По мере того как эскалировал коронавирусный кризис на его фоне параллельно разрастался еще один — нефтяной. Его последствия, разумеется дополнительно преумноженные коронавирусным кризисом, мы наблюдали несколько дней назад, когда стоимость фьючерсов на нефть WTI «пробила дно» и ушла в минус. Оба кризиса продолжаются, но если коронавирусный кризис остается крайне непредсказуемым, то, что касается нефтяного, уже можно спрогнозировать, кто потеряет, а кто за счет него выиграет.

Напомню, что крах нефтяного рынка приблизили разногласия между Россией и Саудовской Аравией. Хотя две страны якобы договорились о совместном снижении добычи в момент, когда нефть наводнила рынки, по последней информации, борьба между этими двумя гигантами-добытчиками продолжается…

На прошлой неделе два соперника подтвердили, что в соответствии с договором ОПЕК+ сократят добычу с начала мая. Однако источники говорят о том, что Саудовская Аравия на самом деле только обострила борьбу с Россией и сейчас экспортирует нефть в Азию. Именно Азия, прежде всего Китай, является крупным потребителем нефти, а поскольку коронавирусный кризис там сейчас уже удалось взять под контроль, спрос на нефть снова стремительно растет.

Россия рассчитывает на азиатские рынки, и поэтому девять лет назад запустила свой нефтепровод ВСТО («Восточная Сибирь — Тихий океан»), по которому ежедневно поставляется около 1,6 миллионов баррелей. Однако Саудовская Аравия систематично работает над тем, чтобы отнять у России как можно большую часть чрезвычайно прибыльного рынка.

В этом столкновении объемы добычи — один фактор, а второй, связанный, это цена на нефть. Саудовская Аравия, точнее ее государственная нефтяная компания Aramco старается постоянно снижать свою цену OSP (official selling prices, то есть официальная продажная цена) для азиатских стран. По последним данным, на май OSP снизили до пяти долларов на все виды нефти. И цены грандиозно снижают уже второй месяц подряд.

Сразу после этого свои цены на нефть для азиатского рынка ожидаемо снизили Ирак, ОАЭ и Кувейт.

Вместе с тем Саудовская Аравия все активнее прорывается на европейский рынок, который считается российской нефтяной и газовой епархией. По имеющимся данным, в текущем месяце саудовский экспорт в Европу превысит 29 миллионов баррелей, что близко к рекордному экспорту августа 2016 года.

Поставляется, в том числе, сорт Arab light, нефть, которая по качеству максимально близка к самой лучшей нефти, которую Россия отправляет в Европу. Интересно, что саудовские нефтяные продажи растут в странах, которые традиционно являлись покупателями российской нефти: Италии, Турции, Греции, Франции и Польше…

В этом месяце польские НПЗ получат через порт Гданьск рекордное количество саудовской нефти Arab light — около 560 тысяч тонн. При этом в текущем месяце Польша впервые за долгое время не импортирует ни капли российской нефти Urals crude по морю.

Сейчас, когда потребление снижается, саудиты выступают в «поход», вооружившись ценами и «специальными предложениями» как оружием. Иными словами, они постоянно пытаются снизить цену до уровня российской или даже чуть ниже, чтобы законы спроса и предложения сделали свое дело (законы геополитики, разумеется, тоже могут сыграть свою роль).

Совсем недавно саудиты подготовили особое предложение — отсрочка оплаты за нефть на 90 дней.

У Саудовской Аравии есть много преимуществ по сравнению с Россией в том, что касается дешевой продажи нефти. Отчасти эти преимущества связаны с непосредственной добычей нефти из пород, которая в Саудовской Аравии крайне либеральна, а отчасти связаны с собственно политико-экономическим устройством королевства, которое придает ему в подобных поединках большую «гибкость».

Однако и у России есть одно большое преимущество. Речь об огромной сети нефтепроводов, которые ведут прямо на рынки сбыта. Саудовской Аравии же приходится иметь дело с танкерами и платить посредникам, чтобы они доставили ее нефть к потребителям. Российские нефтяные месторождения напрямую связаны с НПЗ в Европе и Азии, с которыми российские компании уже подписали долгосрочные договоры.

В условиях беспрецедентного коллапса стоимости американской нефти Саудовская Аравия находится в наиболее благоприятной позиции, чтобы извлечь из сложившейся ситуации максимальную пользу. Я напомню, что в понедельник фьючерсы на американскую нефть WTI (West Texas Intermediate) рухнули ниже нуля, а это означает, что продавцы готовы были доплатить, только бы избавиться от имеющейся у них нефти.

Конечно, речь идет только о фьючерсах на май. Что касается следующего месяца и фьючерсов на нефть WTI, которые сейчас торгуются, то есть на июнь, ситуация стабильнее, и их стоимость составляет 17,58 долларов США. Фьючерсами WTI на шесть месяцев тоже активно торгуют, и главный вопрос, что будет через месяц? Цена на май рухнула до —37,63 долларов США до закрытия, то есть истечения договора.

Главное американское нефтяное хранилище в Кушинге, штат Оклахома, все еще не переполнено под завязку, но это уже вот-вот произойдет. Предположительно, хранилище переполнится в течение «нескольких недель» и, возможно, еще до истечения договоров на июнь. Если ситуация с коронавирусом значительно не улучшится, то, вполне возможно, мы станем свидетелями еще одного падения ниже нуля (не исключено, что и ниже —37 долларов США).

Конечно, единственная причина, почему фьючерсы WTI на июнь вообще котируются выше нуля, — это оптимистичные надежды на то, что торговля нефтью внезапно оживет тогда, когда ряд стран западного мира начнут почти одновременно отменять меры изоляции. Правда, подобные действия могут привести к значительно большему распространению коронавируса, а затем и неминуемой повторной изоляции государственных экономик — к эффекту домино, в котором костяшка нефтяной промышленности снова упадет одной из первых.

Но как Саудовская Аравия может выиграть от этой ситуации, если спрос по всему миру остается низким, а хранилища только пополняются новым сырьем? Двумя способами. Во-первых, как я уже писал, прежде чем добыча будет ограничена, они попытаются продать как можно больше своей нефти в Европе и Азии по ценам, от которых даже в такой кризис трудно отказаться. Во-вторых, Саудовская Аравия надеется устранить своих конкурентов или по крайней мере отобрать у них рынки. О прорыве к российским клиентам я уже писал, а что касается конкурента, то им является американская сланцевая нефть. И Саудовская Аравия, и Россия хотят, чтобы ее просто не стало. Если нынешняя ситуация затянется, то сланцевой нефти не будет, точнее не будет уже американский компаний, которые исчезают уже сейчас, поскольку не могут продавать свою нефть по низким ценам. Правда, ситуацию все еще может переломить Трамп, если решит спасти их федеральными деньгами.

Отношения между Россией и Вашингтоном сложные. Хотя Трамп и Мухаммед ибн Салман являются союзниками, не станет сюрпризом, если многообещающий саудовский престолонаследник попытается навредить американцам, чтобы обеспечить себе еще лучшую нефтяную позицию в мире после пандемии (когда бы она ни закончилась!).

Итак, если составить рейтинг трех важнейших нефтяных держав, то выглядеть он будет так.
1. Саудовская Аравия — очень хорошо.
2. Россия — хорошо.
3. США — плохо.

Что же может сделать Трамп, чтобы спасти американскую нефтяную промышленность от катастрофы в ближайшем или отдаленном будущем? Несколько вещей. Во-первых, он может приостановить дальнейший импорт нефти из Саудовской Аравии (да, как мы писали ранее, США, хоть и являются крупным добытчиком, продолжают ввозить большие объемы нефти).

Даже сейчас небольшая армия танкеров, наполненных саудовской нефтью, двигаются в сторону США и, по планам, прибудут туда в следующем месяце — как раз в тот момент, когда мощности американских хранилищ, вероятно, уже будут переполнены. И вряд ли стоит ожидать, что за этом время американские НПЗ значительно ускорят переработку сырой нефти. Как минимум 20 больших танкеров плывут в Соединенные Штаты. Есть еще и несколько таких, кто скрывает пункт назначения, но, можно предположить, что и их рынок сбыта — Соединенные Штаты Америки. На каждом танкере около двух миллионов баррелей саудовской нефти.

Трамп мог бы просто блокировать импорт нефти, но это не то решение, которое помогло бы Америке. Подлинное решение всего одно: цену на нефть нужно поднять на мировом уровне, причем быстро. Но как?

Один из способов — резкое сокращение добычи. Как только с уверенностью можно будет сказать, что Саудовская Аравия (а за ней немедленно последуют Кувейт и ОАЭ) значительно сократила свою добычу, цена на нефть немедленно подскочит, и американская нефтяная промышленность выдохнет. Но проблема в том, что обещания о сокращении добычи сейчас — только на бумаге, точнее в договоре ОПЕК+ от 12 апреля. Да, в нем Саудовская Аравия и ее союзники обязались сократить добычу «с мая», но в настоящий момент, за неделю до конца месяца, нет никаких предвестников этого, и все три упомянутые страны даже еще больше увеличили свою добычу.

Тут мы подходим ко второму, более радикальному методу, которым Трамп может воспользоваться, чтобы резко поднять цену на нефть на мировом уровне. Это конфликт в Персидском заливе, а если конкретнее, то вооруженный конфликт между США и Ираном.

Да, Иран — это «джокер» в руках Трампа, по крайней мере для таких ситуаций. Достаточно вспомнить, что как только вчера Трамп приказал американскому флоту расстреливать и топить иранские военные корабли, если они снова будут «беспокоить» американские военные корабли в Персидском заливе, цена на нефть немедленно поднялась. Иными словами, один «твит» Трампа повысил стабильность фьючерсов на WTI на июнь, а какой эффект возымела бы запущенная ракета? А если несколько?

Любая дестабилизация в Персидском заливе, откуда на танкерах необходимо вывозить всю эту нефть, немедленно отразилась бы на ее стоимости. Когда в прошлом году на саудовские НПЗ на востоке страны было совершено нападение беспилотниками (ответственность на себя взяли йеменские хуситы, однако Эр-Рияд и Вашингтон обвиняют Иран), стоимость марки Brent поднялась на 20 процентов.

Насколько выросли бы цены на американскую и европейскую нефть, если бы между Ираном и США действительно началась война? В начале текущего года они уже чуть не началась, и тогда прогнозировали, что стоимость нефти (Brent) подскочит аж до 150 долларов США за баррель, то есть повысится вдвое (тогда баррель стоил около 70 долларов США).

Вчера вечером Wall Street Journal сообщил, что стоимость нефти стабилизировалась, как только Трамп пригрозил Ирану. В каком-то смысле все это «послание между строк», адресованное американскому президенту, чтобы он понял, что делать и рассмотрел этот вариант, когда тучи совсем сгустятся.

Конечно, если Трамп вытащит эту деструктивную карту, то бенефициары и проигравшие сразу поменяются местами. То есть Саудовская Аравия, чья позиция сейчас самая лучшая, окажется, вероятно, в самой тяжелой ситуации, поскольку иранцы обрушили бы «все что есть» на саудовские нефтяные объекты (в этой связи нападение в сентябре прошлого года можно считать своеобразным предупреждением). Но идеального решения для США нет, даже если они начнут конфликт или перестрелку в Персидском заливе. Тогда у них тут же появится новая проблема: благодаря новой ситуации хорошенько заработает Россия. Существует и (потенциально) вторая сторона медали. Есть мнение, что Иран сам хочет «заманить» США в войну, чтобы таким образом спасти собственную экономику. Многие согласятся, что все-таки это маловероятная теория, как и теория о том, что США и Иран могут «тайно договориться о конфликте» во имя общих экономических целей.
Так или иначе нефть и коронавирус продолжают сотрясать мир, и кто после этих потрясений устоит (если вообще кто-то устоит), будет зависеть от решений, которые будут приняты в самое ближайшее время.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.