Москва уничтожила богатейшего человека России, и это оказалось поворотной точной для экономической политики страны. Атака Пекина на Джека Ма и Ant говорит об аналогичном сдвиге?

В самый разгар событий, в 2003 году в Москве, никто не мог представить, что всё зайдет настолько далеко. В конце концов, всего за несколько месяцев нефтяная империя Михаила Ходорковского оказалась на осадном положении, а затем пала.

Разгром «ЮКОСа» произошел почти два десятилетия назад. Проводить параллели между ним и репрессиями последних недель в отношении Alibaba Group Holding и аффилированного с ним Ant Group может показаться по меньшей мере неуместным. Однако, уточню, в этом есть смысл. Джек Ма (Jack Ma) не получил никакой выгоды от зачастую мутного процесса приватизации, не участвовал он и в прямых политических махинациях, подобных тем, которыми баловались русские олигархи 90-ых. В конечном итоге, Ходорковский провел больше 10 лет за решеткой, хотя и настаивал на собственной невиновности. Большая часть компании, которую он построил, была передана государственной «Роснефти». Грубые, разрушающие удары. 

Другая ситуация сложилась в Китае. Гигант онлайн-торговли Alibaba и поддерживаемая им финансовая компания, столкнулись с антимонопольной проверкой и вопросами об угрозах финансовой стабильности. Многие могут посчитать, что эта тема давно назрела, пусть избранный метод и был резким. 

Однако есть и поражающие совпадения. Речь идет о двух политических системах, возглавляемых влиятельными людьми с тягой ставить на место наглых предпринимателей, какими бы ни оказались финансовые последствия. Также важен и выбранный момент. Проблемы Ходорковского начались после того, как он открыто обвинил Путина в государственной коррупции. Сходным образом, проблемы Ма вспыли после того, как он излишне откровенно обсудил банковскую систему Китая на финансовом форуме, быстро подорвав рекордное первое публичное предложение акций Ant Group. Стоит отметить и важную роль обеих компаний для экономики. В обоих случаях просматривается четкое предупреждение для широкого бизнес-сообщества. 

Для России «ЮКОС» стал переломным моментом. Это был конец относительных свобод начала 2000-ых и переход к усилению государственного контроля. Инвесторы поняли, государство обладает влиянием, и оно будет его использовать. Вся ситуация породила атмосферу неуверенности и страха, отрицательно сказавшуюся на предпринимательстве, инновациях и иностранных инвестициях.

Стоит помнить об этом, раздумывая, что ждет Китай после прошедших нескольких недель. Это совсем не значит, что китайская компания повторит судьбу «ЮКОСа». Может быть, за деятельностью Ма и аналогичной компании Tencent Holdings Ltd начнут более жестко следить, что, вероятно, положительно скажется на широкой технологической экосистеме Китая, а может быть, всё закончится разрушительным драконовским образом, как в России. Это ещё предстоит узнать.

Очевидна необходимость восстановить баланс в технологической сфере Китая, а споры о технологической конкуренции бушуют далеко за пределами этой страны. Регуляторные органы Пекина годами позволяли новаторам вроде Ant действовать свободно, хотя иногда и били их по рукам. Речь идет, например, об ограничениях, введённых после смерти студента от экспериментального лечения рака, найденного в поисковике Baidu Inc, или о недавно введенной задержке одобрения видеоигр. Ма смог так вырасти, потому что ему дали шанс сделать это.

Как рассказал мне Мартин Шорземпа (Martin Chorzempa) из Института мировой экономики Петерсона, время подавления можно частично объяснить тем, что масштаб Ant не понимали полностью до изложения всех деталей в проспекте первого размещения акций компании. Нужно было действовать быстро и вмешаться до начала торгов, чтобы не навредить инвесторам. Выступление Ма в Шанхае, где он говорил о нарастании давления, сделало это возможным с политической точки зрения.

Также можно утверждать, и это будет правдоподобно, что относительно молодая антимонопольная система склонна к чрезмерной реакции. В прошлом магнатов, подвергнутых процедуре ликвидации в Китае, в основном обвиняли в мошенничестве. Подобное произошло с Сяо Цзяньхуа (Xiao Jianhua) из Tomorrow Holding Co., которого вывезли из люксового отеля в Гонконге несмотря на команду из женщин-телохранителей, и У Сяохуэй (Wu Xiaohui) из Anbang Insurance Group. Однако это не относится к Ма, который всячески стремился служить своей стране. 

Стоит вернуться к «ЮКОСу». Тогда также возникали законные вопросы. В тот момент некоторые крупные инвесторы приветствовали этот шаг, рассказывает Сергей Гуриев из Института политических исследований в Париже, ранее писавший об этом эпизоде. Однако то, что последовало далее, оказалось намного более масштабным, чем попытка навести порядок после хаоса 90-ых. Хватка государства окрепла. Даже само помилование Ходорковского в 2013 году, незадолго до начала Олимпийских игр в Сочи, было демонстрацией силы Путина.

В странах, где пытаются балансировать между экономическими свободами и политическими ограничениями, сложно предсказать полное влияние подобных ударов молний, признаков разработки стратегии. К примеру, опасной затеей может оказаться разрешение государственным компаниям всё больше участвовать в сделках. Конечно, значительным будет эффект домино от ударов по Ма и его империи, учитывая его харизматичный образ. Русских олигархов часто не любили, они никогда не пользовались такой популярностью, как Ма. 

В конце концов, может оказаться невыполнимым подрезать крылья Ма и отказаться от прежних свобод, как это сделали в России, и не навредить этим инновациям. Кроме того, существует острая потребность в доверии. Единственным спасением Ма может оказаться тот факт, что он — не проблема, он — часть решения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.