За восемь долларов в Вайоминге, большом «ковбойском» штате на северо-западе США, сейчас можно купить три пакета молока, шесть бутылок воды или 159 литров Asphalt Sour — нефти с большим содержанием серы. А несколько дней назад этот сорт стоил даже еще дешевле. «В моменте» один баррель в Америке торговался по минус 19 центов. То есть тем, кто покупал Asphalt Sour, даже доплачивали.

Вспышка коронавируса затормозила рост мировой экономики. Почти половина всего населения планеты вынуждена сейчас жить в карантине, фабрики по всему миру простаивают, самолеты остаются на земле, корабли — в портах. Вот почему спрос на нефть резко сократился. По оценкам экспертов, ее потребление упало на 24-35 миллионов баррелей в день. Иначе говоря, сокращение потребления составило от четверти до трети.

В некоторых нефтеносных регионах мира ситуация складывается драматическим образом: цены на нефть стали отрицательными. Они упали ниже нуля, как, например, в Вайоминге. Ведь «черное золото», добываемое из земных недр, нельзя складировать просто на улице — а американские нефтехранилища, в которых топливо запасают до лучших времен, скоро переполнятся. На примере Asphalt Sour видно, насколько плохо обстоят дела в глобальной экономике.

Получается, что производителям нефти приходится доплачивать своим клиентам, лишь бы те забрали товар. Эта парадоксальная ситуация наглядно демонстрирует, почему президент США Дональд Трамп вдруг превратился в главного «нефтяного дипломата» и призвал ведущих производителей нефти к сотрудничеству.

Логический вывод: сделка нестабильна

Альянс из стран-членов ОПЕК и России — так называемый формат ОПЕК+ — в ходе четырехдневных переговоров принял историческое решение по сокращению добычи нефти более чем на 20% в день. В общей сложности сокращение составит в мае и июне 9,7 миллиона баррелей в день. А потом до конца года участники сделки будут добывать на 8 миллионов баррелей меньше. Другие производители нефти, не входящие в ОПЕК+, к примеру, США, Канада и Бразилия, готовы добровольно урезать добычу на 3,7-5 миллионов баррелей в день.

Эта уникальная сделка должна положить конец ценовой войне между Россией и Саудовской Аравией. Однако достигнутый компромисс довольно хрупок и способен стабилизировать цены лишь в краткосрочной перспективе.

В начале недели котировки нефти сортов Brent и WTI подросли чуть менее чем на 4%. «Это небывалое сокращение в исторически уникальное время, — прокомментировал ситуацию эксперт Citibank по рынку нефти Эд Морс (Ed Morse). — Но компромисс достигнут с опозданием и уже не сможет помешать тому, что нефтехранилища будут переполняться, а цены снизятся до однозначных цифр».

Аналогичного мнения придерживаются и эксперты Goldman Sachs. «Это историческая сделка, но ее недостаточно», — считает нефтяной стратег банка Джеффри Карри (Jeffrey Currie).

У компромисса на самом деле есть два серьезных недостатка. В сделке официально не участвуют США, являющиеся, между прочим, вторым по величине производителем нефти в мире. Трамп постоянно подчеркивал, что низкие котировки автоматически приведут к тому, что американцам придется ограничить добычу, потому что им попросту невыгодно производить нефть ниже себестоимости. Впрочем, он не может этого гарантировать.

В отличие от других крупнейших производителей — России и Саудовской Аравии — президент США не может напрямую влиять на частные американские нефтяные концерны. Они не обязаны учитывать его мнение.

Кроме того, очевидно противоречие. Если компромисс позволить достичь цели по повышению цен, то американские компании автоматически вновь включат свои буровые установки. Благодаря относительной гибкости новых методов добычи сланцевой нефти это вполне возможно. Так что сам собой напрашивается логический вывод, что сделка нестабильна.

При этом даже в рамках самой ОПЕК нет согласия. Так, для многих наблюдателей стало неожиданностью, что коллективному сокращению добычи нефти на 23% воспротивилась Мексика. Согласно квотам, эта страна должна была сократить добычу на 400 тысяч баррелей ежедневно, но сократит лишь на 100 тысяч. Да и сама цифра в 9,7 миллиона баррелей вызывает конфликты: изначально страны ОПЕК+ говорили о 10 миллионах баррелей.

Сигнал о проблеме нервному рынку

Эта латиноамериканская страна не заинтересована в большем сокращении добычи по совершенно особым причинам. Мексика заранее подстраховалась на случай падения цен и за каждый баррель получает фиксированную цену. Это также делает дестабилизирует сделку. Тот факт, что Мексика решилась на «одиночный бунт», символичен.

По факту компромисс, достигнутый странами ОПЕК, конечно, имеет историческое значение, но, к примеру, Саудовской Аравии всегда было принципиально важно, чтобы картель действовал сообща. Поэтому производители в Эр-Рияде настаивали на том, чтобы никаких исключений не было. Но через два дня жестких переговоров они все же сдались.

Это, однако, открывает двери (даже ворота) для других членов ОПЕК, которые также захотят, чтобы для них было сделано исключение, что ослабляет власть картеля. Из истории ОПЕК и без того хорошо известно, что далеко не все и не всегда соблюдают установленные квоты, и оттого перспективы соблюдения масштабного соглашения, обязывающего все страны — производителей нефти сократить добычу, вызывают еще больше сомнений.

Так что исторический компромисс не слишком устойчив, и это сигнал о проблеме для и без того испытывающих большие сомнения участников рынка. Ведь им и так приходится приспосабливаться к новой, неизвестной им доселе ценовой реальности, в которой существуют различные (будь то высокие или низкие) цены на один и тот же сорт нефти.

«Ситуация с отрицательными ценами экстремальна, — считает Бенжамен Луве (Benjamin Louvet), эксперт сырьевого рынка инвестиционной компании OFI Asset Management. — Но она показывает, насколько напряжен рынок в целом». Не только Asphalt Sour, но и другие сорта упали в цене до абсурдного уровня. Канадская нефть WCS недавно подешевела до 4 долларов за баррель. А нефть из Пермского бассейна в Техасе, на крупнейшем месторождении в США, стоит теперь около 10 долларов. «Это дешевле, чем стоит пустая бочка», — подчеркнул Луве.

Эксперты опасаются, что ситуация станет катастрофической

Даже цена на имеющий большое для рынка значение американский сорт WTI, согласно докладу Goldman Sachs, может упасть ниже нуля. Причина: после вспышки коронавируса производители не знают, где им хранить добытое топливо. А поскольку вышеупомянутые крупнейшие производители — Америка, Россия и Саудовская Аравия — в последние недели отказывались сокращать добычу, боясь потерять свою долю рынка, у США и других стран теперь заканчиваются нефтехранилища. К тому же американцы, видимо, предложили Мексике закачивать те самые 300 тысяч баррелей, на которые той следовало бы сократить добычу, в свои стратегические хранилища, чтобы этот объем не попадал на рынок.

Китай между тем начал в последнее время заполнять свои хранилища. Но этого, по мнению экспертов, будет недостаточно, чтобы компенсировать историческое падение спроса и предотвратить переизбыток нефти во втором квартале этого года.

Сорта Brent, играющего ключевую роль на рынке, это коснулось в меньшей степени. Ведь эту нефть добывают в Северном море, и ее можно относительно легко транспортировать в любой регион мира или хранить в танкерах.

Цена же на нефть WTI определяется в небольшом городке Кушинг в штате Оклахома, почти в 1000 километров от ближайшего порта. И доставка туда топлива стоит денег. Поэтому, по мнению экспертов Goldman Sachs, цены при чрезвычайно слабом спросе (таком, как сейчас) вполне могут уйти в отрицательную зону.

В настоящий момент нефть сорта Brent стоит 32,66 доллара за баррель, WTI — 23,67 доллара. Это исторически низкие показатели. То есть Brent стоит в 1,38 раз больше, чем WTI. Такой большой разница между ними не была никогда, и это наглядно показывает, насколько драматически развивается ситуация. При этом котировки WTI могут снизиться еще сильнее.

В нефтехранилищах по всему миру сейчас есть место на 3 миллиарда баррелей. При нынешнем перепроизводстве нефти в 24 миллиона баррелей в день этого хватит менее чем на два месяца. «Ситуация уже сейчас плохая, — подчеркнул Луве. — В ближайшие же недели она может стать и вовсе катастрофической».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.