Американская экономика висит на долговом крючке. Ей нужно много заимствований, огромное количество, просто чтобы поддерживать свое хозяйство.

Будучи хорошо информированным патриотом Америки, я был обеспокоен быстрым увеличением нашего национального долга еще до начала пандемии. Слишком многие люди, особенно из Вашингтона, не могут сказать всей правды о нашем долге. Это происходит либо потому, что они сами этот долг накапливали в силу своей бесхозяйственности, либо потому, что они боятся потерять работу, связанную с «управлением» этим долгом. Эти люди используют для описания нашего колоссального долга политкорректные фразы типа «дилемма», «расточительная траектория» и «проблема не сегодняшнего дня». Ни один из избранных политиков не хочет, чтобы долг взорвался в период его полномочий, или чтобы избиратели хотя бы подумали, что долг может взорваться в период его пребывания у власти. Очень многие ведут себя нечестно и скрывают правду. Они будут и дальше тянуть резину, чтобы отсрочить печальную действительность и не пострадать от политических последствий. Живя за пределами округа Колумбия, будучи информированным и не ограниченным в том, что я могу говорить, американцем, я называю вещи своими именами. Наш огромный и постоянно увеличивающийся долг — это кризис, который уже стучится к нам в двери.

Я безусловно согласен с тем, что во время пандемии мы должны брать заимствования, чтобы не дать умереть экономике, пока страна ждет появления вакцины, причем больших количествах. Но мы не должны брать деньги в долг для поддержки транснациональных корпораций, для финансирования любимых проектов конгресса или для решения проблем хорошо обеспеченных людей со связями. Пандемия covid-19 привела нашу страну к экономическому кризису, а экономический кризис сейчас усиливает кризис долговой. В дополнение к нашему колоссальному долгу и ежегодному увеличению дефицита бюджета все крупные трастовые фонды наперегонки бегут к банкротству, накопив десятки триллионов долларов ничем не обеспеченных будущих обязательств по социальному страхованию и медицинской помощи престарелым. Конгресс знает об этом, но у него нет ни плана, ни средств для исправления ситуации.

Я не стану утомлять вас скучными рядами цифр и экономическими теориями, которые предназначены для того, чтобы отвлечь ваше внимание интересными и пикантными деталями, заслоняя главное. Вместо этого я изложу свою позицию, снабдив ее несколькими ключевыми цифрами и попросив вас придерживаться здравого смысла.

Мир знает, что брать деньги в долг стало для США болезненной зависимостью. Это ярко проявляется со времен администрации Рейгана и особенно в последние два десятилетия. Страна не в состоянии себя обеспечить, не увеличивая уровень долга. 30 сентября 2020 года, когда у американского правительства закончился финансовый год, ситуация была такова, что ВВП не увеличивался в течение целого года, а долг вырос на четыре с лишним триллиона долларов. На каждый доллар ВВП у нас сейчас 1 доллар и 27 центов долга. И в это самое время бюджетное управление конгресса прогнозирует значительное замедление роста ВВП в предстоящие 10 лет и быстрый рост бюджетного дефицита, который будет составлять более триллиона долларов ежегодно. Связанный с covid-19 пакет стимулов и прочие предлагаемые нам программы, скажем по борьбе с климатическими изменениями, по строительству инфраструктуры и так далее, потребуют новые триллионы долларов долга. Между тем многие и так называют наш долг непосильным, а некоторые высокопоставленные чиновники из администрации говорят, что это угроза нашей экономической и национальной безопасности. Президент Трамп, представляя в конгресс бюджетную заявку, сказал, что мы попали в долговой кризис.

Еще до пандемии американский долг находился на безответственно высоком, опасном уровне. Из-за пандемии пришлось пойти на дополнительные заимствования поистине эпических масштабов. Возможно, они составят свыше пяти триллионов долларов. Это еще больше ухудшило и без того отвратительную ситуацию с национальным долгом. Из-за бесхозяйственности и многочисленных неопределенностей света в конце тоннеля не видно. Почти все эти заимствования идут на текущее потребление, а не на расчетливые инвестиции, способные дать прибыль в будущем. А прибыль, предназначенная для роста ВВП, в это время уменьшается. Откровенно говоря, США просто вынуждены заимствовать в таких объемах, чтобы поддержать экономику.

Долг — это возбудитель, похожий на стимуляторы амфетаминового ряда. Он как наркотик. США попали в такую мощную долговую зависимость, что даже в течение трех лет перед пандемией, которые Трамп называл «экономическим чудом», общая сумма долга увеличилась на три с лишним триллиона долларов. Пандемия добавила еще несколько триллионов, и это не окончательная цифра.

Избранные политики и их экономисты, чьи заявления зачастую вводят в заблуждение, страдают неполноценностью или просто являются теоретическими измышлениями, пытаются игнорировать долг или убеждать американцев, что это норма. И это им удается. Очень многие, сами того не осознавая, относятся к нему все терпимее, хотя для сокращения безработицы, обеспечения роста на фондовом рынке и просто на повседневные нужды заимствовать приходится все больше и больше.

Пандемия привела к закрытию предприятий по всей стране, потребовала введения мер социального дистанцирования, создала неопределенность и почти полностью остановила американскую экономику. Во избежание полного экономического коллапса и для поддержания экономики правительству пришлось очень быстро взять в долг огромные суммы денег. Ни у одного из сегодняшних независимых заемщиков не было индивидуальной и коллективной возможности обеспечить наши огромные потребности в заимствованиях, кроме Федерального резерва. А он смог это сделать только посредством разработки новых финансовых инструментов и методов.

Примерно то же самое ФРС сделала после финансового кризиса 2007-2008 годов посредством насыщения экономики денежной массой. Но масштабы были гораздо меньше, да и скорость проведения этой операции была ниже, чем сейчас. В ответ на пандемию Федеральный резерв снова создал фонды, раздал долговых обязательств на триллионы долларов и обязался брать в долг практически в неограниченных количествах. При этом нет почти никакой надежды, что мы с этим долгами когда-нибудь рассчитаемся.

Когда традиционные независимые покупатели не могут или не хотят приобретать наши долговые обязательства, и ФРС становится последней надеждой, а потом не может продать или возместить этот долг, не причинив неисчислимый экономический ущерб, это значит, что мы попали в долговой кризис, признаем мы это или нет.

США находятся в долговом кризисе, у страны долговая передозировка, а у конгресса нет иного плана, кроме все новых заимствований. Он должен прекратить брать в долг и отказаться от безудержных трат. Иначе американский карточный домик рухнет, и это будет иметь самые серьезные политические и социальные последствия глобального масштаба. Здравый смысл подсказывает, что деревья до неба не растут. Когда-то говорили, что расплачиваться по долгам придется нашим внукам, и что это будет их проблема. Но это наша проблема, и это мы ее создали.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.