Эмбарго на европейскую продовольственную продукцию и политика Кремля дали толчок развитию местного производства, которое активно ведет модернизацию.

Разительное отличие от прошлого. Летом 2019 года делегация французских сельхозпроизводителей отправилась по приглашению консалтинговой компании в Москву для знакомства с российским сельским хозяйством. «Мы приехали посмотреть, под каким соусом нас подадут» — пошутил один из них перед поездкой на юг России. Тем не менее по возвращении несколько дней спустя его настроение было совершенно другим. «Нужно многое переосмыслить, — сказал он с мертвенно-бледным лицом. — Мы не сможем с ними конкурировать». За это время он успел познакомиться с новым российским агропромом, который так сильно изменился за последние несколько лет, что некогда бывшая чистым импортером страна превратилась в крупнейшего экспортера зерновых, обойдя в 2017 году украинских соседей. Пшеница, кукуруза, ячмень, гречка, свинина, птица и молочные продукты — российский агропром вступил в золотой век.

Но как это получилось у страны, чье сельское хозяйство прошло через разрушительную коллективизацию 1930-х годов, советскую разруху и хаос 1990-х годов? Поворотным моментом стал 2014 год. В ответ на принятые после аннексии Крыма финансовые и политические санкции ЕС и США Владимир Путин ввел жесткое эмбарго на импорт продовольственной продукции из Европы. Фрукты, овощи, молочные продукты, мясо, крупы — все это внезапно пропало с полок российских магазинов. Как бы то ни было, этот шаг был призван не только стать ударом по европейским сельхозпроизводителям, которые оказались лишенными значимого рынка — он придал импульс местному производству.

«С самого начала ответные санкции рассматривались как инструмент геополитической борьбы и шанс для российских производителей, — утверждает торговый представитель России во Франции Михаил Макаров. — Они должны были занять освободившееся место на рынке, что и произошло». Через год после эмбарго Россия могла на 87% сама обеспечить себя мясом. Производство свинины в стране увеличилось на 30% за пять лет.

Агропром переходит на новые технологии

Российское правительство не только одним махом избавилось от всей иностранной конкуренции, но и вкладывает колоссальные средства в развитие и модернизацию сельского хозяйства. Только в 2021 году оно заложило 77 миллиардов рублей в программу развития отрасли, которая предполагает льготные кредиты, налоговые займы и субсидии. Кроме того, она поддерживает экспорт нацеленными на логистику субсидиями.

Эффект этой помощи усиливается структурой российского сельскохозяйственного рынка, который выстраивается вокруг огромных предприятий с сотнями тысяч гектаров земли. «Этими холдингами эксплуатируется более 50% российских сельскохозяйственных земель, — отмечает Ольга Головкина, эксперт по российскому агропрому и коммерческий директор Дома французских предпринимателей. — У каждого из них от 100 000 до 600 000 гектаров. У тех из них, что специализируются на производстве молока, стада могут достигать 50 тысяч голов! Эта структура кардинально отличается от нашей, которая состоит из множества объединенных в кооперативы маленьких хозяйств».

После больших инвестиций в обновление парка техники и качественные семена эти агропромышленные холдинги теперь смотрят в сторону новых технологий. Автономные комбайны (прошлой осенью в России отметили работу первого такого «робота»), мониторинг полей и стад с дронов и спутников, все более активное применение подключенных к сети датчиков… Российская отрасль уделяет все больше внимания технике, чтобы продолжить активное развитие. Роль движущей силы здесь опять-таки принадлежит государству. Запущенная в 2019 году программа «Цифровое сельское хозяйство» поддерживает модернизацию сектора и финансирует до 50% стоимости этих технологий.

Работа французских предприятий

Как бы то ни было, «в 90% случаев речь идет об иностранных, европейских или американских технологиях», отмечает Ольга Головкина. Инновации подобного типа не затронуты эмбарго. Как, кстати, и иностранная сельхозпродукция, которая выпускается на территории страны. Именно в этих сферах сейчас разворачивают деятельность французские предприятия. Bonduelle производит фрукты и овощи на плодородной кубанской земле, на полках магазинов лежит местная продукция Danone и Lactalis, а Geosys добилась немалых успехов с технологиями спутникового наблюдения за посевами.

«В России всегда рады опыту иностранных сельскохозяйственных экспертов, — говорит Ирина Паризо, глава франко-российского делового клуба „Новые горизонты". — Благодаря созданию производств на местах, передаче технологий и подготовке российских специалистов некоторым французским предприятиям удается заработать на этом быстрорастущем рынке». Остальным же приходится иметь дело с опасным конкурентом, чей подъем, видимо, только начинается.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.