Россия и Саудовская Аравия развязали нефтяную войну друг с другом, которая прокатилась ударной волной по всему миру, вызвав резкое падение мировых цен на нефть и поставив под угрозу финансовую стабильность — или даже жизнеспособность — крупных международных нефтяных компаний.

На первый взгляд этот конфликт представляет собой борьбу между двумя крупнейшими производителями нефти за долю на нефтяном рынке. Возможно, именно это и стало основным мотивом Саудовской Аравии, которая резко отреагировала на отказ России сократить уровень добычи, — отреагировала, существенно снизив цену на свою нефть и пригрозив увеличить объемы добычи и таким образом наводнить рынок дешевой нефтью в попытке увести покупателей у своих конкурентов.

Между тем мотивы России кажутся совершенно иными. Ее мишень — не Саудовская Аравия, а, скорее, американская сланцевая нефть. Россия, которой пришлось столкнуться с жесткими американскими санкциями против ее энергетического сектора и которая в течение трех лет сотрудничала с глобальными партнерами (включая Саудовскую Аравию), чтобы удерживать мировые цены на нефть на стабильном уровне за счет уменьшения объемов добычи, пока Соединенные Штаты наращивали объемы продаж сланцевой нефти на мировом рынке, устала терпеть. Пандемия коронавирусной инфекции привела к существенному снижению спроса на нефть по всему миру, негативно сказавшись на американских производителях сланцевой нефти. Между тем Россия готовилась к возможности нефтяной войны с Соединенными Штатами. И, когда американские производители сланцевой нефти столкнулись с проблемами, Россия решила, что пришло время нанести ответный удар. Цель Москвы проста: заставить американских производителей сланцевой нефти «разделить боль».

Соединенные Штаты вводили санкции против России в течение шести лет с того момента, когда Россия захватила контроль и аннексировала Крымский полуостров, а затем поддержала пророссийских сепаратистов на востоке Украины. Первый пакет санкций был введен 6 марта 2014 года в соответствии с указом президента 13660. Эти санкции были введены против «лиц, которые захватили государственную власть в Крымском регионе без разрешения правительства Украины, которые подрывают демократические процессы и институты на Украине; угрожают ее миру, безопасности, стабильности, суверенитету и территориальной целостности; способствуют незаконному присвоению ее активов».

Самый свежий раунд санкций был анонсирован госсекретарем США Майком Помпео (Mike Pompeo) 18 февраля 2020 года. Санкции были введены против швейцарской компании Rosneft Trading (дочерняя компания «Роснефти»), которая работает в нефтяном секторе Венесуэлы. Недавно Соединенные Штаты также ввели санкции против российских проектов «Северный поток-2» и «Турецкий поток».

Россия заявляла о своем недовольстве в связи с введением американских санкций в самого начала. В июле 2014 года президент России Владимир Путин предупредил, что американские санкции загоняют отношения между двумя странами «в угол», угрожая «долгосрочным национальным интересам правительства Соединенных Штатов и его народа». Россия решила попытаться перетерпеть американские санкции в надежде на то, что после президентских выборов 2016 года настрой американской администрации изменится. Президент России Владимир Путин открыто говорил о том, что он надеется, что в Соединенных Штатах будет избран президент, более дружественно настроенный в отношении России, а когда список кандидатов сократился до Дональда Трампа и Хиллари Клинтон, Путин отдал предпочтение Трампу.

«Да, — ответил Путин во время совместной пресс-конференции с президентом Трампом по итогам их встречи в Хельсинки в июле 2018 года. — Потому что он говорил о нормализации российско-американских отношений».

Высказывания Путина окончательно убедили в правоте тех, кто поверил в сообщения о российском вмешательства в американские президентские выборы 2016 года, и кто пришел к выводу, что Путин имеет некое влияние на Трампа. Хвалебные комментарии в адрес Путина, с которыми Трамп регулярно выступал, только подтвердили эти подозрения.

Еще до своей инаугурации Трамп сделал акцент на решении Путина не отвечать сходным образом на те санкции, которые администрация президента Обамы ввела на основании вывода американской разведки о том, что Россия вмешалась в выборы. «Отличное решение [Владимира Путина] об отсрочке — я всегда знал, что он очень умен!» — написал Трамп в твиттере. Трамп считал санкции, введенные администрацией Обамы, попыткой лишить администрацию Трампа шансов на восстановление отношений с Россией, и интерпретировал отказ Путина сотрудничать — несмотря на то, что российский парламент и Министерство иностранных дел РФ на этом настаивали, — как признание того же.

В январе 2018 года Путин попытался защитить свои отношения с президентом Трампом, назвав публикацию Министерством финансов США списка, в который вошли 200 имен людей, близких к российскому правительству, враждебным и «глупым» шагом.

«За каждым из этих людей и за каждой из этих структур стоят рядовые граждане нашей страны, трудовые коллективы, целые отрасли. То есть, по сути, всех нас, все 146 миллионов, занесли в какой-то список. В чем смысл таких действий, я не понимаю», — сказал Путин.

С точки зрения России, тот список доказал, то Соединенные Штаты рассматривают все российское правительство как врага и что список является побочным продуктом «политической паранойи», которой страдают американские законодатели. Высокопоставленные российские чиновники предупредили, что последствия «будут токсичными и подорвут перспективы сотрудничества на годы вперед».

Хотя президент Трамп вступал в должность, искренне намереваясь «поладить с Россией», в том числе смягчить введенные администрацией Обамы санкции, реальность российско-американских отношений — особенно если рассматривать их с позиций конгресса США — требовала ужесточения санкционного режима Обамы. Эти санкции, список которых при Трампе продолжал пополняться, оказали негативное воздействие на российскую экономику, замедлив ее рост и лишив ее иностранных инвестиций.

Хотя Путин старался демонстрировать сдержанность перед лицом растущего санкционного давления, недавний пакет санкций, направленный против российского энергетического сектора, стал последней каплей. И, когда требование Саудовской Аравии сократить добычу нефти совпало по времени со спадом глобального спроса, обусловленного эпидемией коронавируса, Россия нанесла свой удар.

Выбор времени для такого шага России оказался довольно любопытным, учитывая массу гипотез о наличии каких-то личных взаимоотношений между Трампом и Путиным, которые российский лидер стремился поддерживать и перенести в свой потенциальный второй срок. Но теперь Путин уже некоторое время сигнализирует, что его терпение в отношении Трампа подходит к концу. В своем интервью в июне 2019 года Путин, комментировавший состояние российско-американских отношений, сказал: «Они [отношения] деградируют, становятся все хуже и хуже. За последние годы в отношении России действующая администрация приняла уже, по моему, несколько десятков решений, связанных с санкциями».

Развязав ценовую войну на нефтяных рынках накануне начала кампании по выборам президента США, Путин недвусмысленно продемонстрировал, что он больше не считает Трампа ценным кадром — если тот вообще когда-либо им был. Прежде Путин надеялся, что Трамп сможет изменить траекторию отношений между двумя странами в положительном ключе, но этого не произошло. Вместо этого, как сказал близкий соратник Путина, глава российской государственной нефтяной компании «Роснефть» Игорь Сечин, Соединенные Штаты используют свои значительные энергетические ресурсы в качестве политического оружия, начиная эпоху «силового колониализма», который призван расширить объемы добычи Соединенных Штатов и их долю на мировом рынке в ущерб другим странам.

С точки зрения России, рост добычи американской нефти — с 2011 по 2019 год объемы увеличились в два раза — а также закрепление за Соединенными Штатами статуса чистого экспортера нефти были напрямую связаны с ослаблением возможностей экспорта нефти таких стран как Венесуэла и Иран посредством введения санкций. Хотя с этим можно было мириться, пока мишенью санкций была третья сторона, как только Соединенные Штаты ввели санкции против российского энергетического сектора, жребий был брошен.

Если цель спровоцированной Россией ценовой войны заключалась в том, чтобы заставить американские нефтяные компании «разделить боль», она уже достигнута. Такая же война, инициированная Саудовской Аравией в 2014 году с целью подавить производство американской сланцевой нефти, не привела к желаемому результату, но только потому, что инвесторы были готовы поддержать производителей сланцевой нефти, предоставив им огромные займы и вливание капитала. Чтобы добыча сланцевой нефти, в которой применяется такой дорогостоящий метод как гидроразрыв пласта, была экономически выгодной, цена на баррель нефти должна колебаться в рамках между 40 и 60 долларами за баррель. Именно такие рамки Саудовская Аравия надеялась сохранить, когда она предлагала России еще больше сократить добычу, на что Россия ответила отказом.

Производители сланцевой нефти, обремененные огромными долгами и высокими производственными расходами, серьезно пострадают в случае продолжительной ценовой войны на нефтяном рынке. Уже сейчас, поскольку стоимость барреля нефти составляет около 35 долларов, начались разговоры о банкротстве и массовых временных увольнениях, — все это не сулит Трампу ничего хорошего на предстоящих выборах.

Очевидно, Россия не собирается сдаваться в ближайшее время. По данным Министерства финансов России, Россия сможет балансировать свой бюджет при ценах на нефть в районе 25-30 долларов за баррель в течение 6-10 лет. Ясно одно: американские производители не смогут сделать то же самое.

Министр финансов США Стив Мнучин (Steve Mnuchin) без лишнего шума встретился с послом России в Соединенных Штатах Анатолием Антоновым, и это стало свидетельством того, что администрация Трампа постепенно осознает надвигающуюся опасность. Согласно информации, опубликованной Министерством иностранных дел России, они обсуждали вопрос экономических санкций, состояние экономики Венесуэлы и потенциал для «торговли и инвестиций». Как отметила российская сторона, Мнучин сделал акцент на «важности порядка на энергетических рынках».

Россия вряд ли пойдет на попятную в ближайшее время. Как сказал адмирал Джош Пейнтер, персонаж из книги Тома Клэнси (Tom Clancy) «Охота на Красный октябрь», «русские даже кучу не навалят, не имея плана».

Россия вступила на этот путь вовсе не ради развлечения. Ее цели были четко озвучены — уничтожить американскую сланцевую нефть, — а издержки этого шага, как экономические, так и политические (включая поражение Трампа на предстоящих президентских выборах 2020 года), были просчитаны заранее. С русским медведем можно долго играть, не провоцируя ответную реакцию. Но теперь мы знаем, какой может оказаться его реакция: когда Империя наносит ответный удар, она бьет очень сильно.

Скотт Риттер — бывший офицер разведки десантных войск, служивший в Советском Союзе в рамках соглашений о контроле над вооружениями. Он также служил в Персидском заливе во время операции «Буря в пустыне» и руководил в Ираке операцией по уничтожению оружия массового поражения. Он является автором книги «Царь скорпионов: любовь Америки к ядерному оружию, от Рузвельта до Трампа» («Scorpion King: America's Embrace of Nuclear Weapons From FDR to Trump», 2020).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.