Нынешний День независимости Украины в оккупированном Крыму начался с частичного отключения воды. Отключение горячей воды — это по большей части история о невозможности комфортно принять душ. Но отсутствие еще и холодной осложняет сразу несколько процессов — как готовить пищу, пользоваться туалетом, стирать грязные вещи, мыть руки в период эпидемии коронавируса?

Ситуацию вокруг водоснабжения в Крыму в тот же день подогрело очередное заявление о подаче воды с материка. Первый президент Украины, а ныне глава украинской делегации в ТКГ по мирному урегулированию войны в Донбассе, не имея на то полномочий, заявил, что центральная власть может возобновить водоснабжение в Крым, если на полуострове случится гуманитарная катастрофа.

Чтобы узнать о масштабах нынешней ситуации с водой в Симферополе и разобраться в ее причинах, «Украинская правда» поговорила с несколькими жителями оккупированного Симферополя, экс-министром курортов и туризма Крыма Александром Лиевым и постоянным представителем президента Украины в АРК Антоном Кориневичем. Отдельно в этой ситуации мы остановились на роли перекрытого с 2014 года Северо-Крымского канала.

С каких пор и где в Крыму нет воды?

С двадцать четвертого августа подачу воды ограничили в Симферополе и еще в тридцати девяти населенных пунктах вокруг него — Симферопольского и Бахчисарайского районов. Всего это сто семьдесят тысяч абонентов, то есть семей с централизованной системой водоснабжения, и четыре с половиной тысячи компаний, предприятий, организаций и тому подобное. Ограничили, то есть отключили горячую воду, а холодную в некоторых районах начали подавать по графику. Но это еще не все.

Ограничения происходят в три этапа, на каждом из которых время подачи холодной воды становится все меньшим. Например, в центре Симферополя, начиная с двадцать четвертого августа вода течет из кранов шестнадцать часов в день, со второго сентября — восемь, с седьмого сентября — шесть. Технически — на каждом этапе, то есть на каждой неделе, из водохранилищ будут отбирать на двадцать тысяч кубометров воды меньше, чем на предыдущей. Вместо привычных ста шестидесяти тысяч на первой неделе ежедневно отбирали по сто сорок тысяч, на второй — по сто двадцать, на третьей — по сто.

«В нашем районе пока только без горячей воды. Холодная есть целый день, надеюсь, что ничего не изменится», — рассказывает УП жительница Симферополя Виолетта на второй неделе ограничений. Воду в ее семье теперь греют на плите. «Водохранилище почти высохло, дождей нет, а из Днепра вода не течет. Такое уже было зимой, но пошли дожди и все стало хорошо», — добавляет Виолетта.

В феврале в Симферополе уже планировали ограничить водоснабжение — об этом объявили утром пятого февраля, однако начались ливни, и в тот же вечер от идеи отказались. «В моем детстве тоже часто были проблемы с водой и электроэнергией. Но сейчас это совсем по-другому, потому что водные запасы очень маленькие, Салгир (самая большая река полуострова, на которой построено Симферопольское водохранилище — прим. УП) очень обмелел», — делится еще одна жительница Симферополя Мария.

«В моем микрорайоне вода есть круглосуточно, но мы скорее исключение, — рассказывала на первой неделе ограничений жительница Симферополя Юлия. — Не думаю, что для Украины большая тайна — ужасная изношенность сетей. Они были проложены во времена СССР и с тех пор ни разу ничего в Крыму не было сделано в плане модернизации коммуникаций. Имеем, что имеем.

Следующий вопрос состоит в том, что жители совершенно обоснованно предъявляют претензии существующей новой-старой власти, которая тоже не начала активно заниматься решением этой проблемы. Ведь все знали, что наследие украинских времен — это только то, что было при СССР.

В частности, те же люди, которые рулили при Украине, в большинстве своем остались на своих местах. Тот же Баженов (глава «госпредприятия» «Вода Крыма», до оккупации почти шестнадцать лет проработал в исполкоме Симферополя, успел побыть министром ЖКХ Крыма и кандидатом в мэры Симферополя от Коммунистической партии Украины — прим. УП). Но мы справимся, я уверена. Ждем волшебного пенделя местным от Москвы. Кроме них, ждать помощи неоткуда».

Как ограничение водоснабжения объясняют оккупационные власти

Все из-за отсутствия осадков, которые бы наполнили водохранилища. То есть зима без снега, весна без дождя, особенно засушливое лето. Дело в том, что три из четырех водохранилищ, из которых питается водой Симферополь и окрестные населенные пункты, являются водохранилищами стока, то есть зависят от осадков. Нет осадков — нет воды. Речь идет о Симферопольском, Партизанском и Аянском водохранилищах.

Поскольку осадков действительно было немного, что подтверждают местные метеорологи, в начале весны-2020 года крымские водохранилища естественного стока были заполнены почти наполовину меньше, чем весной 2019-го, а на начало лета — в 2,3 раза меньше, чем в 2019-м году.

По данным госпредприятия «Вода Крыма», сейчас, летом, в двух из трех водохранилищ воды в пять раз меньше, чем должно было бы быть. В Симферопольском — семь миллионов кубометров воды вместо тридцати шести, в Партизанском — меньше семи миллионов вместо тридцати четырех. В Аянском — меньше двух миллионов вместо почти четырех.

Стопроцентно полагаться на данные оккупантов нельзя, впрочем, обмеление крымских водохранилищ — достаточно известный факт. Об этом регулярно сообщали украинские СМИ. Двое жителей столицы Крыма, у которых мы интересовались ситуацией с водой, подтверждали низкий уровень воды в Симферопольском водохранилище — крупнейшем водохранилище, которое питает город.

«Раньше тоже бывали моменты, когда водохранилище было таким сухим, но сейчас из него вытащили все, что могли. Засушливые зима и весна опорожнили все природные источники», — рассказывает экс-министр курортов и туризма Крыма Александр Лиев. Он регулярно поддерживает связь с друзьями на полуострове и получает от них фото, в частности водохранилища.

Чтобы наполнить Симферопольское водохранилище водой, в начале августа российские военные-оккупанты начали соединять его трубопроводом с Тайганским водохранилищем. Такой трубопровод должен транспортировать до пятидесяти тысяч кубометров воды в сутки — это примерно треть суточного количества воды, которую сейчас потребляет Симферополь.

Есть ли связь между ограничением воды и перекрытым Северо-Крымским каналом?

Да, но опосредованная. Днепровская вода не была основным источником питания Симферополя, но «страховала» город в засушливые периоды, объясняет Александр Лиев. До оккупации крымская столица брала воду в еще одном, четвертом водохранилище — Межигорском. В отличие от трех других, которые наполнялись дождем и снегом, Межигорское не зависело от погодных условий — вода к нему поступала из Северо-Крымского канала. После оккупации 2014-го года он перекрыт. «В Симферополе, грубо говоря, раз в десять лет случается такая засуха, и тогда роль искусственного водохранилища растет», — рассказывает Лиев.

Нынешний недостаток воды в Симферополе он называет прогнозируемым. «Этот год на самом деле очень засушливый. Симферопольское водохранилище (самое большое из тех, что питает крымскую столицу — прим. УП) — это перекрытая река Салгир, и она в этом году почти обезвожена, ведь в основном питается водой, которая собирается зимой от снега. В Крымских горах снег тает очень медленно, хватает почти на год.

В этом году в Крыму почти не было снега — и река почти высохла. Это было очевидно и прогнозируемо: если Салгир пуст, Симферопольское водохранилище не имеет резерва, у Межигорского водохранилища нет так называемой «страховки», артезианские скважины истощены, ведь нет подпитки артезианских источников от Межигорского водохранилища.

Нынешняя засуха является регулярной темой, канал во время такой засухи давал возможность подстраховаться. Теперь Симферополь, грубо говоря, находится без водного страхового канала. И это опасно», — объясняет Лиев.

Опасность, по его мнению, заключается не в том, что кто-то физически умрет от недостатка воды, а в том, что ее качество существенно упадет, а это в дальнейшем ухудшит санитарно-эпидемиологическую ситуацию в городе.

Хватит ли Симферополю питьевой воды без Межигорского водохранилища?

Лиев убеждает, что хватит, но при одном условии — если в городе полностью обновят водопроводные сети: «Тогда объемы воды смогут доставляться из трех других источников — Симферопольского, Партизанского водохранилищ и от артезианских вод (Лиев не называет Аянское водохранилище, учитывая его маленький объем — прим. УП). Но эту модернизацию давно не проводили, и потери воды в системе в некоторых местах достигают 60 процентов».

Изношенность сетей признают и сами оккупанты. По их оценкам, из-за этого полуостров теряет более 50 процентов питьевой воды. А в самом восточном районе Крыма, Ленинском — вообще более 70 процентов.

Жители крымской столицы рассказывают, что в городе часто прорывает сети, и вода бежит по улице ручьем. Особенно — когда воду дают по графику.

Как реагирует украинская власть?

В представительстве президента в Крыму ограничение водоснабжения в Симферополе комментируют традиционно.

«Вода в Крым не пойдет, не должна пойти до момента деоккупации — это очень принципиальная позиция. Это первый момент. Второй — Российская Федерация является государством-оккупантом. Никто ее в Крым не приглашал, соответственно, все вопросы о наличии тех или иных ресурсов на временно оккупированной территории должно решать государство-оккупант. И, безусловно, всем давно известно, что вопрос водоснабжения — один из ключевых, который государство-оккупант не может решить самостоятельно», — объясняет постоянный представитель президента в АРК Антон Кориневич.

Статистика свидетельствует, что 36,5 процента украинцев полностью или частично выступают против подачи воды в оккупированный Крым, 33,1 процента — полностью или частично «за», говорит мартовское исследование агентства Info Sapiens, проведенное по заказу Школы политической аналитики НауКМА.

В то же время, реагируя на различные сценарии восстановления водоснабжения в Крым, украинцы отвечают несколько иначе: 46,2 процента выступают за восстановление водоснабжения на полуостров, 38 процентов — против. Наиболее лояльны к запуску воды в Крым — жители юга и востока.

По подсчетам представительства, в Крыму хватает воды для нужд гражданского населения. Ее может недоставать для индустриальных, военных объектов и населения, переехавшего из России.

До оккупации на питьевые и бытовые нужды крымчан ежегодно расходовалось около ста — ста пяти миллиардов кубометров воды, что почти в девять раз меньше запасов воды на самом полуострове.

«Питьевые и хозяйственно-бытовые нужды населения Крымского полуострова в полной мере могут быть обеспечены собственными водными ресурсами даже в самые засушливые годы», — писал в июне для УП консультант представительства президента в АРК Антон Твердовский.

«Это вопрос государства-оккупанта, и Украина, по нашему мнению, не должна его за него решать», — резюмирует Кориневич.

Не соглашается с таким мнением Александр Лиев. Он утверждает, что питьевая вода является гуманитарным вопросом, по которому украинская власть обязательно должна оказывать помощь в его решении.

«Я предлагал и предлагаю такой способ реагирования: мы можем отправить в Крым достаточное количество гуманитарных конвоев с питьевой водой „Моршинская‟, „Миргородская‟, „Поляна квасова‟ и другие, в бутылках, бесплатно, для жителей нашего родного украинского Симферополя. Если оккупанты не способны это сделать сами, то мы бы раздавали эту воду».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.