Самые примечательные новости относительно Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в последнее время касались страны, которая даже (пока) не является его членом. Парламент Узбекистана в апреле одобрил предложение об участии Узбекистана в ЕАЭС в качестве наблюдателя. Данный шаг может стать предтечей полноправного членства.

Президент Шавкат Мирзиёев держал наблюдателей в напряжении, не давая ясных посылов относительно своей позиции по данному вопросу. В июне 2019 года он оставил вопрос открытым, заявив, что стране сначала необходимо более тщательно все обдумать. Одновременно Узбекистан предпринимает согласованные шаги в направлении вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО), за что ратуют Соединенные Штаты. Проблема заключается в том, что вступление в оба блока в краткосрочной перспективе невозможно, поскольку членство в ЕАЭС будет противоречить принципу недискриминации ВТО.

Одной из головных болей Мирзиёева является то, что большая часть населения Узбекистана, по всей видимости, поддерживает вступление в ЕАЭС. Согласно результатам опроса, проведенного недавно Центром экономических исследований и реформ (ЦЭИР) при администрации президента, 74% респондентов высказались в поддержку членства. По словам 51% опрошенных, они ожидают, что вступление в блок приведет к снижению цен на товары и услуги, что в нынешние времена является серьезным фактором.

Между тем, пока Узбекистан обдумывает перспективу присоединения к ЕАЭС, внутри блока появляются признаки охлаждения энтузиазма.

Выступая 19 мая на заседании Высшего Евразийского экономического совета, прошедшем в формате видеоконференции, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев вызвал удивление, заявив, что совместный документ, описывающий стратегическое видение блока, нуждается в «дополнительном обсуждении и проработке».

Данный документ с длинным названием «О стратегических направлениях развития евразийской экономической интеграции до 2025 года» включает в себя множество регуляторных и юридических положений, которые должны определить будущие контуры ЕАЭС и его постоянных структур.

«Предлагаемые в Стратегии „гармонизация и унификация‟ законодательства в… таможенном деле, техническом регулировании, защите прав потребителей, на наш взгляд, пока не отвечают принципу разумной достаточности, — сказал Токаев, воспользовавшись словосочетанием, некогда применявшемся в СССР в контексте политики атомного сдерживания. — А это приведет к отторжению стратегии национальным общественным мнением, поскольку стратегия ограничит суверенные права правительств и парламента».

Его слова вызвали волну самых различных реакций. Уделяющих особое внимание суверенитету казахстанцев высказывания Токаева порадовали, а выступающие в поддержку блока аналитики фыркнули, что это всего лишь мелкий инцидент, просто внутренние разногласия, в которых нет ничего особенного.

«Пресса зачастую излишне много внимания уделяет противоречиям и дискуссиям внутри ЕАЭС, но при этом не пишет, что возникающие проблемы признаются заинтересованными сторонами и спокойно решаются в рабочем порядке», — написал Никита Мендкович.

Какими бы ни были сомнения Токаева, их, скорее всего, удалось развеять, когда 26 мая ему позвонил президент РФ Владимир Путин, чтобы обсудить «двустороннее сотрудничество и взаимодействие в рамках ЕАЭС».

Чтобы показать, что никакого осадочка не осталось, Токаев дал интервью российской «Комсомольской правде», в котором подчеркнул, что, высказывая свои сомнения, он не имел в виду ничего плохого. Это его замечание, вероятно, вызвало озабоченность сторонников укрепления суверенитета.

«Порой в ЕАЭС, даже на самом высоком уровне, бывают острые дискуссии, но они продиктованы общим стремлением сделать союз более успешным, авторитетным, привлекательным. Ведь равнодушие — это верный признак деградации», — сказал он в интервью, опубликованном 2 июня.

Тем временем Киргизия может сказать, что верный способ добиться деградации ЕАЭС — это полностью игнорировать основополагающий принцип свободного перемещения товаров и людей внутри блока. СМИ уже устали освещать факт скопления сотен грузовиков на казахстанско-киргизской границе из-за медлительности казахстанских пограничников.

Комитет по международным делам киргизского парламента 2 июня единогласно проголосовал за предложение снять с повестки все связанные с ЕАЭС вопросы, пока не будет решен вопрос с границей. Парламент в последнее время стал не более чем беззубым органом, отражающим позицию исполнительной ветви власти, в связи с чем можно с уверенностью сказать, что данный шаг отражает официальную позицию последней.

В последнее время для аналитиков (и в некоторой степени правительств) на пространстве ЕАЭС стало обычным делом публично высказываться по поводу целесообразности членства в этом блоке. По оценке постоянного регулирующего органа ЕАЭС, Евразийской экономической комиссии, совокупный ВВП блока может в этом году сократиться примерно на 3,2-7,2%.

Для стран, которые не обладающих большими запасами нефти и газа (т.е. Армении, Белоруссии и Киргизии), реальные выгоды принесет общий электроэнергетический рынок, благодаря которому удастся заметно снизить расходы на освещение, отопление и топливо для автомобилей. Идея формирования общего рынка газа к 2025 году была условно согласована в 2016 году.

Но до 2025 года еще надо дожить, и Белоруссия, в частности, выразила разочарование по поводу невозможности пересмотра механизмов ценообразования на газ уже сейчас. Белорусский лидер Александр Лукашенко проворчал на апрельском рабочей встрече глав государств, прошедшей в режиме видеоконференции, что «очевидно, что при таком резком изменении экономической конъюнктуры цена должна быть более адаптивной». Как отмечалось на сайте президента Белоруссии, Лукашенко тогда «обратился к Президенту России Владимиру Путину, чтобы можно было оперативно рассмотреть этот вопрос».

Если в совместный документ о стратегическом развитии блока не внесут положения, которые положат конец сложившейся ситуации, при которой Армения и Белоруссия платят за газ больше, чем страны Западной Европы, консенсуса по поводу этого документа достигнуть не удастся. На разрешение этих аспектов у партнеров есть время до октября или ноября, когда в Минске пройдет следующий саммит ЕАЭС.

Но Путин очень высоко задрал планку. «Мы считаем, что единый тариф может быть реализован лишь на едином рынке с единым бюджетом и единой системой налогообложения», — сказал он 19 мая.

Цинично настроенные обозреватели могут заподозрить, что Москва не желает отказываться от дубины, которой она так часто пользовалась, чтобы держать партнеров в узде. Ну, разве что если партнеры откажутся от своего экономического суверенитета…

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.