свое время поставки нефти».

Сегодня после переговоров в Москве Румас заявил, что даже если поставки из России нормализуются, Белоруссия все равно будет покупать минимум два танкера альтернативной нефти в месяц. Однако два танкера — это лишь 160 — 170 тысяч тонн. В год таким образом набежит около 2 миллионов тонн. А Белоруссия, если ориентироваться на подписанный с Россией индикативный баланс на нынешний год, хочет получать до 24 миллиона.

Ну ладно, не будем жадничать. Поскольку модернизация наших НПЗ не завершена, возьмем 18 миллионов тонн. Судя по всему, это пока оптимальный объем. Примерно столько де-факто перерабатывалось в последние годы.

Даже при двух танкерах альтернативной нефти в месяц 16 миллионов тонн в таком случае придется брать у россиян. До обозначенной белорусским президентом желательной пропорции — не более 40-50% нефти из России — все равно далеко.

Энергетическая безопасность стоит того, чтобы в нее вложиться

По словам Румаса, объем альтернативных закупок будет зависеть от того, на каких условиях удастся договориться с Россией. Но факт то, что даже с премией российская нефть для Беларуси пока дешевле. По неофициальным данным, купленная в этом году норвежская обошлась дороже на 140 долларов за тонну.

И если сейчас по нефти с Москвой кое-как поладят, у белорусского руководства может возникнуть соблазн расслабиться и снова пойти по пути наименьшего сопротивления — брать практически всю нефть у россиян. Во-первых, это в любом случае выигрыш в цене, а значит — выше рентабельность НПЗ. Во-вторых, как заметил Румас, «если российская сторона подвинется в своей позиции, то, конечно, сегодня самая удобная логистика — это по трубе из Российской Федерации».

Логистика логистикой, но если белорусские власти захотят снова войти в ту же реку, то рано или поздно придется пускать пузыри в очередном водовороте.

Важно, чтобы нефтяная альтернатива сейчас не угасла, как это было в начале десятилетия. Тогда, пока бушевал подобный конфликт с восточной соседкой, закупали нефть в Венесуэле и Азербайджане, но как только Москва смягчилась, эту альтернативную лавочку быстро прикрыли. А теперь высокое белорусское начальство сокрушается, что не чесались.

В общем, лучше перемучиться, но действительно наладить сильную альтернативу. В том числе выстроить инфраструктуру: привести в порядок трубы для перекачки нефти из балтийских портов, решить с поляками вопрос транспортировки из Гданьска реверсом по «Дружбе» и пр.

Иначе, как показывает опыт, Москва не преминет воспользоваться своей монополией, чтобы в какой-то момент прищемить партнеру пальцы для продавливания собственного интереса.

А новые сшибки союзников не за горами. По нефти компромисс если и найдут, то, судя по всему, лишь на нынешний год. По газу договор тоже только до конца года. А дальше встанут те же проклятые вопросы: Минск будет твердить, что нам бы нефть и газ подешевле, а Кремль — что им бы интеграцию поглубже.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.