Гордость русских националистов была серьезно уязвлена, когда распался Советский Союз. Россия без коммунизма не просто стала похожа на своего врага в лице Запада. Эта страна, перейдя к капиталистической системе, попала в зависимость от западной финансовой архитектуры. Visa и Mastercard установили комфортную дуополию на рынке банковских карт. А бельгийская сеть межбанковских сообщений и платежей Swift начала заниматься не только трансграничными, но и внутренними операциями.

И только после аннексии Крыма в 2014 году в этом бесправии русские увидели серьезную уязвимость. Америка и Европа ввели санкции, чтобы наказать плохо себя ведущие российские банки и окружение Владимира Путина. Visa и Mastercard на непродолжительное время заблокировали карты, выданные в Крыму или внесенные в черный список банками. Американские сенаторы и Европарламент потребовали отключить Россию от системы Swift (хотя она не отключена до сих пор). Последовавший после этого экономический кризис «дал толчок инновациям и планированию на случай непредвиденных ситуаций», говорит Том Китинг (Tom Keating) из Королевского института оборонных исследований. Центробанк сейчас регулярно публикует сообщения о своей стратегии «платежного суверенитета».

Главной составляющей этого плана является создание российского конкурента компаниям Visa и Mastercard. Центробанк запустил собственную национальную систему платежных карт (НСПК) под названием «Мир». Законодатели приняли закон, по сути дела, заставляющий Visa и Mastercard обрабатывать свои платежи через клиринговый центр, принадлежащий российской платежной системе. В 2019 году НСПК заработала 11,9 миллиарда рублей (160 миллионов долларов), что составляет три четверти ее доходов, на комиссионных по клиринговым расчетам, производимым по иностранным картам. Эти средства позволили понизить комиссионную ставку «Мира» до 0,8%, что намного ниже стандартной межбанковской комиссии в России, составляющей 1,2-2%.

Пенсионеры и госслужащие обязаны получать свои доходы на карту «Мир». Компании должны принимать с нее платежи. С момента запуска системы «Мир» прошло семь лет, и сегодня на ее долю приходится 30% всех карт, выпущенных в России (а также 24% от общей стоимости всех операций). В прошлом месяце в пользовании находилось около 100 миллионов карт. 20 июля система «Мир» объявила, что подключилась к Apple Pay. Это очень важно с учетом того, что на мобильные телефоны приходится 60% бесконтактных платежей в России.

Но «Миру» нужно больше. Система бомбардирует россиян обещаниями об особом отношении в случае смены карт. Поездка в санкт-петербургском метро обойдется примерно вдвое дешевле, если пассажир решит оплатить ее картой «Мир». По схеме кэшбэк предлагается 20-процентная скидка на любые турпоездки по России, если они будут заказаны и оплачены картой «Мир». 17 августа российский ответ Amazon компания Wildberries начала дополнительно взимать с владельцев Visa и Mastercard по 2%.

Но за пределами России «Мир» не в силах реализовать свои большие амбиции. Большинство зарубежных банков не принимает эти карты (исключение составляет Турция, являющаяся самым популярным местом отдыха среди российских туристов). Проблему не решили и попытки создать такую версию карты, которая совмещена с брендом Maestro компании Mastercard, чтобы «Мир» принимали шире. Аналогичные проблемы в большом количестве возникают с другим детищем Центробанка и аналогом Swift СПФС (Система передачи финансовых сообщений Банка России). Через нее проходит в пять раз меньше внутренних операций, чем через Swift. К ней подключились всего 12 зарубежных банков, включая белорусские и казахстанские (у Swift во всем мире их 11 000). Поэтому СПФС практически бесполезна при осуществлении международных транзакций. Расходы по внедрению СПФС банки оплачивают сами, и у них нет стимулов внедрять ее, пока работает Swift.

Тем не менее, в стране польза от обеих систем есть. Эти системы уменьшают риск хаоса, если Россия лишится доступа к западным инструментам. «Мир» также защищает банки и бизнесменов, против которых направлены санкции. Возьмем банк «Россия», который бывший архитектор санкций из американского правительства Брайан О'Тул (Brian O'Toole) называет «важнейшим звеном в российской системе протекционизма». Этот банк в 2014 году отключили от западной финансовой системы, в том числе, от Visa и Mastercard. Но «Мир» помогает банку выживать и работать.

Обозреватели утверждают, что Америка может оказаться в трудном положении со своими черными списками. Чрезмерное применение санкций как инструмента внешней политики может вынудить наказанных создать параллельную финансовую систему, а это подорвет не только санкции, но и власть Запада. Российские инновации с платежами определенно подтверждают их слова. Но глобальная мощь западной финансовой архитектуры остается неодолимой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.