Мировая экономическая рецессия, вызванная пандемией коронавируса, сильнее всего ударила по развивающимся странам. По оценкам аналитиков швейцарского банка UBS, отток капиталов, нарушение мировых производственных связей и рост задолженности поставил на грань банкротства Аргентину, Бразилию, Мексику, ЮАР и Колумбию. Эти страны сталкивались с фундаментальными проблемами и раньше, однако в первом квартале 2020 года в связи с эпидемией начался массивный отток капиталов, а всего инвесторы вывели из них около 70 миллиардов долларов. Согласно вашингтонскому Институту международных финансов (Institute of International Finance), это вдвое больше того, что наблюдалось после финансового кризиса 2008 года. Только в марте биржевой индекс развивающихся рынков MSCI упал более чем на 15%. Всего помощь у международных финансовых институтов запросили 85 государств мира. Как отметила глава МВФ Кристалина Георгиева, такого еще не было за последние 75 лет, эти запросы удовлетворить невозможно.

Критическая ситуация складывается во всех странах с развивающейся экономикой. В Бразилии ВВП рухнул на 5,3%, дефицит бюджета составил 8%. Особенно сильно пострадали от карантина авиалинии, энергетические компании и крупные торговые сети. Нефтяная компания Petrobras несет убытки от падения цен на нефть, вдобавок к этому на буровых платформах в море отмечена эпидемия коронавируса. Правительство призвало крупные банки поддержать «тонущие» предприятия. МВФ считает, что для Латинской Америки начинается «потерянное десятилетие», причем самая драматическая ситуация складывается в Бразилии. Немногим лучше дела в Аргентине, которая должна финансировать борьбу с эпидемией при том, что на ней висит долг перед МВФ в 57 миллиардов долларов. Аналитики считают, что дефолт практически неизбежен, поскольку страна лишена источников финансирования.

В Таиланде, по данным МВФ, ВВП рухнул на 6,7%. Практически остановилась индустрия туризма: страна потеряла не только западных туристов, но и гостей из Китая, которых приезжало в год до десяти миллионов человек. Негативно отразилась на Таиланде и тесная торгово-промышленная кооперация с Китаем: пока северный сосед не пойдет на «поправку», а это может занять годы, надеяться тайцам не на что. Ударила эпидемия коронавируса и по североафриканскому Тунису. В этой стране отмечено наибольшее (в пропорции к населению) число инфицированных коронавирусом на всем африканском континенте. Индустрия туризма практически «убита», около 400 тысяч человек потеряли работу. ВВП рухнул более чем на 4%, МВФ обещает выделить Тунису около 750 миллионов долларов. Ввиду обострения социально-экономической ситуации страну могут ожидать новые массовые беспорядки. Не следует забывать, что именно в Тунисе началась «арабская весна» 2011 года, охватившая многие арабские страны.

Эпидемия коронавируса нанесла большой ущерб Турции, хотя экономика этой страны уже была значительно ослаблена в результате волюнтаристской политики президента Эрдогана. Инвесторы выводят деньги из Турции, курс лиры падает, многие предприятия находятся на грани банкротства, поскольку не могут выплатить кредиты, полученные в долларах и евро. К тому же обрушилась индустрия туризма, на которую приходилось до 10% ВВП.

Важнейшее отличие кризиса в развивающихся странах — отсутствие денег у государства. В то время как страны Западной Европы и США могут мобилизовать триллионы долларов и евро (пусть даже ценой бюджетного дефицита), бедные страны Африки, Азии и Латинской Америки не имеют средств для борьбы с коронавирусом и поддержки национальной экономики. По данным ВОЗ, системы здравоохранения развивающихся стран не способны справиться с эпидемией: не хватает больниц, оборудования, врачей и элементарных средств защиты. А ведь именно страны тропической Африки сильнее всего страдают от массовых инфекционных заболеваний: так, в 2014 году эпидемия лихорадки Эбола нанесла им громадный экономический ущерб, от которого они не оправились до сих пор.

Сырьевая экономика развивающихся стран несет огромные потери ввиду падения спроса на сырье, прежде всего в Китае. Сырьевой индекс Блумберга находится сейчас на самом низком уровне за 35 лет, этот процесс чрезвычайно болезненно затронул Южную Африку, где уже в 2019 началась рецессия. Уровень безработицы в ЮАР достиг 30%, однако, по оценке аналитиков немецкого «Коммерцбанка», худшее еще впереди. Ввиду утечки капиталов понижается кредитный рейтинг некогда перспективной экономики ЮАР. Финансовые аналитики агентства Блумберг констатируют, что коронавирус уничтожил все надежды на восстановление южноафриканской экономики.

Резкое падение цен на нефть ударило и по экономике Нигерии, 90% экспортных доходов которой приходится на нефтяной экспорт. Бюджет этой крупнейшей африканской страны на 2020 год строился на цене в 57 долларов за баррель, однако нынешние цены перечеркивают все планы развития. В целом страны Африки платят теперь высокую цену за свою тесную привязанность к экономике Китая, который выкачивал из них сырье и заваливал рынки своей продукцией. Кроме того, африканцы оказались в полной кредитной зависимости от КНР.

Мировые финансовые рынки реагируют на сложившуюся ситуацию уходом в доллар, евро, йену и швейцарский франк. Соответственно падает курс мексиканского песо и южноафриканского рэнда, а также практически всех валют развивающихся стран. Это ведет к инфляции и повышению учетных ставок, что еще больше подрывает национальную экономику. Одновременно растет долговая нагрузка развивающихся стран, — за последние 12 лет она выросла до рекордного показателя в 165% ВВП. В этом и следующем году страны Азии, Африки и Латинской Америки должны выплатить свыше 255 миллиардов долларов долга, в том числе Китаю, который стал крупнейшим кредитором африканских стран.

Значительную часть долларовых поступлений составляли до сих пор переводы трудовых мигрантов — из Европы, США и стран Персидского залива. Однако ввиду ограничительных мер, введенных во время эпидемии, этот источник поступлений резко сократился. Особенно сильно пострадали Филиппины, которые поставляли миллионы трудовых мигрантов в «богатые» страны. Мировая рецессия, помноженная на карантин, бьет по жизненно важным отраслям национальных экономик: для Таиланда, Индонезии, Турции и ЮАР это туризм, для Чили, Перу и Замбии — экспорт меди, Бразилии и Индии — цинка. Но особенно сильный удар нанесен по экспортерам нефти — Колумбии, Алжиру, Мозамбику, Ираку, Нигерии, Бразилии и Мексике.

Международный валютный фонд считает, что кризис в развивающихся странах угрожает мировой экономике в целом, поскольку по индексу покупательной способности на эти страны приходится 60% мирового ВВП. Наступающий коллапс «третьего мира» неизбежно отразится и на развитых странах, поставит под угрозу благосостояние всех жителей планеты. Тем временем вывод инвестиций из развивающихся экономик, включая Китай, Индию, ЮАР и Бразилию продолжается, на грани дефолта находятся такие страны как Аргентина, Турция и ЮАР.

Если в западных странах был введен карантин и государства выделили на борьбу с эпидемией триллионы долларов, то развивающиеся страны не могут позволить себе длительного режима самоизоляции, так как люди находятся на грани каждодневного выживания. Индия, введя национальный карантин, пошла на рискованный шаг с учетом того, что ее экономика и без того сильно замедлила темпы роста. Однако эпидемия в полуторамиллиардной стране может стать подлинной катастрофой.

В целом нынешняя ситуация приведет к необратимым последствиям как для развитых, так и развивающихся стран. Парализована мировая торговля, «убиты» такие отрасли, как туризм, авиа- и морские перевозки, значительно сократилось потребление. Но если страны Запады имеют технологические и финансовые ресурсы для перехода на новый постиндустриальный уклад, то развивающиеся страны могут остаться на обочине мирового прогресса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.