Как считают в Лондоне, текущий год выдался чрезвычайным для госдолга США. В неспокойные времена рынок государственных облигаций обычно остается надежной гаванью и самым ликвидным на рынке долговых инструментов в мире, однако в марте, замечают эксперты, его «заклинило»: пандемия вызвала спешные распродажи и отказ от сделок. Федеральная резервная система смягчила эту ситуацию тем, что срочно, буквально за два месяца выкупила почти столько же казначейских долговых обязательств, сколько за все пять лет программы количественного смягчения, начатой после мирового финансового кризиса. Но сейчас рынок практически тонет в новых бумагах, которые с таким неистовством выпускает федеральная власть. С начала апреля на финансирование американских стимулирующих программ, было привлечено $3,3 триллиона, что привело к увеличению количества выпущенных в обращение облигаций на 19%. На прошлой неделе доходность облигаций колебалась, поскольку инвесторы снова и снова пытались просчитать вероятность введения новых стимулирующих мер после выборов.

Британским экспертам видится, что впереди мир ожидает еще более, как они выразились, удивительное десятилетие. И вот почему: примут или не примут очередную грандиозную программу стимулирования в 2021 году, дефицит бюджета, вероятно, останется превышающим 8% ВВП, а старение населения будет и дальше заставлять увеличивать расходы на здравоохранение. К тому же Федеральная резервная система США (ФРС) не в состоянии продолжать снижать ставки, поэтому, вполне вероятно, дефицит должен быть более значительным, чтобы стимулировать экономику во время будущих кризисных явлений. В конечном счёте, как считает Economist, непомерно раздутый рынок облигаций приведёт к ещё более высокой напряжённости на рынке, что усугубит возможные негативные последствия. Рендал Куарлес (Randal Quarles), зам. главы ФРС, недавно предупредил о том, что «феерический объем» эмиссии может вызвать перегрузку «сточной сети», что, как считают многие, может подорвать способность государства производить заимствования и способно вызвать потрясения в мировой финансовой системе.

Как считают эксперты, на сегодняшний день существуют две линии разлома. Когда американцы выпускают долговые обязательства, группа посредников, так называемые «первичные дилеры» — в основном это банки — обязана купить их по «разумно конкурентным» ценам. Первичные дилеры выступают в качестве посредников и для инвесторов, которые хотят торговать друг с другом. Во время финансовых кризисов на балансах дилеров могут скапливаться государственные долговые бумаги, раздувая их и вынуждая банки нарушать требования по достаточности капитала, установленные регуляторами. Это усложняет их посредническую деятельность, да и инвесторы не любят осуществлять операции без крупного посредника. Весной инвесторы ринулись закрывать свои позиции, и первичным дилерам было трудно устоять под этим напором.

Вторым проблемным фактором является неразрывная связь между рынком ценных бумаг и другим жизненно важным рынком: «Репо» кредитованием, с помощью которого банки и другие финансовые организации занимают друг у друга на время, обменивая госдолг на денежные средства. Эти рынки взаимозависимы, поскольку обычно первичные дилеры используют «репо»-транзакции для финансирования своих покупок государственных долговых бумаг. Процентная ставка «репо» важна для экономики (важнее, чем ставка по «федеральным фондам», целевое значение которой обычно устанавливает ФРС) — она определяет величину ссудного процента для предприятий и домохозяйств. Но когда эмиссия государственных долговых обязательств буквально высасывает денежные средства из банковской системы, ставка «репо» может подскочить совершенно неожиданно, и для лиц, определяющих политику, это окажется «громом среди ясного неба». Именно так, замечает Economist, произошло в конце 2019 года.

По мнению британских экспертов, разумнее было бы заняться «починкой труб» до того, как по ним хлынет очередной поток эмиссий. Вполне очевидны некоторые действия, которые не займут много времени. Стоит сделать постоянным временное очищение коэффициента финансового левериджа банков от денежных средств и государственных долговых бумаг. Не стоит заставлять банки создавать резервы под практически безрисковые активы. К тому же количество первичных дилеров вполне можно увеличить, и тогда будет не столь важно, если кто-то из них пострадает.

Economist при этом делает однозначный вывод: все же лучше произвести капитальный ремонт. Система первичных дилеров без нужды сложна, и сегодня вряд ли её можно перепроектировать заново. От неё стоит постепенно отказываться в пользу клирингового центра по обслуживанию торговых заявок по государственным долговым бумагам, что позволило бы небольшим фирмам вести дела друг с другом без посредников, засоряющих рынок. Без посредника можно обойтись и при выпуске долговых обязательств.

Федеральная резервная система должна найти способ лучше контролировать ставки на рынке «репо», которые оказывают влияние на всю экономику. В настоящее время она устанавливает нижний предел ставок «репо» и обычно не фиксирует верхний предел. Отсюда ответ — постоянный механизм «репо», с помощью которого будут выдаваться ссуды по целевой ставке любому контрагенту, который может предоставить краткосрочные гособлигации под залог. Такие ссуды ФРС не создадут риски для налогоплательщиков. А при более жестком контроле за процентными ставками ей не нужно будет в панике покупать государственные облигации — со временем такая тактика обречена закончиться политическим скандалом, поскольку выглядит как финансирование государства печатным станком.

Эксперты убеждены, что рискованные финансовые «сточные сети» чинить не просто, однако если этого не делать, они пособны вызвать всеобщий кошмар. Они определяют то, насколько точно политика посылает сигналы экономике в целом. Пандемия требует грандиозных государственных займов и размывает границы между фискальной политикой и Федеральной резервной системой. Настало время реформ, которые сделают эту «канализационно-водопроводную систему» безопаснее, резюмирует Economist.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.