Спустя почти год после начала вспышки пандемии коронавируса ее влияние на экономику США остается неясным. Некоторые из наиболее очевидных экономических индикаторов демонстрируют противоречивость: с одной стороны, ряд компаний сообщают об огромных прибылях, с другой стороны, безработица в США к настоящему времени возросла почти на 10 миллионов человек по сравнению с февралем. При этом только на прошлой неделе более миллиона американцев (на уровне штатов и на федеральном уровне) обратились за пособиями по безработице.

Что происходит сейчас? Находимся ли мы все еще на ранней стадии затяжной рецессии, или же появление вакцин против коронавируса означает, что мы вскоре увидим окончание этого кратковременного кризиса? С какими трудностями сейчас сталкиваются наши сограждане, и как долго еще будут сохраняться последствия прошедших десяти месяцев?

Мы обратились к экономистам и экспертам из разных областей экономики за разъяснениями. Нас интересует следующее: каким образом они будут измерять состояние экономики в настоящее время, и какие показатели, по их мнению, часто упускаются из виду? Они предложили использовать восемь различных показателей.

Показатели занятости сократились и не вернулись на прежний уровень

С февраля по ноябрь количество работающих сократилось на более чем 4 миллиона человек. Теперь эти люди не работают и не ищут работу (чтобы считаться безработным, человек должен искать работу в течение последних четырех недель или быть временно уволенным). Некоторые из экономистов, с которыми мы обсуждали данные темы, указали на показатель сокращения доли экономически активного населения как на причину для беспокойства. По их мнению, данный фактор может еще больше увеличить безработицу.

Специалист по вопросам труда и занятости Элиза Форсайт (Eliza Forsythe) из Иллинойского университета в Урбана-Шампейн считает: «Многие рабочие места связаны со значительным риском заражения covid-19, поэтому рынок труда может оказаться закрытым для людей, имеющих проблемы со здоровьем. А поскольку многие школы работают в удаленном режиме, а детские сады закрыты, многим родителям приходится выбирать: или зарабатывать, или сидеть дома с детьми».

Исследования показали, что женщины быстрее теряют рабочие места, зачастую из-за того, что у них имеются дополнительные обязанности по уходу за детьми, а также домашние обязанности, возникшие во время пандемии. Всё это в долгосрочной перспективе может сказаться на их карьере и потенциальном заработке.

Экономист по вопросам труда Джанель Джонс (Janelle Jones) из Groundwork Collaborative (центр экономической политики, занимающийся проблемами неравенства) поясняет: «Трудности, связанные с родительским уходом за ребенком и усиленные пандемией, вынудили женщин выбирать между работой и уходом за детьми. Особенно остро этот вопрос стоит перед чернокожими женщинами. Подавляющее большинство чернокожих матерей вносят значительный вклад в поддержание своих домохозяйств на плаву. В отличие от белых, цветные матери больше рискуют остаться в одиночестве, а это значит, что им с большей вероятностью придется делать выбор между работой по дому и выходом на рынок труда».

Число граждан, долгое время не имеющих работы, продолжает расти

Хотя многие работники, временно уволенные весной нынешнего года, уже вернулись к работе, всё равно растет количество людей, которым не удается найти новую работу, несмотря на активные поиски. Среди американцев, которые все еще относятся к категории «трудовые ресурсы», но не имеют работы, доля тех, кто не работает более шести месяцев, с апреля нынешнего года растет.

Вот что говорит социолог Аликс Гоулд-Верт (Alix Gould-Werth) из Вашингтонского центра справедливого роста (аналитический центр, близкий к левым кругам): «Когда уровень долгосрочной безработицы растет и работники покидают рынок труда, это свидетельствует об очень серьезной проблеме: люди, способные производить необходимые товары и услуги, не имеют возможности этим заниматься».

Безработица снизилась по сравнению с самыми неблагоприятными месяцами, но разрыв между демографическими группами увеличился

Некоторые из опрошенных экспертов обеспокоены тем, что пандемическая рецессия увеличивает экономический разрыв между различными демографическими группами.

Экономист из корпорации RAND Кэтрин Эдвардс (Kathryn Edwards), специализирующаяся на вопросах экономики труда, высказала следующее мнение: «Меры реагирования на рецессию, предпринимаемые в области экономической политики, никогда не бывают идеальными — они всегда в чем-то несовершенны. Но, как нам подсказывает опыт прошлого, некоторые ошибки, допущенные во времена слабого экономического оживления и в ходе мероприятий по оказанию помощи, могут отрицательно сказываться на отдельных гражданах, семьях и сообществах граждан еще много лет».

Более высокие показатели безработицы среди представителей цветного населения наблюдались еще до пандемии covid-19 — вот почему нынешний кризис оказал особенно негативное и стойкое влияние на занятость чернокожих мужчин.

Вот что по этому поводу говорит Джанель Джонс (Janelle Jones), специалист по неравенству и экономике труда: «Уровень безработицы среди чернокожих мужчин составляет 11,3%, что более чем на пять процентных пунктов выше уровня безработицы среди белых. Для сравнения: во время Великой рецессии (экономический кризис, начавшийся в 2008 году, — прим.перев.) общий уровень безработицы никогда не превышал 10%».

Растет число семей, не способных удовлетворить свои базовые потребности

Экономист Кэтрин Эдвардс, специализирующаяся на вопросах экономики труда, и социолог Аликс Гоулд-Верт отметили, что показатели материального положения граждан менее доступны для специалистов, чем многие другие статистические данные. Следовательно, лица, принимающие решения, не обладают всей необходимой полнотой информации о людях, которые сталкиваются с самыми большими трудностями и лишениями в условиях кризиса.

Вот что говорит Кэтрин Эдвардс: «Меня беспокоят как раз те вещи, которые не отражены в статистических данных. У нас нет надежных, сопоставимых и своевременно полученных показателей экономического благосостояния работников и их семей. Детальную информацию о безработице и численности работающих людей (ежемесячные показатели с учетом возраста, расы, пола, образования, профессии, сферы деятельности и штата) нам нужно получить и для того, чтобы определить уровень бедности. Назовем среди прочего следующие показатели: доступ к продовольствию и угроза голода, безопасность жилища, угроза выселения и отсутствие постоянного места жительства, доступ к здравоохранению и пользование услугами здравоохранения».

Приведем мнение Аликс Гулд-Верт: «Уровень длительной безработицы, количество людей, переставших искать работу, и показатели материального положения — все эти индикаторы крайне недооценены по сравнению, например, с индексами фондовых рынков и данными по уровню безработицы. Действительно, пока в отчете Household Pulse Survey не стали отслеживаться такие темы, как незащищенность в области продовольственной безопасности и обеспеченности жильем, у нас вообще не было показателей, измеряющих материальные трудности, с которыми сталкиваются граждане».

В ходе пандемии стоимость аренды и жилья выросли

Рост стоимости жилья — тяжелое бремя для арендаторов с низкими доходами. В исследовании центра Pew, опубликованном в сентябре 2020 года, респонденты с низкими доходами чаще всего стали терять работу после февраля нынешнего года. Они столкнулись с проблемами, касающимися арендной платы или выплат по ипотеке. В июле 52% молодых людей от 18 до 29 лет жили вместе с по крайней мере одним из родителей — а это самый высокий показатель со времен Великой депрессии.

Цены на жилье также выросли, что является хорошей новостью для домовладельцев, но не для людей с низкими доходами, которые собираются покупать дом.

Экономист по недвижимости Сьюзан Уоктер (Susan Wachter) из Пенсильванского университета комментирует: «На мой взгляд, именно неравенство станет основной проблемой для развития экономики. И оно будет еще больше увеличиваться из-за ситуации на рынках жилья, роста арендной платы, падения зарплат. В результате цены на жилье будут все более недоступными, а ипотечные кредиты — еще более труднодоступными для тех, кто впервые приобретает жилье. Столкнувшись с ростом арендной платы, арендаторы не смогут делать сбережения и таким образом получить возможность приобрести собственное жилье как основной способ накопления богатства, который используют американские семьи».

Рост цен на жилье вызван значительным увеличением числа продаж новых домов, поскольку люди проводят дома больше времени, а ставки по ипотечным кредитам упали до рекордно низкого уровня. Из-за повышения цен приобретение дома многим становится не по карман. И всё же рост продаж на рынке жилья может стимулировать экономику.

Профессор макроэкономики Тим Дуи (Tim Duy) из Орегонского университета полагает: «Показатели продаж новых домов находятся на том же уровне, который в последний раз наблюдался во времена пресловутого пузыря на рынке недвижимости. Как нам известно, продажи на рынке жилья ассоциируются с сильным экономическим ростом».

Размеры заработной платы быстро восстановились

И всё же, несмотря на все эти тревожные знаки, имеются свидетельства того, что мы сейчас, по мнению некоторых экспертов, с которыми нам удалось побеседовать, находимся на пути к быстрому восстановлению. Производительность, соотносящая объемы товаров и услуг, произведенных экономикой, с количеством затраченного труда и ресурсов, все еще растет — и это следует расценивать как один из многообещающих факторов. Рост производительности связан с повышением уровня жизни. Еще один положительный признак — восстановление уровня заработной платы по V-образной траектории.

Комментирует Тим Дуи: «Всё это свидетельствует о том, что экономика более устойчива и не настолько сильно зависит от налогово-бюджетных стимулов, как принято считать. Более того, во всём этом мы видим проявление еще одной особенности нынешней рецессии, в отличие от предыдущей: в тот раз нам потребовались годы, чтобы оправиться от произошедшего падения заработной платы».

Экономика смогла перейти от услуг к товарам

Пандемия изменила повседневную жизнь американцев, однако при этом она, вопреки опасениям, все же не снизила их расходы. Скорее наблюдается следующая ситуация: потребление сместилось в сторону товаров, а не услуг (например, алкоголь теперь стали покупать в магазинах, а не в барах), что стало входить в противоречие с движением в сторону экономики услуг, проявлявшейся довольно длительное время.

Вот что рассказал нам глава отдела исследований экономики США в Barclays Майкл Гапен (Michael Gapen): «Мне кажется, что экономика продемонстрировала завидную устойчивость. Я думаю, тот факт, что домохозяйства смогли быстро изменить свое поведение и структуру расходов, а также скорость, с которой экономика пришла в себя, чтобы удовлетворить потребности домохозяйств, — всё это свидетельствует о большой гибкости, которую продемонстрировали предприятия и домохозяйства во время пандемии».

Значительный рост числа новых бизнес-приложений по сравнению с прошлым годом

В ходе нынешней пандемии многочисленным предприятиям пришлось закрыться. Однако увеличение количества новых бизнес-приложений в нынешнем году по сравнению с прошлым — признак того, что экономика, скорее всего, начинает адаптироваться, а не останавливается.

Профессор экономики Стивен Гамильтон (Steven Hamilton) из Университета Джорджа Вашингтона полагает: «Одним из немногих ярких моментов во время пандемии стал резкий рост числа новых бизнес-структур, отражающих количество уволенных, но самозанятых людей. Но, что более важно, устойчивость балансовых отчетов домохозяйств, появившаяся в результате кризиса, дает домохозяйствам возможность создавать новые предприятия. И, хотя по размерам они не сравнятся с теми предприятиями, которые закрылись, мы все равно, принимая во внимание масштабы экономического кризиса, должны довольствоваться тем, что есть».

Устойчивая, но все более неравномерно развивающаяся экономика

По отдельности ни один из этих показателей не может полностью описать ситуацию, которая возникла во время нынешнего экономического кризиса, связанного с пандемией. Однако все вместе взятые, данные показатели свидетельствуют о том, что после Великой рецессии (то есть через десять с небольшим лет) экономика доказала свою способность адаптироваться к экстремальным условиям.

Но почти все опрошенные нами экономисты, даже наиболее оптимистично настроенные, согласились с необходимостью проведения в кратчайшие сроки налогово-бюджетной политики, призванной облегчить страдания людей в краткосрочной перспективе и предотвратить ущерб в перспективе долгосрочной. Срок действия нескольких программ стимулирования истекает в конце декабря, а на принятие Конгрессом нового закона взамен старого, скорее всего, уйдут недели. Экономист по вопросам экономики труда Джанель Джонс, которая основное внимание уделяет расовому неравенству, призвала Конгресс к смелым действиям. «Довольно велика вероятность, что мы сделаем слишком мало для экономики нашей страны. Зато крайне мала вероятность, что мы сделаем слишком много», — заявила Джонс.

Экономические индикаторы показали, что в ходе неравномерного восстановления экономики некоторые граждане не могут угнаться за ее ростом, в то время как другие страдают не так сильно и даже процветают. По словам Майкла Гапена, в результате пандемического кризиса мы «провели очень яркую и четкую грань между пострадавшими и теми, кто не пострадал». «Но если вас всё-таки угораздило попасть в группу пострадавших, то, конечно же, для вас этот год был просто ужасным», — добавил Гапен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.